рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

«В связи с закреплением российского влияния мы вернули себе своё». Кавказский территориальный спор.

2013-09-12 Авраам Шмулевич 

История всех кавказских народов тесно переплетена между собой. Это клубок последовательных подчинений одного народа другому, войн, освобождений и захватов, в котором подчиненные и господствующие народы часто попеременно менялись местами. Одна и та же земля в разные периоды принадлежала разным этносам и племенам.

Если кавказцы, осмысливая и изучая свою историю, будут сводить всё это только к штампу о захватчиках-притеснителях, мешавших развиться данному народу, то этим самым они сами перекрывают себе доступ к большой части собственной истории.

Осетино-ингушский конфликт уже почти два десятилетия находится в  замороженном состоянии. Федеральная власть не делает абсолютно ничего, чтобы добиться окончательного примирения между двумя народами. Центр просто силовым образом зафиксировал статус-кво, сложившийся на момент прекращения взаимной резни – подобно тому, как хирургическим зажимом останавливают кровотечение из рассеченной артерии. Кровь не идет, но стоит лишь ослабить зажим – и она польется вновь. 

В дополнение к этой болевой точке существует и иной  территориальный конфликт – претензии  руководства Чечни к Ингушетии. И вновь Москва безучастно наблюдает за разгорающимся пожаром, казалось бы, не замечая происходящего.  Хотя достаточно лишь одного слова из Кремля, что бы остановить занимающийся конфликт.  

Начало разговора: Чечено-ингушская гармонь. Игра на разрыв.
Продолжение:  Ингушетия-Чечня-Осетия: история территориального спора. Взгляд с ингушской стороны «Великая Черкессия» и реальная Ингушетия.

Аслан Куазо, общественный деятель, поэт, публицист, член Союза журналистов РФ, учредитель и директор АНО Институт кавказской цивилизации, демократии и гражданского общества «Kavkasion» (Республика Ингушетия, Российская Федерация).

Авраам Шмулевич - На политической карте России на наших глазах возникла новая «горячая точка» – чечено-ингушское пограничье, Малгобекский и Сунженский районы. Из-за этого участка земли сейчас идет спор двух субъектов Федерации - Чечни и Ингушетии. Однако эти же земли имеют историческое название Малая Кабарда или Восточная Черкесия. Именно так они именовались в недавнем прошлом, в официальных российских документах и отчётах путешественников, и ещё сейчас их так именуют черкесы. Кроме того, это и земли расселения казаков, ранее они составляли Сунженский автономный казачий округ. Что будет, если всерьёз начнётся «делёж» этих территорий? 
Аслан Куазо - Никакого нового «дележа» наших (нахских) земель с кем-то из соседей вне российского правового поля не может быть, даже если кто-то и захочет, вдруг, попереть на нас, как ранее в  средневековье.

Авраам Шмулевич – «Вне российского правового поля»… Вы верите в надёжность этого поля? Каковы политические перспективы Российского Кавказа?

Аслан Куазо - По-моему, нет серьёзных оснований, чтобы ставить под сомнение прочность российского государства на Российском Кавказе.
Кроме того:
- Во-первых, в целом вокруг Малгобекского района Ингушетии нет никакого спора ни с кем, в том числе и с Чечнёй. Претензии чеченской стороны распространяются только на часть нынешнего Малгобекского района и на часть нынешнего Сунженского района Ингушетии, ранее входившие в бывший Сунженский автономный казачий округ.
Во-вторых, соглашусь, что территория нынешнего Малгобекского района, как равно Моздокский район и другие притеречные территории данного региона, вплоть до дагестанского Кизляра, в прошлом, в определённый отрезок истории, именовались Малой Кабардой. Но о «Восточной Черкесии» читаю или слышу впервые. Может быть, я мало осведомлён в вопросах местной истории.
Выше я указал свою позицию в том, что при упоминании таких или каких-то иных терминов, и, тем более, в претензионном плане, следует учитывать или исходить из реального и объективного исторического контекста: когда именно во временных (хронологических) рамках, почему и в связи с чем это было?

Вайнахи (ингуши и чеченцы) испокон веков живут в горах и в предгорье Центрального и частично Северо-восточного Кавказа – междуречье Терека и Аксая. Это очень компетентно подтверждает и академическая историческая наука, не только «кухонная».

Так вот, в период завоевательных войн и нахождения тут в последующем Золотой Орды, уничтожившей Аланию, затем и хромого Тамерлана, местное автохтонное население, предки современных горцев данного региона, в их числе предки современных ингушей и чеченцев, большей частью были истреблены, частью потом с собой уведены завоевателями, остальные ушли в горы и спрятались там, куда степняки не смогли пробраться.

Завоевателей поддерживала и большая часть черкесских князей, даже участвовала в войнах против местного населения. Правда, временами какая-то часть их бывала и на стороне местных. Таким образом, в жестоких войнах и противостоянии, длившихся тут несколько веков подряд, наши предки, не покорившиеся завоевателям, были обессилены и истощены численно и материально. Поэтому, вполне естественно, что равнина наша почти опустела от нас. Но после ухода Тимура, наши предки вновь стали, как могли тогда, осваивать свою равнину. И тут у наших соседей, черкесских князей, разгорелся захватнический аппетит и, сговорившись, они напали и легко отвоевали всю нашу равнину. Наши предки не покорились и им, но оказались вынуждены брать у «новых хозяев» для обработки свою же землю в аренду, как и при прежних ханах, а кому-то пришлось и батрачить, чтобы хотя бы так прокормить свои семьи. Таким образом, наша равнина и стала «Малой Кабардой» и «Восточной Черкесией». Так было в период между XVI – XVIII и где-то даже XIX веками, до закрепления России на данном участке Кавказа. После усиления российского влияния в нашем регионе, при поддержке российской администрации, наши земли стали где-то выкупаться у черкесских и кабардинских князей, где-то отбираться и возвращаться их исконным хозяевам, то есть нашему народу. Даже одним из условий и гарантий с российской стороны, при переходе нашего народа в подданство Российской Империи, было её содействие в защите ингушей от притеснений со стороны кабардинских (черкесских) князей и постепенном выкупе у них наших бывших земель.

Авраам Шмулевич – Тут я позволю себе одно замечание. 
Думаю, никто не оспаривает древность пребывания нахов на этих землях. Но завершающий этап этногенеза ингушей, как и осетин, относится как раз к черкесской эпохе XV - XVIII вв. То есть, ингуши приобрели, так сказать, современную форму, стали именно теми ингушами, каковыми они являются сегодня, как раз в то время, когда существовала если и не великая, то протяженная Черкесия.
Кстати, это относится и к адыгам, которые излишне увлеклись в свое время московским, 450-летним, дискурсом, тогда как львиная доля политической истории черкесского народа связана не с Москвой, а с Крымом, это справедливо как для кабардинцев, так и для западных адыгов. 
И если Вы внимательно посмотрите на этап пребывания ингушей в составе кабардинского (адыгского, черкесского) политического и культурного пространства, то Ваша аргументация во внутри-нахской дискуссии об исконности расселения только усилится. Это дружеский совет. 
И, если уж у нас зашла речь об этом, расскажите, каково, с точки зрения ингушей, место вашего народа в обще-кавказской истории?

Аслан Куазо – Я не со всем согласен с тем, что вы сказали. Думаю, что тезис о том, что мы как-то, когда-то входили в состав Черкесии или сформировались благодаря им, весьма спорен. Тем более, если черкесы (кабардинцы), в определённый период, властвуя на нашей равнине, не имели никакого влияния на наши горы, где основная часть наших предков и ютилась до того момента, пока в данном регионе не изменился расклад сил в связи закреплением российского влияния, и мы вернули себе своё. 
Но, если взять историю моего малочисленного, автохтонного, аборигенного кавказского народа – ингушского, – то мои предки, ещё с конца IV века до н.э. участвовали в создании первых грузинских царств. Это уже не фантазии, а зафиксированная на бумаге история. Жена первого царя Грузии Фарнаваза (IV-III вв. до н.э.) была из дзурдзуков (предков современных нахов – ингушей и чеченцев), она даже сама царствовала в какое-то время. Затем мои же предки дзурдзуки с младенчества воспитали до совершеннолетия и вернули грузинам на царствование в разные периоды двух наследников последовавших за Фарнавазом царей, павших при войнах против захватчиков. И эти юные наследники престола уже были готовыми воинами и предводителями, а по воспитанию – настоящими царями. Они снова собирали вокруг себя своих людей, освобождали свои царства и сами становились замечательными правителями. И как вы думаете, могли ли малые, дикие (как нас до сих пор где-то подают) и необузданные «народца» вершить такие истории, о которых я вам поведал? А ведь это всего лишь малая толика из огромного, во многом ещё не изведанного, пласта истории одного только моего народа. Но мы уже знаем, что наши следы на одном только Кавказе уходят корнями в глубину тысячелетий. Даже термин «Колхида» сравнительно полно и легко переводится на языке ингушей. А если исходить из предания в своде исторических хроник Кавказа «Картлис цховреба» (Житие Грузии), то одного из первопредков, от кого пошёл мой народ, то есть пошли дзурдзуки-нахи, звали Кавказос (до этого такой термин не известен) и он был одним из двенадцати сыновей всеобщего праотца коренных кавказских этносов – Таргамоса (вот вам и древний Таргим в горной Ингушетии). Следовательно, мы можем утверждать, что название общему нашему региону дали наши (нахов) предки.
Первоначально мои предки – нахи – «рельефно» жили на пространстве Кавказского хребта и его предгорья от Терека до р. Кубань и даже до Чёрного моря. Затем исторический вектор изменился и они оказались в междуречье Терека и Аксая (пограничная река с Дагестаном).

Авраам Шмулевич - Закончен ли уже этногенез вайнахов? И может ли он выразиться в территориальных и политических изменениях?

Аслан Куазо - Я думаю, что мы пока на середине такого пути. Куда нас вынесет в итоге – сольёмся ли в будущем в единое этническое сообщество или же укрепимся двумя самостоятельными, но родственными, этносами – покажет только история. 

Авраам Шмулевич - Ваше видение настоящих и будущих взаимоотношений ингушей с соседями – Грузией, черкесами, осетинами, карачаево-балкарцами, русскими, казаками?

Аслан Куазо - Вы привели целый кавказский конгломерат. 
У ингушей никогда не возникало проблем во взаимоотношениях с кем-либо из соседей по вине самих ингушей. Ингуши всегда, за всю свою историю старались и стараются мирно и в уважении жить с соседями. Порой, даже где-то в ущерб самим себе. Такова черта ингушского характера. А когда возникали какие-то проблемы с кем-то, то источником или причиной этого также не бывали сами ингуши. Мы не знаем иных примеров в своей истории, а если кто знает, пусть напомнит, обсудим. Наоборот, из-за такого своего характера, похожего более на наивность, ингуши чаще становятся жертвами. 
Нет никаких оснований и предпосылок к тому, чтобы усомниться в прочности наших отношений с карачаево-балкарцами – нас сроднила жестокая казахстанская ссылка 1940-1950-х годов, не говоря о нашем кавказском единстве и кровном добрососедстве.
Со всеми адыгами (кабардинцы, черкесы и другие) у нас весьма позитивные отношения, живём во взаимоуважении и взаимопонимании. Думаю, что если даже кто-то и захочет внести туда какой-то негатив, то у него вряд ли что получится. 
С казаками – все проблемы и неурядицы, думаю, остались в прошлом, и новый виток проблемной истории с ними также вряд ли возможен.
К русским у ингушей всегда было и есть уважительное отношение. Это подтверждает даже тот факт, что русский человек в бытовом восприятии ингушей всегда примерный и справедливый чиновник, государственник. Это, конечно, стереотип, но он живуч во многих ингушах.
Относительно грузин также не может быть никаких сомнений. Все знают, что между нами кровное и культурное родство, у нас во многом общая история. Один из важных и знаковых примеров того я привёл выше. Конечно, на гармоничное развитие отношений с грузинами в последнее время неудобно влияют геополитические процессы и межгосударственные отношения России и Грузии. Но надеемся, что это только временные сложности и всё утрясётся.
Единственно пока проблемными остаются отношения ингушей с осетинами.

Авраам Шмулевич – Это самая важная тема. От развития осетино-ингушского конфликта зависит не только будущее северного Кавказа, но и всей российской государственности. Об этом мы поговорим в заключительной части нашей беседы.




Tags: Вайнахи, Грузия, Грузия-Кавказ, Ингушетия, Интервью, История, Казаки, Карачаево-Балкарцы, Малгобекский район, Межнациональные отношения, Мои тексты, Сунженский район, Уход России с Кавказа, Черкесск
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments