рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Крым - не Судеты. Украинцы - не чехи. Марина Цветаева.

Сейчас многие сравнивают Крымский кризис с судетским. Но пока это не совсем корректное сравнение. Крым - не Судеты. Украинцы - не чехи. Марина Цветаева в цмкле "Стихи к Чехии" пишет: "В Судетах, ни лесной чешской границе, офицер с 20-тью солдатами, оставив солдат в лесу, вышел на дорогу и стал стрелять в подходящих немцев. Конец его неизвестен". У украинцев пока не нашлось даже одного такого офицера. А так все похоже, да: "Триста лет неволи, Двадцать лет свободы".

Стихи к Чехии
Марина Цветаева


СЕНТЯБРЬ

1

Полон и просторен
Край. Одно лишь горе:
Нет у чехов — моря.
Стало чехам — море

Слёз: не надо соли!
Запаслись на годы!
Триста лет неволи,
Двадцать лет свободы.

Не бездельной, птичьей -
Божьей, человечьей.
Двадцать лет величья,
Двадцать лет наречий

Всех — на мирном поле
Одного народа.

Триста лет неволи,
Двадцать лет свободы -

Всем. Огня и дома -
Всем. Игры, науки -
Всем. Труда — любому -
Лишь бы были руки.

Нá поле и в школе -
Глянь — какие всходы!
Триста лет неволи,
Двадцать лет свободы.

Подтвердите ж, гости
Чешские, все вместе:
Сеялось — всей горстью,
Строилось — всей честью.

Два десятилетья
(Да и то не целых!)
Как нигде на свете
Думалось и пелось.

Посерев от боли,
Стонут Влтавы воды:
- Триста лет неволи,
Двадцать лет свободы.

На орлиных скалах
Как орел рассевшись -
Чту с тобою сталось,
Край мой, рай мой чешский?

Горы — откололи,
Оттянули — воды…
…Триста лет неволи,
Двадцать лет свободы.

В селах — счастье ткалось
Красным, синим, пестрым.
Что с тобою сталось,
Чешский лев двухвостый?

Лисы побороли
Леса воеводу!
Триста лет неволи,
Двадцать лет свободы!

Слушай каждым древом,
Лес, и слушай, Влтава!
Лев рифмует с гневом,
Ну, а Влтава — слава.

Лишь на час — не боле -
Вся твоя невзгода!
Через ночь неволи
Белый день свободы!

12 ноября 1938

2

Горы — турам поприще!
Черные леса,
Долы в воды смотрятся,
Горы — в небеса.

Край всего свободнее
И щедрей всего.
Эти горы — родина
Сына моего.

Долы — ланям пастбище,
Не смутить зверья -
Хата крышей збстится,
А в лесу — ружья -

Сколько бы ни пройдено
Верст — ни одного.
Эти долы — родина
Сына моего.

Там растила сына я,
И текли — вода?
Дни? или гусиные
Белые стада?

…Празднует смородина
Лета рождество.
Эти хаты — родина
Сына моего.

Было то рождение
В мир — рожденьем в рай.
Бог, создав Богемию,
Молвил: «Славный край!

Все дары природные,
Все — до одного!
Пощедрее родины
Сына — Моего!»

Чешское подземие:
Брак ручьев и руд!
Бог, создав Богемию,
Молвил: «Добрый труд!»

Всё было — безродного
Лишь ни одного
Не было на родине
Сына моего.

Прукляты — кто заняли
Тот смиренный рай
С зайцами и с ланями,
С перьями фазаньими…

Трйкляты — кто продали,
Ввек не прощены! -
Вековую родину
Всех, — кто без страны!

Край мой, край мой, проданный
Весь живьем, с зверьем,
С чудо-огородами,
С горными породами,

С целыми народами,
В поле, без жилья,
Стонущими:
- Родина!
Родина моя!

Богова! Богемия!
Не лежи, как пласт!
Бог давал обеими -
И опять подаст!

В клятве — руку подняли
Все твои сыны -
Умереть за родину
Всех — кто без страны!

Между 12 и 19 ноября 1938

3

Есть на карте — место:
Взглянешь — кровь в лицо!
Бьется в мyке крестной
Каждое сельцо.

Поделил — секирой
Пограничный шест.
Есть на теле мира
Язва: всё проест!

От крыльца — до статных
Гор — до орльих гнезд -
В тысячи квадратных
Невозвратных верст -

Язва.
Лег на отдых -
Чех: живым зарыт.
Есть в груди народов
Рана: наш убит!

Только край тот назван
Братский — дождь из глаз!

Жир, аферу празднуй!
Славно удалась.

Жир, Иуду — чествуй!
Мы ж — в ком сердце — есть:
Есть на карте место
Пусто: наша честь.

19 — 22 ноября 1938

4. ОДИН ОФИЦЕР

В Судетах, ни лесной чешской
границе, офицер с 20-тью солда-
тами, оставив солдат в лесу, вы-
шел на дорогу и стал стрелять
в подходящих немцев. Конец его
неизвестен.

(Из сентябрьских газет 1938 г.)

Чешский лесок -
Самый лесной.
Год — девятьсот
Тридцать восьмой.

День и месяц? — вершины, эхом:
- День, как немцы входили к чехам!

Лес — красноват,
День — сине-сер.
Двадцать солдат,
Один офицер.

Крутолобый и круглолицый
Офицер стережет границу.

Лес мой, кругом,
Куст мой, кругом,
Дом мой, кругом,
Мой — этот дом.

Леса не сдам,
Дома не сдам,
Края не сдам,
Пяди не сдам!

Лиственный мрак.
Сердца испуг:
Прусский ли шаг?
Сердца ли стук?

Лес мой, прощай!
Век мой, прощай!
Край мой, прощай!
Мой — этот край!

Пусть целый край
К вражьим ногам!
Я — под ногой -
Камня не сдам!

Топот сапог.
- Немцы! — листок.
Грохот желйз.
- Немцы! — весь лес.

- Немцы! — раскат
Гор и пещер.
Бросил солдат
Один — офицер.

Из лесочку — живым манером
На громаду — да с револьвером!

Выстрела треск.
Треснул — весь лес!
Лес: рукоплйск!
Весь — рукоплйск!

Пока пулями в немца хлещет -
Целый лес ему рукоплещет!

Кленом, сосной,
Хвоей, листвой,
Всею сплошной
Чащей лесной -

Понесена
Добрая весть,

Что — спасена
Чешская честь!

Значит — страна
Так не сдана,
Значит — война
Всё же — была!

- Край мой, виват!
- Выкуси, герр!
…Двадцать солдат.
Один офицер.

Октябрь 1938 — 17 апреля 1939

<5>. РОДИНА РАДИЯ

Можно ль, чтоб вйка
Бич слепоок
Родину света
Взял под сапог?

Взглянь на те горы!
В этих горах -
Лучшее найдено:
Родина — радия.

Странник, всем взором
Глаз и души
Взглянь на те горы!
В сердце впиши
Каждую впадину:
Родина — радия…

<1939 — 1939>

МАРТ

1. (КОЛЫБЕЛЬНАЯ)

В оны дни певала дрема
По всем селам-деревням:
- Спи, младенец! Не то злому
Псу-татарину отдам!

Ночью черной, ночью лунной -
По Тюрингии холмам:
- Спи, германец! Не то гунну
Кривоногому отдам!

Днесь — по всей стране богемской
Да по всем ее углам:
- Спи, богемец! Не то немцу,
Пану Гитлеру отдам!

28 марта 1939

2. ПЕПЕЛИЩЕ

Налетевший на град Вацлáва -
Так пожар пожирает трбву…

Поигравший с богемской гранью! -
Так зола засыпает зданья,

Так метель заметает вехи…
От Эдема — скажите, чехи! -

Что осталося? — Пепелище.
- Так Чума веселит кладбище!

* * *

Налетевший на град Вацлбва
- Так пожар пожирает трбву -

Обьявивший — последний срок нам:
Так вода подступает к окнам.

Так зола засыпает зданья…
Над мостами и площадями

Плачет, плачет двухвостый львище…
- Так Чума веселит кладбище!

* * *

Налетевший на град Вацлбва
- Так пожар пожирает трбву -

Задушивший без содроганья -
Так зола засыпает зданья:

- Отзовитесь, живые души!
Стала Прага — Помпеи глуше:

Шага, звука — напрасно ищем…
- Так Чума веселит кладбище!

29 — 30 марта 1939

3. БАРАБАН

По богемским городам
Что бормочет барабан?
- Сдан — сдан — сдан
Край — без славы, край — без бою.
Лбы — под серою золою
Дум — дум — дум…
- Бум!
Бум!
Бум!

По богемским городам -
Или то не барабан
(Горы ропщут? Камни шепчут?)
А в сердцах смиренных чешских -
Гне — ва
Гром:
- Где
Мой
Дом?

По усопшим городам
Возвещает барабан:
- Вран! Вран! Вран
Завелся в Градчанском замке!
В ледяном окне — как в рамке
(Бум! бум! бум!)
Гунн!
Гунн!
Гунн!

30 марта 1939

4. ГЕРМАНИИ

О, дева всех румянее
Среди зеленых гор -
Германия!
Германия!
Германия!
Позор!

Полкарты прикарманила,
Астральная душа!
Встарь — сказками туманила,
Днесь — танками пошла.

Пред чешскою крестьянкою -
Не опускаешь вежд,
Прокатываясь танками
По ржи ее надежд?

Пред горестью безмерною
Сей маленькой страны,
Что чувствуете, Германы:
Германии сыны??

О мания! О мумия
Величия!
Сгоришь,
Германия!
Безумие,
Безумие
Творишь!

С объятьями удавьими
Расправится силач!
За здравие, Моравия!
Словакия, словачь!

В хрустальное подземие
Уйдя — готовь удар:
Богемия!
Богемия!
Богемия!
Наздар!

9 — 10 апреля 1939

5. МАРТ

Атлас — что колода карт:
В лоск перетасован!
Поздравляет — каждый март:
- С краем, с паем с новым!

Тяжек мартовский оброк:
Зймли — цепи горны -
Ну и карточный игрок!
Ну и стол игорный!

Полны руки козырей:
В ордена одетых
Безголовых королей,
Продувных — валетов.

- Мне и кости, мне и жир!
Так играют — тигры!
Будет помнить целый мир
Мартовские игры.

В свои козыри — игра
С картой европейской.
(Чтоб Градчанская гора -
Да скалой Тарпейской!)

Злое дело не нашло
Пули: дули пражской.
Прага — что! и Вена — что!
На Москву — отважься!

Отольются — чешский дождь,
Пражская обида.
- Вспомни, вспомни, вспомни, вождь, -
Мартовские Иды!

22 апреля 1939

6. ВЗЯЛИ…

Чехи подходили к немцам и плевали.

(См. мартовские газеты 1939 г.)

Брали — скоро и брали — щедро:
Взяли горы и взяли недра,
Взяли уголь и взяли сталь,
И свинец у нас, и хрусталь.

Взяли сахар и взяли клевер,
Взяли Запад и взяли Север,
Взяли улей и взяли стог,
Взяли Юг у нас и Восток.

Вары — взяли и Татры — взяли,
Взяли близи и взяли дали,
Но — больнее, чем рай земной! -
Битву взяли — за край родной.

Взяли пули и взяли ружья,
Взяли руды и взяли дружбы…
Но покамест во рту слюна -
Вся страна вооружена!

9 мая 1939

7. ЛЕС

Видел, как рубят? Руб -
Рубом! — за дубом — дуб.
Только убит — воскрес!
Не погибает — лес.

Так же, как мертвый лес
Зелен — минуту чрез! -
(Мох — что зеленый мех!)
Не погибает — чех.

9 мая 1939

8

О слезы на глазах!
Плач гнева и любви!
О Чехия в слезах!
Испания в крови!

О черная гора,
Затмившая — весь свет!
Пора — пора — пора
Творцу вернуть билет.

Отказываюсь — быть.
В Бедламе нелюдей
Отказываюсь — жить.
С волками площадей

Отказываюсь — выть.
С акулами равнин
Отказываюсь плыть -
Вниз — по теченью спин.

Не надо мне ни дыр
Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир
Ответ один — отказ.

15 марта — 11 мая 1939

9

Не бесы — за иноком,
Не горе — за гением,
Не горной лавины ком,
Не вал наводнения, -

Не красный пожар лесной,
Не заяц — по зарослям,
Не ветлы — под бурею, -
За фюрером — фурии!

15 мая 1939

10. НАРОД

Его и пуля не берет,
И песня не берет!
Так и стою, раскрывши рот:
- Народ! Какой народ!

Народ — такой, что и поэт -
Глашатай всех широт, -
Что и поэт, раскрывши рот,
Стоит — такой народ!

Когда ни сила не берет,
Ни дара благодать, -
Измором взять такой народ?
Гранит — измором взять!

(Сидит — и камешек гранит,
И грамотку хранит…
В твоей груди зарыт — горит! -
Гранат, творит — магнит.)

…Что радий из своей груди
Достал и подал: вот!
Живым — Европы посреди -
Зарыть такой народ?

Бог! Если ты и сам — такой,
Народ моей любви
Не со святыми упокой -
С живыми оживи!

20 мая 1939

11

Не умрешь, народ!
Бог тебя хранит!
Сердцем дал — гранат,
Грудью дал-гранит.

Процветай, народ, -
Твердый, как скрижаль,
Жаркий, как гранат,
Чистый, как хрусталь.

Париж, 21 мая 1939

<12>

Молчи, богемец! Всему конец!
Живите, другие страны!
По лестнице из живых сердец
Германец входит в Градчаны.
<Этой басне не верит сам:
- По ступеням как по головам.>
- Конным гунном в Господень храм! -
По ступеням, как по черепам…

<1939>

<13>

Но больнее всего, о, памятней
И граната и хрусталя -
Bceгo более сердце ранят мне
Эти — маленькие! — поля

Те дороги — с большими сливами
И большими шагами — вдоль
Слив и нив…

<1939>


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments