рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Новая эпоха – это новая война.

Дмитро Корчинский раскрыл карты украинских националистов в интервью

Заголовок в газете: «Груз на ногах революции»
Объявленный в розыск как зачинщик беспорядков в Киеве, он теперь свободно митингует в городе

Дмитро Корчинский – знаковая фигура эпохи распада СССР и локальных войн в бывших советских республиках. В начале 90-х он возглавил военизированное крыло радикальной украинской националистической организации УНА-УНСО. Воевал в Приднестровье – против Кишинева, в Абхазии – на стороне Грузии и в Чечне – против федеральных войск.

В декабре был объявлен в международный розыск в связи с причастностью к беспорядкам в Киеве 1 декабря. Бежал из страны. Был задержан в Израиле, однако вскоре отпущен.

Возглавляет партию «Братство». Обозреватель «МК» нашел Корчинского под стенами Лукьяновского СИЗО в Киеве, где он выступал на митинге единомышленников.

дмитро корчинский украина майдан правый сектор национализм
фото: РИА Новости

- Против чего протестуют собравшиеся здесь люди?

До сих пор в тюрьмах, на зонах и в СИЗО остаются 23 политзаключенных. Это люди, которые попали в тюрьму еще до активной фазы последних событий. Уже второй день мы проводим акцию с требованием их немедленного освобождения.

- Вижу, что вы уже не скрываетесь. Вас уже не обвиняют в том, что вы спровоцировали побоище на Банковой 1 декабря?

- Обвиняют. До сих пор существует судебное постановление о моем аресте. Я не попал под тамнистию. Формально меня могут арестовать в любой момент.

- А вы на самом деле там что-то провоцировали?

- Да нет, конечно. Тогда очень много людей было на улице, и была реальная возможность решить все быстро, за один день. То есть взять Администрацию президента, кабинет министров, Верховный Совет и без всех последующих жертв и страданий решить вопрос со сменой власти. К сожалению, тогда оппозиция ударила в спину, как она неоднократно била в спину повстанцам и в дальнейшем. Тогда они с перепугу объявили меня провокатором и организатором этих событий. Я воспринимаю это как комплимент, хотя и не совсем заслуженный. Потому что на самом деле мы видим по этим событиям, что этими людьми нельзя руководить. Повстанцами руководить нельзя. Это революционная стихия и спонтанная самоорганизация. Наладить логистику восстания невозможно. Как видите, сразу в необходимых количествах появились шины, напалм и все прочее. Все это действительно делалось спонтанно. Такие вещи невозможно организовать.

- С трудом в это верится.

- Я в этой области специалист, так как давно в этих движениях и наблюдал многие региональные конфликты. Я везде вижу одно и то же: когда начинает работать дух народа, происходят чудеса. Это невозможно объяснить.

- Были ли на Банковой провокаторы, «титушки»?

- Абсолютно нет. Это была просто возмущенная публика, которая решила штурмануть Администрацию президента. И это вполне удалось бы, но помешала легальная оппозиция. Они встали между ментами и повстанцами и смогли убедить большинство людей отойти с Банковой. А тогда просто массой можно было всех задавить, абсолютно мирно. Самое лучшее, что могут сделать повстанцы в начале восстания – это перестрелять легальную оппозицию.

- То есть нынешнюю революцию сделала не легальная оппозиция?

- Нет. Она постоянно била в спину революции. Революцию сделали повстанцы, большинство из которых даже не были объединены в устойчивые организации.

- Что такое «Правый сектор?»

- Это несколько организаций и просто отдельных активистов, очень симпатичные ребята. Это совсем небольшие группы. И это правильно. Потому что для подпольной работы, как и для восстания, не нужна одна организация. Нужны 10 тысяч организаций. Сейчас время не революционных организаций, а революционных сообществ. Не нужна централизация. Вожди только мешают.

- Почему вы расстались с УНА-УНСО?

- Новая эпоха – это новая война. Каждая новая война требует новой армии. Время УНА-УНСО прошло в середине 90-х годов. Не стоит зацикливаться на аббревиатурах. Мы видим, что сейчас всю работу сделали неорганизованные люди. Это стихия. И это настоящее чудо.

- Вы знакомы с руководителями «Правого сектора»?

- «Правым сектором» нельзя руководить. Это несколько организаций, которые сами собой руководят («Патриот Украины», УНА-УНСО, «Белый молот» и другие). Думаете, на чеченской войне Дудаев чем-то руководил? Он просто работал флагом. Никаких оперативных указаний он не давал, об этом свидетельствуют его радиоперехваты.

- Вы знакомы с Дмитрием Ярошем?

- Знаком. Очень симпатичный человек.

- Какие у него цели?

- Национальная революция. Он националист.

- Можно ли идеологию правого сектора назвать национал-социалистической?

- В правом секторе есть организации, которые исповедуют, как им кажется, национал-социалистическую идеологию. Есть те, которые ее не исповедуют. Ярош, насколько я знаю, не исповедует. Его идеология – это классический украинский национализм образца 40-х годов прошлого века.

- Бандера, ОУН-УПА?

- Ну да, конечно.

- То есть можно сказать, что он исповедует идеалы Бандеры и УПА?

- Все нормальные украинцы исповедуют идеалы Бандеры и УПА. Бандера и мой герой. И хотя сейчас другое время, Бандера и герои УПА всегда с нами.

- Можно ли сказать, что Бандера был и героем Майдана?

- Думаю, что это так для 99% участников Майдана.

- Тогда почему они обижаются, когда журналисты их называют бандеровцами?

- Я не знаю.

- Была какая-то подготовка к нынешнему восстанию?

- Мы всю свою жизнь к этому готовились. «Братство» всегда бунтовало. «Тризуб имени Степана Бандеры» всегда пытался подорвать какой-то памятник. Проводились какие-то школы. Но само восстание было спонтанным. Так сложились обстоятельства.

- Складывается впечатление, что они хорошо подготовлены. С холодным оружием они обращались профессионально, в уличных боях действовали грамотно. Раздай им огнестрельное оружие (оно в последние дни и появилось) – и можно сразу в настоящий бой. Все же была подготовка?

- Главное – это мотивация, а не подготовка. Какой-то элементарной тактике можно человека научить за один день. Во всех этих ситуациях работают только простые навыки, которым можно научить быстро.

- Существовали ли лагеря по подготовке?

- Да, конечно. Все постоянно проходили эти лагеря. Но в этих лагерях основное было – это психологическая и идеологическая накрутка, а не технические навыки. Потому что повстанцу сложных технических навыков не нужно. Его нужно мотивировать.

- Что произошло на завершающем этапе революции? Кто атаковал?

- Атаковали менты, но неудачно. Когда они нарвались на вооруженное сопротивление, то у них сразу упал моральный дух. А ответные убийства повстанцев не подорвали моральный дух восставших. Поэтому победила революция.

- Получается, что убитые повстанцы подорвали моральный дух власти?

- Можно и так сказать.

- Несут ли лидеры оппозиции ответственность за пролитую во время революции кровь?

- Не было там никаких лидеров. Те персоны, которые стояли на трибуне – это не лидеры, а груз на ногах революции.

- На ком лежит ответственность за кровь?

- На Януковиче. Потому что он вместо того, чтобы сразу сдаться, решил сопротивляться. Это было неконструктивно.

- Люди на Майдане вышли за евроинтеграцию?

- Нет. Просто всем надоел беспредел, надоело отсутствие свободы. Украинцы – это нация повстанцев и разбойников. Мы все в душе махновцы. Мы хорошо себя чувствуем только в ситуации восстания.

материал: Марина Перевозкина
газетная рубрика: СЕГО ДНЯ
теги: дмитро корчинский, украина, майдан, правый сектор, национализмМосковский Комсомолец № 26463 от 25 февраля 2014 г.,




Tags: Корчинский, Революция, Украина Майдан, Украинцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments