рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Category:

КРАСНАЯ АРМИЯ РАВВИНА ИЗ ХЕВРОНА

КРАСНАЯ АРМИЯ РАВВИНА ИЗ ХЕВРОНА
Наташа Мозговая
"Едиот Ахронот", 18.07.2003

На демонстрациях правых трудно не обратить на них внимание. Они идут стройными шеренгами, в бордовых рубашках и галстуках, в черных брюках. Их плакаты на иврите и на русском, во главе колонны - овчарка по кличке Фриц. Это движение "Беад Арцейну", созданное группой репатриантов из СНГ. Нккоторые из них поселились в Хевроне и решили распространить в Израиле новую идеологию, которую они назвали "гиперсионизм". "Наслаждайтесь войной, ибо мир будет ужасен", "Иерусалим либо наш, либо безлюдный", "Винтовка - это праздник", "Война - закон природы, мир - закон зоопарка" - вот лозунги движения, которое добивается для Государства Израиль границ "от Багдада до моря".
Щаранский, Либерман и Бромфман присоединились к "реалистичным" партиям, но русская улица требует других героев, нужен лидер, который увлечет репатриантов. Председатель движения "Беад Арцейну" рав Авраам Шмулевич, бывший отказник из СССР, а ныне житель квартала Бейт Хадасса в Хевроне, готов возложить на себя бремя нового лидера репатриантов.
"Государство должно предоставить больше инициативы гражданам", - излагает он своё учение. "Например, в Австрии и Швейцарии очень легко получить разрешение на ношение оружия, и почти нет преступности. Мы за вооружение всех вменяемых граждан. Государство должно поступиться частью своих функций в пользу своих граждан."
Поселенцы Хеврона, по утверждению полиции, организовывают время от времени акции возмездия арабам за теракты. Рав Шмулевич отрицает участие своего движения в чем-либо подобном. Однако он говорит: "Когда я иду по Хеврону, а в руках у меня автомат Узи, арабы уважают меня".

Аппетиты пса Фрица.
Рав Авраам Шмулевич родился в Мурманске, на севере России, в семье журналистов. Тогда его звали Никита Дёмин. До того, как он поехал учиться на биологическом факультете Ленинградского университета, познания Никиты в еврействе ограничивались тем, что бабушка рассказывала ему, что они - евреи. "Только в Ленинграде я в первый в жизни увидел религиозных евреев. Начал ходить в синагогу и через полгода возвратился к Вере".
В начале восьмидесятых годов Шмулевич подал просьбу о репатриации в Израиль и, как и следовало ожидать, получил отказ. "Мне сказали - у тебя нет никаких шансов, ты сгниешь здесь. Однако советская власть сгнила первой".
Шмулевич начал энергично заниматься распространением запрещенной еврейской литературы, обучением ивриту, организацией нелегальных семинаров и встреч. "Меня несколько раз арестовывали, но довольно быстро освобождали. Открыли уголовное дело по обвинению в "распространении заведомо ложных клеветнических измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй" , за что грозил длительный срок в лагерях. Но и мы боролись с ними изощренными способами, например фиксировали все нарушения советских законов во время задержаний и обысков, а затем предъявляли список этих нарушений прокуратуре."
После развала Советского Союза Шмулевич репатриировался, поселился в Хевроне и начал учиться в йешиве. Спустя несколько лет он нашел американского спонсора и открыл в Кирьят-Арбе собственную йешиву для русскоязычных и ульпан-гиюр. Когда деньги кончились, Шмулевич возвратился к занятиям историей и политическому консультированию различных групп.
- Уже в 84 году, еще в России, ты получил почетное израильское гражданство, у тебя появился шанс уехать и влиться здесь в компанию министров. Почему ты репатриировался только в 91 году?
- То, чем я тогда занимался в России, было очень важным и увлекательным делом. Я основал там одну из первых легальных еврейских организаций. Мы проводили свои встречи во Дворце культуры имени Карла Маркса, и на них приходила масса народа. Когда мы первый раз проводили встречу с сотрудниками израильского посольства, те самые советские милиционеры, которые всего за несколько месяцев до этого преследовали нас, помогали собирать просьбы о репатриации для передачи консулу. Это самая большая победа в моей жизни.
- Тогда почему ты не остался там?
Я почувствовал, что если не репатриируюсь, то превращусь в одного из тех евреев, которые своей профессией в России сделали еврейство и кормятся на нем. Верно, что если бы я приехал раньше, то мог бы воспользоваться моментом. Тогда израильской политике требовались репатрианты. Щаранский приехал вовремя, и стал играть по правилам.

Около полутора лет назад Шмулевич решил взять инициативу в свои руки и собрал вокруг себя "идеологическое ядро" - журналистов, поэтов, студентов, активистов-репатриантов. Вместе они начали активно разрабатывать новую идеологию для народа Израиля, идеологию "гиперсионизма". Они организовывали семинары для репатриантов по всей стране, демонстрации протеста у посольств тех стран, где по их мнению преследуются евреи, участвовали в демонстрациях правых. Многие акции проходят довольно нетрадиционно. Так, во время одного из их шествий, официальный пес движения Фриц пожирал голову Арафата, сооруженную из капустного качана и ломтиков салами.

Эйнштейн, Фрейд и я.
"Гиперсионизм", - говорит Шмулевич, - ставит перед еврейским народом цель превратиться в лидирующую силу в мире. Идея заключается не в не завоевании, а в лидерстве в области культуры, экономики, науки. Стать ведущей силой в пост-индустриальной революции, в мировом прогрессе. Подобно тому, кем были Маркс, Эйнштейн и Фрейд, трое евреев сформировавших облик двадцатого века. Но они предпочли не идентифицировать себя с еврейством, в этом вся проблема. Это надо изменить. Евреи делали, а другие народы получали дивиденды. Поэтому сейчас мы отстали в развитии. Если ты не силен, не занимаешь лидирующие позиции, не идешь вперед - то просто исчезаешь, и это именно то, что происходит с нами.
Израильское общество разлагается. Кнессет недееспособен. В Верховном суде засели левые экстремисты. Образование в стране никуда не годится, а ведь евреи всегда считались народом мудрецов.
Элита обязана уметь ставить цели и вести к ним народ. Совершенно очевидно, что израильское общество не способно адекватно изменяться соответственно новым вызовам. Все понимают, что мы в кризисном положении, вся система окаменела, но не могут ничего сдвинуть с места, при всех благих намерениях. Проблема израильской системы не в людях. Прогнила она сама, поэтому даже новые люди ничего не могут изменить. Не случайно молодые и инициативные предпочитают делать карьеру в Нью-Йорке. Найти альтернативную идеологию, понять к чему стремится страна - это самое трудное. Сегодня солдаты с трудом понимают за что они, собственно, воюют. Израильская элита, которая должна вести народ, оказалась наиболее инертной его частью. Если ты хочешь изменить систему, ты должен совершить революцию, сам находясь вне системы, извне, иначе система проглотит тебя. Именно такая революция свалила советский режим.
- Революция, не звучит ли это несколько экстремально для государства Израиль?
В конце концов, можно назвать это и перестройкой. Речь идет о коренном изменении всего здания. Все в Израиле построено на личных связях, а не на принципах эффективности. Нами правит косная, неэффективная и закрытая для проникновения новых людей система.
Мне довелось встречаться с Шароном. Он выдающийся полководец, у него гениальная интуиция и тактическое мышление. Но у него нет соответствующего образования и стратегического мышления, необходимых выдающимуся государственному деятелю. Что такое разделительный забор? Даже через берлинскую стену умудрялись перебираться, причем простые граждане, а не обученные террористы.

Мы авангард.
Рав Шмулевич нахмурился услышав вопрос - почему он поселился именно в Хевроне. "Меня очень раздражают стереотипы, выработанные по отношению к общине Хеврона", - говорит он. "Хеврон это единственное место в Израиле, где евреи не живут в домах, отнятых у арабов. Это еврейское поселение со времен Авраама. Если у нас нет права жить в Хевроне - то нет и права жить где-нибудь еще. Тут очень хорошо растить детей. У нас нет проблемы наркотиков и хулиганства. Именно те, кто живет в Тель-Авиве, слепо ненавидят и боятся арабов. Я же вижу у арабов самобытную культуру и свои национальные интересы. Ненавидеть - это означает не понимать. Арабы живут за стеной моего дома. Мы знаем своих арабских соседей, и с хорошей и с плохой стороны. Когда я иду по Хеврону, арабы воспринимают это как непреложный факт".
- Особенно когда ты идешь с автоматом Узи?
Именно такие вещи вызывает у них уважение. Почему израильские арабы выступают как антиизраильская сила? Потому что им это позволяют. Если арабы не хотят принять Израиль, то надо просто создать такие условия, что они сами покинут страну. Вот, советские евреи. В отличие от арабов они очень много сделали для развития государства, в котором жили. Тем не менее, в конце концов принуждены были покинуть его, и не жалеют об этом.
Мы сейчас находимся в состоянии войны. Понятны вспышки гнева. Что ты можешь чувствовать когда убивают детей? Когда убили дочь твоего товарища? А сколько раз обстреливали наш квартал! Опасность, конечно, присутствует. Но даже семья Шалхевет Пас не покинула Хеврон. Сейчас у них родилась еще одна дочь. Я думаю, что в Хевроне живут настоящие евреи. Наши руководители забыли обо всем, кроме своих кресел. Поэтому авангард народа - это мы.
В Хевроне к нам относятся враждебно не потому что мы захватили чьи-то дома, а потому что мы евреи. Надо отвечать на вызов и бороться. Современный Израиль принял выдумку, согласно которой мир можно купить за деньги, без того чтобы заплатить за него своей кровью. Тот, кто не готов умереть за свою землю, за свою безопасность - не получит никакой безопасности.
- Почему ты думаешь, что израильтяне будут слушать какого-то "русского" раввина из Хеврона?
А что, предпочтительнее какой-нибудь гешефтмахер из Шхунат хаТиква, который использует пост для проворачивания собственных делишек? Я боролся за это государство в подполье в Советском Союзе, и у меня не меньше прав влиять на его судьбу чем у рава Овадии Йосефа, Шарона и даже Бен-Гуриона.
- В одном из пунктов вашей платформы приведены указания на случай смерти или ареста руководителя движения. Вы опасаетесь этого?
Я уверен, что и в компании Майкрософт существует программа действий на случай, если что-нибудь случится с Биллом Гейтсом. Поди знай, что будет завтра.
- В одной российской газете было написано, что после убийства Шалхевет Пас ты повел за собой несколько сотен человек, что бы отомстить за неё. Что ты можшь сказать по этому поводу?
Ничего подобного. Я уважаю законы.
- Но по данным полиции на половину еврейских жителей Хеврона заведены дела, не так ли?
У меня открытых дел нет.

Конец сионистской идеологии.
В части платформы "Беад Арцейну" чувствуется влияние воззрений рава Меира Кахане. Когда рава Шмулевича спрашивают, к каким именно группам он обращается в первую очередь, он, говорит, что движение, не предполагает опираться именно на поселенцев.
- Мои позиции не типичны ни для религиозных, ни для светских. Европейская культура это часть еврейской культуры, и мы не должны превращать наше государство в левантийское. Поселенцы - слишком закрытое общество, ставящее перед собой ограниченную цель. Мы начали работать с "русскими", но предполагаем выйти и на другие группы, в частности светских ашкеназов, которые тоже чувствуют, что существующая система ограничивает их. Сейчас требуется построить нечто вроде ашкеназкого ШАС'а.
Для того, что бы произошла революция требуется выполнения трех условий: правящий слой не способен эффективно руководить, массы требуют изменений, и имеется группа революционеров с альтернативной идеологией. Это то, чего мы добиваемся - изменить систему, сформулировать альтернативную идеологию и широко распространить ее. Сионистская идеология изжила себя, как в конце 19-го века изжил себя еврейский галут. Раввины, которым до того времени удавалось сохранять еврейский народ, не смогли приспособится к промышленной революции, и старая элита пала. Взамен пришли евреи - коммунисты и сионисты. Сионисты хотели, чтобы евреи стали таким же народом, как и все остальные, но не ставили целью достичь слишком многого, занять ведущие позиции. Но еще Наполеон сказал: "Плох тот солдат, который не хочет стать генералом".
- И что вы предлагаете?
Мы хотим чтобы мощь Израиля соответствовала вкладу евреев в мировую цивилизацию. Почему тель-авивская биржа должна быть в конце списка? Мы хуже Гонконга? Израиль слишком удалился от собственной традиции. Народ, который строит свою жизнь по чужим рецептам, вырождается. Парламентская система слаба, политики, как таковой, нет, юридическая бюрократия ведет к затягиванию судопроизводства, большая часть денег в системе образования расходуется на неэффективный аппарат. Надо передать инициативу в частные руки и повысить эффективность.
- Вашему движению прилеплен образ провокативной и агрессивной группы с лозунгами, граничащими с подстрекательством. Что ты можешь сказать по этому поводу?
И бейтаристы в свое время маршировали на демонстрациях в коричневых рубашках, не только нацисты. Революция должна воодушевлять, а не вызывать скуку. Каждую идею нужно уметь распространить. Униформа и провокации это часть маркетинга. Упаковка товара должна привлекать внимание.
- Но, в результате складывается впечатление экстремистской организации?
Мы не экстремисты. Провокативный стиль заставляют людей задавать вопросы. Те, кто не способен задавать вопросы, не нужны нам. Конечно, тот кто хочет привлечь внимание, рискует вызвать на себя и огонь, это риск, на который мы сознательно идем.
- Идея расширения границ Израиля до Багдада кажется довольно смелой.
Основное не завоевать Ирак физически, но стать ведущей экономической и культурной силой на Ближнем Востоке. Мы верим, что через 20-30 лет Израиль станет ведущей державой в экономической и культурной областях. Мы построим общество на основе принципов пост-индустриальной эпохи, будем жить в мире с нашими соседями и станем на самом деле "светом для народов".
- Кажется, что воззрения рава Кахане значительно повлияли на вас.
Мы не каханисты. Но рав Кахане это тот человек, который сделал возможной репатриацию из Советского Союза, он боролся за это еще в 60-ых годах. Благодаря ему мы здесь. Кахане часть нашей истории. Ошибка его в том, что он делал ставку лишь на силу. Без силы нельзя, но и нельзя строить только при помощи силы. Еврейский народ должен быть сильным, но невозможно опираться только на кулак.
- Каковы ваши шансы оказать реальное влияние на ситуацию?
Количество членов движения - это не главное сейчас. Оно не предполагается массовым. Большевики выросли в течение полугода от 500 человек до партии, которая правила огромной страной. Это произошло когда наступил подходящий момент. Кризис в государстве углубляется, и политическая система не способна адекватно реагировать на него. Такая же ситуация была, например, перед приходом к власти в Италии фашистов. Кроме нашего движения я не вижу в Израиле силы, которая пыталась бы построить нечто долгосрочное.
Мы начали с группы интеллектуалов, а сейчас к нам уже присоединились сотни человек. Мы готовимся к постепенной работе в течение 10-15 лет. Ко времени, когда кризис достигнет своей вершины, будут подготовлены люди, у которых есть ответ и решение.
Tags: Беад Арцейну, Гиперсионизм, Мои тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments