рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Выборы в Израиле: какие уроки можно извлечь из них?

2013-01-25 Авраам Шмулевич
Выборы в Израиле: какие уроки можно извлечь из них?

В четверг, 24 января, ЦИК завершил подсчет голосов солдат и дипломатов. Армия в Израиле традиционно голосует за правых (правыми в Израиле называется национальный лагерь), и голоса военнослужащих принесли партии религиозных сионистов Байт Йехуди («Еврейский дом») 12-й парламентский мандат, и отняли одно место у арабской партии РААМ-ТААЛ. Таким образом, Кнессет покинет один из самых антиизраильски настроенных депутатов израильского парламента Талеб а-Сана, «прославившийся» отказом встать во время сирены Дня памяти павших солдат ЦАХАЛа.

Окончательные результаты выборов в Кнессет 19-го созыва: Ликуд бейтейну («Ликуд наш дом») - 31 мандат (23,32% голосов), Еш атид («Есть будущее») – 19 (14,32% голосов), Авода («Рабочая партия») – 15 (11,39% голосов), ШАС («Сефарды — хранители Торы») – 11, Байт Йехуди («Еврейский дом») – 12 (9,12% голосов), Яхадут ха-Тора («Еврейство Торы») – 7 (5,17% голосов), Тнуа («Партия») - 6 (4,99% голосов), МЕРЕЦ («Энергия») – 6 (4,54% голосов), РААМ-ТААЛ («Арабский объединенный список» - «Арабское движение за обновление») – 4 (3,65% голосов), ХАДАШ («Демократический фронт за мир и равноправие», бывш. Компартия) – 4 (3,00% голосов), БАЛАД («Национальный демократический союз») – 3 (2,56% голосов), Кадима («Вперед») – 2 (2,10% голосов).

Из не прошедших в Кнессет наиболее близко к электоральному барьеру подошла партия Оцма ле-Исраэль («Мощный Израиль») во главе с депутатами (уже бывшими) Кнессета Михаэлем Бен-Ари и Арье Эльдадом, выступающая за аннексию всех освобождённых в ходе Шестидневной войны территорий и отмену «соглашений Осло», она получила 1,73% голосов (61825 бюллетеней).

Правительство должно быть сформировано до 15 марта.

Для попадания в парламент каждой из партий необходимо набрать как минимум два процента голосов избирателей, от общего их числа 5 656 705 человек. Около 7% голосов, почти 250 тысяч, было подано за двадцать партий, которые не смогли преодолеть электоральный барьер, то есть фактически были потрачены впустую. Эти цифры эквивалентны девяти местам в Кнессете. Это абсолютный рекорд - на выборах 2003 года таких бюллетеней было 132 тыс., в 2006-м – 183 тыс., а в 2009-м - 104 тыс.

Согласно подсчетам агентства «IzRus.co.il», на каденцию предыдущего Кнессета 18-го созыва пришелся пик влияния "русских" в израильской политике. Среди парламентариев было 17 уроженцев СССР, 8 - во фракции НДИ («Исраель бейтейну» Либермана), 5 – в Кадиме , по два в Ликуде и ШАС (представители бухарских и грузинских евреев). Шесть из них репатриировались в Израиль в 90-е. В правительстве было четыре русскоязычных министра. Выходец с Украины занимал важную должность председателя парламентской коалиции и фракции правящей партии. Уроженцы СССР стояли во главе двух других ключевых парламентских фракций правящей коалиции – НДИ и ШАС. Ныне сразу девять «русских» депутатов покидают парламент, на смену им приходят трое новоизбранных. В новом Кнессете будет 11 родившихся в СССР, и лишь трое представителей "Большой алии" 90-х. Четверо – члены партии "Наш дом Израиль", по двое – от Ликуда, Еш атид и ШАС.

Выборы прошли организованно и практически без нарушений. Некоторые нарушения произошли лишь, как и следовало ожидать, в арабоязычном секторе - 24 января Центризбирком аннулировал результаты голосования на двух избирательных участка: в населенном арабами городе Тайбе и в друзской (друзы — арабоязычная этноконфессиональная группа) деревне Ярке – там проголосовало 700 человек, из 500 приписанных к избирательному участку.


В Иерусалиме Коммунистическая партия (которая сейчас называется Хадаш) получила около 20%, за неё проголосовала значительная часть живущих в Иерусалиме арабов.

Блок правых (то есть национально-ориентированных) и религиозных партий имеет 61 мандат.

Блок левых и арабских – 59.


К национальному лагерю относятся: Ликуд бейтейну («Ликуд - наш дом») созданное перед самыми выборами объединение партии Ликуд («Сплоченность») и Исраель Бейтейну («Израиль – наш дом», сокращенно НДИ) Авигдора Либермана.

Религиозные партии: Байт Йехуди («Еврейский дом», бывш.. МАФДАЛЬ, религиозные сионисты»), ШАС («Сефарды — хранители Торы»), Яхадут ха-Тора («Еврейство Торы»).

Левые и лево-центристы: Еш атид («Есть будущее»), Авода («Рабочая партия»), Тнуа («Партия»), МЕРЕЦ («Энергия»), Кадима («Вперед»).

Арабы: РААМ-ТААЛ («Арабский объединенный список» - «Арабское движение за обновление»), ХАДАШ («Демократический фронт за мир и равноправие», бывш. Компартия), БАЛАД («Национальный демократический союз»).

Уроки выборов.

1). Итоговая явка по стране составила 67.8%. (Процент голосовавших в идеологически мотивированном Хевроне, для сравнения - 87.90%.). Это самый высокий результат с 2003 года (почти на 4% больше, чем на предыдущих выборах), но это увеличение не должно вводить в заблуждение. Десять лет назад, с началом экспериментов с так наз. «мирным процессом» с арабами и территориальных уступок, отступления из Газы, Иудеи, Самарии и Южного Ливана (который с библейских времен и до времен британского мандата именовался Северной Галилеей), произошло обвальное падение числа участвующих в голосовании. Ситуация на этих выборах изменилась лишь незначительно. «К сожалению, израильское общество потеряло веру в возможность влиять на вопросы, стоящие на повестке дня» - сказал в день голосования ветеран израильской политики и один из самых уважаемых парламентариев Председатель Кнессета Реувен Ривлин. Вот красноречивая статистика: Явка на выборы в Кнессет десятого созыва (30/6/1981) составила 77.8%; в Кнессет двенадцатого созыва (1/11/1988) - 78.9 %; в Кнессет тринадцатого созыва (23/6/1992) - 76.8%; в Кнессет четырнадцатого созыва (29/5/1996) - 75.6%; в Кнессет пятнадцатого созыва (17/5/1999) - 77.2%; в Кнессет шестнадцатого созыва (28/1/2003) - 66.7%; в Кнессет семнадцатого созыва (28/3/2006) — 62,6%; в Кнессет восемнадцатого созыва (10/2/2009) - 64%. Израильское общество остается политизированным обществом, и нежелание граждан голосовать отражает нарастающее отчуждение многих израильтян от политической системы государства. Это – потенциальный революционный потенциал, и вопрос лишь в появлении на политическом поле Израиля силы, способной преобразовать это недовольство и отчуждение в активное действие, в энергию положительных социально-экономических преобразований.

2). О том же разочаровании и «мятущемся» настоянии израильского избирателя свидетельствует и феноменальный успех партии Еш атид, впервые вошедшей в политику и сходу получившей 19 мест.

Партия эта возникла перед самыми выборами, заявка на регистрацию была подана 29 апреля 2012.

Ее основатель – известный телеведущий Яир Лапид. Эта известность и модельная внешность (о красоте Лапида как политическом факторе высказался после выборов даже Авигдор Либерман) - единственный политический капитал новой партии.

В Кнессет он прошел под невнятными лозунгами требования перемен: «Отнять деньги у поселенцев, харедим («ультрарелигиозных») и правительственных чиновников», «дешевое жилье», «улучшение положения среднего класса», «оздоровить политическую систему». Единственные подробные пункты программы – введение всеобщей воинской повинности в виде службы в армии или альтернативной гражданской службы (сейчас от призыва освобождены «харедим» - так наз. ультрарелигиозные евреи, и арабы) и требование, в рамках «оздоровления политической системы», сократить число министров правительства.

В уходящем правительстве – рекордное за всю историю государства число министров, 30 штук, плюс 7 заместителей министра (в Израиле этот пост почти равен министерскому). В прошлом в Израиле существовал закон, по которому число министров не должно превышать 18. Этот закон отменил в свое время Эхуд Барак, тогдашний премьер-министр и лидер партии Авода, (в уходящем правительстве Нетаньягу занимал пост министра обороны). Сделал он это для того, что бы заручиться поддержкой как можно большего числа партий и депутатов – в обмен на согласие с политикой территориальных уступок арабам, которую проводил Барак, они получали министерские портфели. Таким образом, была открыта дорога увеличению числа министров с каждой каденцией, и если вновь не положить законодательный предел расширению правительства, то скоро число министров сравняется с числом депутатов.

Ограничение этой вакханалии портфелей – один из самых известных широкой публике пунктов программы Лапида, и, видимо, единственный, который он сможет реально осуществить. Все прочие носят слишком общий характер, и для своего воплощения требуют коренных общественно-экономический преобразований, даже замахнуться на которые существующая в Израиле система не позволяет.

При этом, хотя партия Еш атид, по всем меркам, относится к левому флангу израильской политики, 40% проголосовавших за Лапида определяют себя как «правые», То есть путем нехитрой идеологической маскировки, педалируя тему сохранения положения среднего класса и критики наиболее одиозных сторон политической системы, ему удалось перетянуть фактически в левый лагерь значительную часть избирателей лагеря правого.

Лапид потребует, видимо, 6 министерских портфелей. При этом ни у одного из кандидатов на министерские портфели, вообще ни у одного из будущих депутатов Кнессета от его партии, нет даже опыта нахождения в парламенте, вообще никакого опыта публичной политики.

Феномен «партии из табакерки» проявляется в Израиле уже не первые выборы. Из каденции в каденцию возникает из ниоткуда абсолютно новая партия, объединяющая людей без всякого политического опыта – которая завоевывает 10 – 15 % мест в Кнессете - с тем, чтобы к следующим выборам раствориться без следа.

Начала это Партия «Даш» («Демократическое движение за перемены»), получившая в 1977 году 15 мандатов. Столько же было у партии Шинуй («Изменение. Партия светских людей и среднего класса»), созданной отцом Яира Лапида Томи Лапидом. На выборах 2003 года Шинуй была третей партией – 15 мандатов, а на следующих выборах она получила лишь 4 тыс. голосов. Зато на израильской сцене появился совсем уж курьез – «Партия пенсионеров» («Гиль» - "Возраст"), взявшая сходу 7 мандатов, она тоже исчезла без следа на следующих выборах. Из этого же ряда - явление в 2006 году партии «Кадима», через несколько месяцев после своего образования взявшей 29 парламентских мест и ставшей самой крупной фракцией. (Хотя в ее рядах было много и известных политиков, а электоральный успех основывался не только на смутном всеобщем желании перемен, но и на личной харизме Ариеля Шарона). Сегодня Кадима из самой большой партии в Кнессете, превратилась в самую маленькую, имеющую минимально возможное число мандатов.

Все эти «партии из табакерки» приходили к власти, в основном, за счет голосов «среднего класса», под лозунгами коренных перемен политической системы, «новой политики с чистыми руками», экономического оздоровления и улучшения экономического положения среднего класса – и каковые обещания неизменно оказывались неисполненными.

То есть, израильский средний класс оказывается не в состоянии глубоко задуматься перед тем, как бросить бюллетень в урну, легко покупается на броские лозунги и к новым выборам напрочь забывает о том, что было на прошлых.

Феномен этот – общий для всех стран «устойчивой демократии». Именно «средний класс» является самым легко манипулируем классом общества. Более всего склонен покупаться на политкорректные и красивые лозунги, обещающие ему сохранение материального благополучия, имеет самую короткую историческую память и менее всего склонен поддерживать политические силы, реально способные произвести революционные, коренные перемены в обществе.

И это – наиболее важный урок прошедших в Израиле выборов, актуальный в любой стране, имеющий экономику современного индустриального типа.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments