рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

"Раввин Авраам Шмулевич - Израильский адвокат Имарата Кавказ"

"Раввин Авраам Шмулевич - Израильский адвокат Имарата Кавказ?" - или незнание не осовбождает от ответственности.
Раввин Авраам Шмулевич


На кремлевском сайте "Кавказская политика" а затем на кадыровском ИА "Чеченинфо" вышла статья "Израильский адвокат Имарата "Кавказ". Раввин Авраам Шмулевич, претендуя на роль эксперта по Кавказу, с готовностью поддерживает действия боевиков".

"Раввин Авраам Шмулевич стремительно наращивает свою сетевую активность на кавказском направлении" - испуганно вопиёт её автор.
К нападкам мне не привыкать - ранее в российской прессе я уже именовался "адвокатом дьявола", так что в данном случае путинско-кадыровские пропагандисты даже несколько понизили меня в звании.

Их гнев вызвало то, что в своей заметке "Имарат Кавказ готов сделать решающий шаг к победе?" я цитировал и анализировал обращение Докку Умарова "Амир ИК Докку Абу Усман изменил статус населения России и отдал приказ избегать атак на гражданские цели", и другие материалы кавказских исламистов.

С обвинениями по тому же поводу лично Кадыров обрушился на ведущие западные СМИ, включая Reuters и The Wall Street Journal, так что я оказался в хорошей компании.

В отличиее от г-на Кадырова и его анонимных пропагандистов, я не считаю это преступлением. Наоборот. Российские власти чуть ли не каждый месяц рапортуют об окончательной победе над подпольем – что не мешает боевикам не только противостоять федеральным силам, но и наращивать свои операции.

Происходит это потому, что исламистское подполье на Северном Кавказе – это отнюдь не горстка бандитов, как это до сих пор пытается представить официальная пропаганда. Имаратчки – мощная военная и политическая сила, имеющая свою разработанную идеологию – и эта идеология пользуется поддержкой заметной части населения. Имарат Кавказ уже превратился в действующий политический и идеологический фактор. Конечно, методы террора против ни в чем не повинных людей, к которым они прибегают – заслуживают осуждения. Но проблема в том, что население Северного Кавказа видит мало различий междлу ними и методами контр-террора, которыми действует на Кавказе российская власть, жертвами которого часто становятся такие же ни в чем не повинные граждане. Тем более, что исламистские боевики, в отличие от росийских силовиков, как минимум не берут взяток.

Игнорировать слова и дела исламистов – не просто глупо, это невозможно. Их нужно изучать и анализировать – чем я, в меру своих скромных сил, и пытаюсь заниматься. К сожалению делать это, находясь в существующем российском правовом поле, попросту невозможно. Так, недавно я прочитал курс лекций "ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИСЛАМ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ. ПРОШЛОЕ. НАСТОЯЩЕЕ. БУДУЩЕЕ" для магистрантов и докторантов в Государственном Университете Илии в Тбилиси. Сделать это в условиях России я попросту не смог бы – ведь в ходе курса необходимо цитировать, тем более разбирать и анализировать со студентами, тексты самих исламистов – а многие из них внесены в индекс запрещенной "эксремистской" литературы, и за само чтение этих лекций я вместе со студентами просто рисковал бы угодить в тюрьму. Излишне говорить о том, что эффективность этого списка в деле пресечения распространения исламистской идеологии примерно такая же, как эффективность приказов г-на Кадырова западным журналистам, кого из кавказских ньюсмейкеров они имеют право цитировать, а кого нет.

Проивостоять пропаганде исламистов российской власти нечем. Официальная российская контр-пропаганда оказывается совершенно беспомощной, а усилия сформулировать свою национальную идеологию со стороны не находящихся на содержаннии у Кремля национальных движений душаться еще более свирепо.

Заткнуть рот тем, кто думает иначе - кому свинцом, кому гневным гебистским окриком - российская Власть пытается давно. Но приводит это к печальным результатам прежде всего для самой Власти – ведь незнание не осовбождает от ответственности.

ТЕКСТ СТАТЬИ:

Израильский адвокат Имарата

Раввин Авраам Шмулевич, претендуя на роль эксперта по Кавказу, с готовностью поддерживает действия боевиков

Саид Эминов

раввин Авраам Шмулевич




Раввин Авраам Шмулевич - житель Израиля, представляющийся как раввин Авраам Шмулевич, стремительно наращивает свою сетевую активность на кавказском направлении. Один из последних его вбросов в сеть и адресной рассылки на личные почты кавказских журналистов и экспертов носил заголовок «Имарат Кавказ готов сделать решающий шаг к победе?».

Я и сам с недавних пор регулярно обнаруживаю в своей электронной почте послания Шмулевича — главного претендента на роль постоянно бдящего защитника интересов кавказцев. В последний раз три слова — «Сообщение исключительной важности»,- которыми раввин, как потом выяснилось, предварил свой комментарий по Имарату Кавказ, удержали меня от того, что я обычно делал: не открывая сообщения, нажать на «Удалить».

Что же раввин Шмулевич считает «главным шагом Имарата» к победе? Или, может быть, речь идет всего лишь об одном «шажке» в ряду многих других, призванных еще больше расколоть российское общество в преддверии выборов Президента РФ, подлить керосина в огонь антикавказских настроений?

Рупор Имарата

Свой комментарий раввин снабдил ссылкой на один из сепаратистских сайтов, размещенным им сообщением и видеороликом с обращением «амира Имарата Кавказ Докку Абу Усмана». Умаров и два «моджахеда» запечатлены на фоне заснеженного склона. Он дает свою оценку «сегодняшним событиям» в России и приказывает своим сторонникам «ограничить» акции против гражданского населения: оно якобы недовольно политикой нынешнего режима в России и проводит акции протеста. Комментируя это короткое обращение, Шмулевич пишет: «Если боевики Имарата Кавказ действительно прекратят террор против гражданского населения в центральной России, это может означать коренной перелом в ходе террористическо-партизанской войны, которую они ведут против властей РФ».

По мнению раввина, «теракты, в которых гибло гражданское население, наносили большой вред целям исламского подполья, были для исламистов оперативно бессмысленны, вредны тактически и стратегически». Ведь «все массовые теракты имаратчиков были направлены именно и только против простых людей, «тех, кто ездит в метро».
Шмулевич считает, что эти теракты были «очень полезны» для властей. Хотя, как он полагает, «гибель гражданского населения никак не способна повлиять на политику российской власти, поскольку Кремль полностью независим от своего населения».

С его слов, «в России отсутствуют какие-либо механизмы влияния народа на власть, поэтому террор такого типа никак не может привести к политическим изменениям». В то же время Шмулевич отмечает, что «единственное, чего добивались исламисты, — рост антикавказских и анимусульманских настроений среди русских и существенный рост поддержки Путина…» Затем следует вывод: «Если исламисты полностью сосредоточатся на терактах против крупных чиновников и «ментов», — это вызовет поистине всенародную поддержку в самой России, откроет им дорогу к выстраиванию отношений с политиками Запада и выбьет у Кремля одну из главных опор легитимности режима…»

Лет десять назад Ахмат-Хаджи Кадыров назвал одного известного российского журналиста «рупором Удугова». Раввин Авраам Шмулевич, как мне представляется, в данном случае взял на себя роль рупора Умарова и провозглашенного им Имарата, не имея достаточного представления об этих «силах».
Не мытьем, так катаньем. Это – его выбор. Но его ошибка – в другом. Она кроется в стремлении – и не только Шмулевича – мерить «движение сопротивления» на Кавказе неким единым для всей цивилизации «общим аршином». Тогда как северокавказское подполье уже давно существует в собственном «измерении». Виртуальный Имарат – лишь одно из его проявлений.

Суть «пути», по которому Умаров и иже с ним движутся, заключается не в поиске «дорог к выстраиванию отношений с политиками Запада», как полагает Шмулевич. И даже не в подрыве «основ легитимности» российских органов власти. Задача, которую «сепаратисты» разных мастей уже два десятка лет небезуспешно стараются реализовывать на Кавказе, кроется – по определению бывшего пресс-секретаря Аслана Масхадова, доктора наук Майрбека Вачагаева – «в психологическом моменте».

В интервью газете «Коммерсант» он обрисовал эту цель так: «Басаев был намного умнее целого генералитета, который не мог понять, чего он добивается. Они рапортовали, что всех победили и расстреляли в Нальчике. Всех победили в Назрани, всех уничтожили! В Беслане всех бандитов уничтожили. А последствия? Это их не интересовало. Они считают только трупы. А то, что стоит за трупами, их не интересовало никогда. И вот это главный просчет. А Басаев не считал трупы, его больше интересовал психологический момент, как это будут воспринимать, и как это будет распространяться».

«Имаратчики» в своих долгосрочных планах всегда исходили из того, что никакое внешнее давление не заставит Россию признать независимость какого-либо региона Северного Кавказа. В качестве силы, способной подвигнуть российское руководство на этот шаг, рассматривалось население страны, точнее, такая трансформация общественного сознания, которая не оставляет Кремлю иного выбора, кроме как отпустить «свободолюбивые народы» на все четыре стороны. И надо признать, не мытьем, так катаньем «имаратчики» достигли немалого: в самосознании народа России произошли поразительные изменения. Так, в период «первой чеченской войны» значительная часть россиян осуждала методы «наведения конституционного порядка», сочувствовала чеченцам. К 2000 году большинство граждан уже готовы были поддержать любые силовые действия против «чеченских бандформирований». Через пять лет эта продиктованная ксенофобией «воинственность» сменилась боязнью новой волны «чеченской экспансии».

А еще через несколько лет она переросла в лозунги «Хватит кормить Кавказ» и требования отделить его. Еще небольшие продуманные усилия со стороны Имарата – и лозунги исчезнут, останется «голый» призыв: «Стену вокруг Кавказа!».

Сотворить себе союзника

Без сомнения, в лице русских националистов Имарат Кавказ терактами, угрозами слепил себе верного «союзника». Сегодня цели и задачи этих «движений» практически полностью совпадают: расчленить Россию, отделив от нее «проблемный» Северный Кавказ. Можно сказать и иначе: и те, и другие добиваются нового «Хасавюрта». Соглашение, подписанное в 1996 году в этом небольшом дагестанском городе Асланом Масхадовым и генералом Александром Лебедем, рассматривается, как позор России.

Тем не менее, в российском обществе наблюдается готовность примириться с отторжением уже как Чечни, так и ряда соседних республик. Больше того, многие видят в этом «панацею» от множества российских бед. Но успокоить ли это регион? Не разгорится ли с новой силой «аппетит» Имарата? Хасавюртовское «поражение» считается одним из следствий того, что в 1994-1996 году Россией была проиграна информационная война. Ведь с начала второй чеченской кампании в 1999 году генералитет и пресса «считали только трупы», множа ряды «сопротивленцев».

А вооруженный конфликт распространился на соседние с Чечней регионы. Растет число сторонников отделения Кавказа. На этом фоне Россия снова является стороной, проигравшей в «идеологическом» противостоянии. Не лучше обстоят дела и с другой «стороной медали». Так, к 1999 году стало окончательно ясно, что Чечне не следует рассчитывать на признание своей независимости. Басаев и Хаттаб, недолго думая, напали на Дагестан, спровоцировав Россию на новую войну. Одновременно по удуговскому телевидению продемонстрировали отрезанные головы английских инженеров. «Сюжет» как бы дополнил картину совершавшихся в республике публичных казней по решениям «шариатского суда». Таким образом «басаево-хаттабцы» сознательно отрезали себе «дорогу к выстраиванию отношений с политиками Запада», без обиняков подтвердив готовность воевать «на два фронта».

Затем стало происходить то, что, как полагает Шмулевич, было «оперативно бессмысленно, вредно тактически и стратегически». Однако заведомо обреченные на провал нападения на Дагестан, Ингушетию, Нальчик, тяжелейшие последствия многочисленных терактов привели, в конечном счете, не к консолидации здоровых сил российского общества, не к укреплению его единства, а к «психологическому эффекту» в виде роста ксенофобии, накопления населением усталости и желания любой ценой обрести мир и покой.
Последнее обращение Докки Умарова – один из тех психологических «инструментов», которыми для достижения своих целей пользовался Шамиль Басаев. Да и пущен он в ход в период подготовки к президентским выборам в России далеко не случайно.

Умаров как бы говорит: «Вот свергнем путем голосования ненавистный режим – и не будет никаких терактов. От вас и требуется-то самая малость – проголосовать за того, кто не будет терпеть в составе России регионы-кровопийцы».

Словом, действительно нужен шаг. К победе ли? Если к победе, то к чьей?..

Авраам Шмулевич : Родился 10 ноября 1968 в Мурманске. При рождении получил имя Никита, в советском паспорте был записан как Дёмин Никита Сергеевич. Проживает в г. Хеврон / Иерусалим (Израиль). Раввин, политолог, президент Института восточного партнерства. Лидер движения «Беад Арцейну» («Движения Национального обновления»), исповедующего идеологию «гиперсионизма».

Гиперсионизм — идеология создания Израильской Империи в границах от Нила до Евфрата, за строительство Иерусалимского Храма и создание сильного государства, которое способно помочь каждому своему гражданину раскрыть заложенный в нём уникальный потенциал, а также за восстановление монархии. «Беад Арцейну» считает, что «Не еврей для Сиона, а Сион для еврея».

Саид Эминов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments