рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Русский характер и коммуникативное поведение в восприятии финнов. Н.Турунен

Из того же сборника (Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. С. 25-37.)

Студенты получили задание назвать и показать на примерах черты характера, которые, по их мнению, наиболее свойственны русским. Помимо этого, каждый студент получил задание взять тематическое интервью у 2-3 финнов, не говорящих по-русски, и у 1-2 проживающих в Финляндии носителей русского языка. Один из учащихся получил задание найти среди материалов современной финской прессы (за полугодовой период) статьи и сообщения, рассказывающие о событиях в России.

Представления финских студентов-русистов о русских были проанализированы на основании подготовленных ими письменных ответов, сделанных на основании личного опыта общения с русскими, полученного во время языковой практики в России.

Приведем наиболее интересные результаты исследования. Какими же представляются русские финнам, побывавшим в России?

По мнению финских студентов, русские веселые и умеют наслаждаться жизнью:

“Веселы, даже если дела идут плохо. По-моему эта черта характера часто отсутствует у финнов”.

“Не понимаю, как люди могут быть веселы и приятны в общении, хотя общая ситуация так тяжела и будущее ничего хорошего не сулит. Финны бы не смогли этого выдержать, мы ведь жалуемся уже по пустякам”.

“По-моему, русские умеют радоваться маленьким удачам. Они любят хорошую еду, напитки и приятное общество. Во время языковой практики я заметила, что русские считают важным дни рождения: к ним готовились тщательно, готовили вкусную еду и заботились о том, чтобы ничто не помешало празднеству. На дне рождения всем хотелось повеселиться и расслабиться”.

Русским присуща эмоциональность и открытое проявление чувств:

“Часто в России можно заметить, что к делам не относятся рассудочно, а эмоционально. Личные симпатии и антипатии решают и в таких вопросах, к каким финн не привык относиться подобным образом”.

“Русские выражают свои чувства очень открыто, и умеют как сами реагировать на проявление сочувствия по отношению к себе, так и оказывать его другим. Я нигде не встречала людей, которые бы так прямо высказывали свои мысли, как в России”.

Русские, по мнению студентов, беспечны, до наивности оптимистично относятся к будущему и часто суеверны:

“По-моему, к одной из доминирующих черт русского характера относится беспечность, надежда ‘на авось’. Отношение русских к разным неприятностям довольно гибкое. Они не так сильно реагируют на трудности как, например, финны – ведь для финнов даже отход от привычного расписания может стать большим потрясением. Русские могут реагировать на неприятности даже очень сильно, но не держат их в голове долго, а умеют относиться к ним по принципу “завтра все, наверное, изменится к лучшему”. Эта черта характера проявляется, например, в отношении к деньгам: русские могут нерационально тратить деньги, хотя их едва хватает на самое необходимое”.

“Многие русские верят в приметы. Они рассказывают о своих снах и верят, что приметы влияют на их жизнь. Так, нельзя перешагивать через ползающего по полу ребенка, потому что он перестанет расти. Нельзя дарить ножи, но если от получателя подарка получить небольшие деньги, то эта примета прекращает свое действие”.

Русские грубы и безразличны к незнакомым, но приветливы к друзьям:

“Люди могут быть грубы, например, в магазинах или на улице, в метро или автобусе, но когда с ними познакомишься, то легко подружишься: тебя будут останавливать на улице и расспрашивать о делах и семье, обнимать, знакомить с другими, приглашать в гости и принимать ‘как родную’”.

Русские ценят родственные связи:

“Отношение русских к родным – это особое явление. Тещи и свекрови, тести и свекры, сестры и крестники – обо всех заботятся и со всеми поддерживают отношения, думают о будущем своих близких, размышляют над настоящим и с добрыми намерениями вмешиваются в дела друг друга. Родственные связи, по-моему, значат намного больше для русских, чем для финнов, у которых в семью включается отец, мать, дети, бабушки и дедушки, но не входят, например, двоюродные братья и сестры как близкие родные”.

Русских нашли внимательными и приходящими на помощь, однако интерес к представителю иной культуры можно объяснить и любопытством:

“Люди, с которыми я подружилась, приходили на помощь и были внимательны. Они показывали нам дорогу в первые дни пребывания в городе и помогали приспособиться к новым условиям. Я заметила, что они были очень заинтересованы во мне и хотели знать, какая жизнь в Финляндии, что я делаю, где живу и т.д.”

По наблюдениям практикантов, русские гостеприимнее, чем финны:

“Русское гостеприимство и щедрость, на мой взгляд, даже нельзя сравнить с финским. Когда я приехала в Россию, у меня с собой был только один чемодан, а когда я уезжала оттуда – два огромных чемодана и много пластиковых пакетов с кабачками, салатом, вареньем, а также коврики, кассеты и наверняка килограммов на 20 книг и других сувениров. Иногда я даже себя неудобно чувствовала, когда принимала эти подарки, но несмотря на мои протесты, мне приходилось все брать, так как это ‘наш русский обычай’”.

Обратила на себя внимание подчеркнутая женственность в одежде:

“Летний Петербург может неоднократно причинить финскому парню вывих шеи. Обычно все женщины и подростки ходят в узеньких и коротеньких юбочках и шортах. Как правило, все женщины стройны и длинноноги на своих высоких каблуках. Иностранная студентка чувствует себя бесполой Золушкой в своем спортивном костюме. Мое первое впечатление было, что все петербургские женщины готовы продаться за деньги, но когда я увидела матерей, несущих сумки с едой и ведущих детишек, я поняла, что это просто такой стиль одеваться – женственно и соблазнительно”.

Финские учащиеся нашли русских неорганизованными:

“На мой взгляд, русские неорганизованные. Много раз я замечала, что у них отсутствует способность думать целесообразно. Во время языковой практики я заметила, что, например, в квартире, где я жила, все всегда в ужасном беспорядке. Когда что-то было кому-то нужно, то это начинали искать в последнюю минуту и не могли найти. Такую же неорганизованность можно там часто наблюдать в быту. Дела не решаются целесообразно, а все накапливается”.

“Широта натуры и беспечность видны также в отношении к чистоте в квартирах и вообще к чистоплотности. Из-за отсутствия строительных материалов дома в России нуждаются в ремонте, но ведь чистоту можно поддерживать. Многие финны считают, что карелы более чистоплотны, чем русские. Если сравнить несколько домов и окружающих их дворов, где я побывала, то я сама заметила это, хотя, конечно, многое зависит от характера и отношения конкретных хозяев. Я наблюдала как нечистоплотность людей, так и помещений. Летом проблему с чистотой усугубляло, конечно, отсутствие горячей воды во всем городе”.

Русские непунктуальны и нерационально используют рабочее время:

“Некоторые русские очень пунктуальны и никогда не опаздывают. Другие же могут забыть, какой сегодня день недели. На каждом рабочем месте установлены часы работы и график рабочих смен. Но может оказаться, что тот, кто по графику должен работать, вообще не появится или придет в вечернюю смену вместо утренней…”

Как явно негативное качество, финские студенты отметили в русских леность:

“Я не имею в виду то, что часто называют ‘русской ленью’, а определенное безразличие у русских к материальным ценностям. Если ручка двери оторвалась, то и пусть, если лифт не работает, то и пусть, если кран течет, то и пусть себе течет. Дело не в том, что исправление неполадок требовало бы невероятных усилий, а в том, что это является для русских второстепенным. Особенно все, что находится в совместном пользовании, может спокойно приходить в упадок. Если терпение людей иссякает и вопрос становится для них важным, то тогда не жалеют ни времени, ни усилий, чтобы исправить положение”.

“Большинство молодых ставит бизнес превыше всего, так как с его помощью надеются сколотить огромные богатства, не прилагая к этому никаких усилий. Каждый мечтает о западной машине последней модели, собственном доме и даче. Все это должно появиться само собой, как по мановению волшебной палочки. Никто не хочет работать честно. Даже богатая русская культура теряет свое значение…”

Студенты, у которых был контакт с русскими в сфере бизнеса, считали общение с русскими проблематичным и объясняли этот факт тем, что в России еще не разрешены этические проблемы лояльности и дисциплины в бизнесе. По мнению многих, русские необъективны по отношению к людям:

“Обычно закон одинаков для всех, а параграфы трактуются в зависимости от ситуации. В России обо всем можно договориться: чьей-то жене нужна новая шапка, в машине нужно заменить масляный фильтр или у внучки день рождения… Милиция совершенно произвольно может назначить вам штраф: сегодня это две банки пива, завтра внушительная сумма денег…”

Кроме анализа русского характера и менталитета, студентам предлагалось описать черты русского коммуникативного поведения, которые привлекли их внимание.

Финские студенты подчеркивают, что общение в сфере обслуживания в России у них вызывает шок. Продавцы и кассиры не улыбаются и кажется, не хотят обслуживать покупателей. В чем же здесь дело? Конечно, легче всего сказать, что в России был коммунистический режим, в период которого критерии обслуживания резко отличались от критериев, существующих в других странах, поэтому от русских в этой сфере не следует ожидать широкой американской улыбки. Но только ли в этом дело? Не закрепит ли такое объяснение бытующий негативный стереотип о русских как о невежливых и невоспитанных людях? А как же то, что русские такие теплые и милые люди в кругу родных и друзей? Попробуем разобраться в этой ситуации.

Во-первых, у русских, действительно, не принято улыбаться незнакомым людям. Улыбка отнюдь не атрибут вежливого общения, не показатель расположения к собеседнику, желания установить с ним контакт. Это дополнительный внешний элемент в общении, который не всегда бывает уместен и необходим. Русские не улыбаются при исполнении служебных обязанностей, т.к. в сознании русских улыбка не совместима с серьезной работой и даже может произвести негативное впечатление в некоторых ситуациях делового общения (например, деловой разговор) [см. Стернин 1992: 54-57]. Улыбается как дурак; смех без причины – признак дурачины – довольно распространенные русские выражения. Улыбка требует особого момента и времени, отдельного случая, это отражение внутреннего состояния человека. Искренняя, доброжелательная улыбка показывает личное расположение к знакомому собеседнику, а не просто выступает как дань вежливости. Улыбка из вежливости характеризуется как неестественная, искусственная, ‘дежурная’, даже лицемерная. Она не одобряется, может даже осуждаться, потому что не отражает истинные чувства.

Как же реализуется категория вежливости в общении русских? Прежде всего с помощью вербальных средств, определенных языковых формул вежливости, сопровождаемых соответствующей интонацией, которая, безусловно, играет огромную роль в коммуникации. Интонация является базовым фактором в установлении тональности общения в устной речи. По сравнению с русским, в финском языке интонационный рисунок другой, менее разнообразный и более монотонный. Это приводит к недопониманию и недооценке учащимися значения интонации, а, следовательно, может привести и к коммуникативной неудаче. Вежливая улыбка финна вызывает удивление у русского продавца, т.к. не ассоциируется с одним из способов выражения вежливости и с трудом поддается интерпретации. Конечно, сегодня в России ситуация меняется, перенимаются многие западные образцы коммуникативного поведения, но все-таки стереотипы меняются медленно.

Этот пример наглядно демонстрирует, что такая универсальная общечеловеческая категория вежливости по-разному реализуется в той или иной культуре. Стратегия поведения, формулируемая как “Я твой друг, не враг”, имеет свои вербальные и невербальные способы выражения, в чем-то сходные, а в чем-то отличные в каждой из культур. Сопоставительный анализ таких особенностей коммуникативного поведения способствует становлению межкультурной компетенции учащихся и развивает положительное эмоциональное отношение к представителям иной культуры [Ertel-Vieth 1990, Канкаансюрья & Турунен 1997: 117-132]. В дальнейшем у учащихся негативное отношение к привычным для них формам поведения уже будет погашено, и им не надо будет мучиться над вопросом: “Почему они не любят меня? Ведь я только хотела что-то купить…”

Возьмем другой пример. Учащиеся говорят, что поведение русских кажется им непоследовательным, спонтанным, даже в какой-то степени шизофреническим. Сначала они сталкиваются с неулыбчивостью, с недружелюбием русских, а потом вдруг резкий переход: полная открытость, откровенность вплоть до интимности. Например, только что познакомились с человеком в поезде, а он уже рассказывает детали своей личной жизни, говорит о чем-то сокровенном, может пожаловаться, попросить совета. В чем здесь дело?

Следует сказать, что у русских нет традиции западного ‘светского общения’. Говорить на общие темы не принято, т.к. разговор воспринимается как бессодержательный, как нежелание собеседников быть откровенными, как пустая трата времени. Сама церемония знакомства не важна для русских, они сразу стремятся перейти барьер искренности, поговорить ‘по душам’ и ожидает этого же от партнера. И вообще, все события общественной жизни русские проецируют на себя: что-то произошло в государстве, а что со мной, с моей семьей будет в этой ситуации? Поэтому неофициальное общение у русских имеет очень личностный характер. В этом большое отличие русских от финнов, которые не привыкли изливать душу незнакомым людям. Они проявляют искренность другими средствами: задают вопросы, которые, на их взгляд, уместны в данной ситуации с точки зрения их социокультурных норм.

Рассмотрим еще одну ситуацию. Финские учащиеся отмечают, что русские стремятся доминировать в беседе, не дают партнеру вставить слово, говорят без пауз. Действительно, в русской культуре речевого общения пауза некоммуникативна, она может расцениваться как признак неуверенности даже, возможно, глупости, как тот факт, что собеседникам больше не о чем говорить. Когда наступает пауза, разговор ‘повисает в воздухе’, и русские испытывают неловкость, стремятся сразу же найти какую-то новую тему, чтобы разговор продолжался. Поэтому если один из собеседников менее разговорчив или подолгу молчит, то другой берет на себя всю инициативу. В финской же культуре пауза коммуникативна, она является составным элементом дискурса. Вот почему финны, привыкшие к паузации, воспринимают русскую речь как слишком напористую, агрессивную, а отношение к себе русских во время беседы как недоброжелательное.

Разговор в русской культуре – это средство самовыражения. Русский человек много рассказывает о себе, о своих детях, всегда выражает собственное мнение и собственные оценки, хочет быть выслушанным и понятым. Как правило, русский стремится быть замеченным, быть в центре разговора, блеснуть знаниями, компетентностью, остроумием, ответить на все вопросы. В споре для русских характерна бескомпромиссность, стремление во что бы то ни стало доказать свою точку зрения, убедить собеседника, привлечь его на свою сторону. Это тоже непонятно финнам, потому что для них, наоборот, характерно стремление к консенсусу, к компромиссу.

Финские учащиеся также отмечают, что в разговоре русские могут повторять сказанное несколько раз, что воспринимается, с точки зрения финна, как недооценка умственных способностей собеседника (“Они считают меня глупой”, – думает студентка). По-видимому, здесь дело в мимике. Финн показывает свое понимание, внимательно слушая собеседника, в то время как русский о своем внимании и заинтересованности сигнализирует поддерживающими репликами, мимикой и жестами (например, кивает или качает головой, поднимает брови, широко открывает глаза, пожимает плечами и т.п.). Поэтому русским трудно оценить, понимает ли их собеседник, если они не видят никакой реакции не свои слова. Чтобы достичь желаемого результата, они могут повторить сказанное еще раз. Таким образом, одна и та же идея - умение вести беседу – воплощается в разных культурах, исходя из их специфических коммуникативных норм, знание которых опять же помогает предотвратить коммуникативную неудачу.

Таким образом, в ходе спецкурса учащиеся осмысливают свое и иноязычное коммуникативное поведение и черты национального характера. Важно, что это делается не только теоретически, но и увязывается с личным коммуникативным и поведенческим опытом студентов. Такой вид работы формирует у студентов наблюдательность, толерантность, привычку видеть другое как просто ‘другое’, а не ‘враждебное’, ‘плохое’ и так далее, что чрезвычайно важно для эффективного межкультурного общения.

Интересно отметить, что при описании культурно специфических черт русских обычно после негативного комментария следовало более ‘мягкое’ разъяснение, в котором делалась попытка дать рассматриваемым явлениям возможное объяснение как с точки зрения родной культуры, так и с точки зрения данных примеров из художественной и научной литературы (в частности, по этнологии и истории). К концу семестра обнаружилось, что учащиеся больше не считали свои оценки характера русских абсолютно и объективно истинными, нередко сомневались в своих способностях ‘правильно’ (т.е. с точки зрения правил и конвенций чужой культуры) оценивать факты и наблюдения, полученные в результате общения с русскими.

Картина русского человека, создавшаяся на основании тематических интервью и по материалам современной финской прессы, была почти полностью негативной. Россия характеризуется как нищая, отсталая и грязная страна с высокой преступностью. Русские преуспевают в спорте и в отдельных областях искусства, но отстают в вопросах экономики, охраны окружающей среды и трудообеспечения.

Общая негативная окраска полученных характеристик удивила многих участников курса, и в своих комментариях они объясняли такое отношение историческими факторами (войны, Карельский вопрос), в качестве одной из причин называлась также финская пресса. Многие студенты задумывались над вопросом, как в будущем можно найти работу, например, место преподавателя, если отношение к России и к русским в стране такое негативное.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments