рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Никогда нельзя отдавать руководство восстанием в руки легальной
оппозиции. Более того, первые, кого надо уничтожить - это своих легальных
союзников. Желательно, чтобы они выглядели жертвами режима. Их трупы лучше
послужат революции, чем их разговоры. Легальные всегда предают, ибо
чувствуют, что как только слово окончательно возьмет автомат, их
политическая роль закончится. Так было и в Париже в 1968 г. Любой, кто
пытается вступить в переговоры с правительством на начальном этапе
восстания, должен быть застрелен.
Единственная задача восстания - это победа войны. С первых же минут как
можно больше насилия, как можно больше оружия, как можно больше любых
военных действий. В этой ситуации, на удивление, самым буйным оказался
Гайдар. Он понял, что нужно как можно скорее укомплектовать хотя бы пару
танковых экипажей и прямой наводкой лупить по мятежникам. В сущности этот
толстяк оказался единственным революционером на всю Москву. Видимо, не в
последнюю очередь это было связано с тем, что он был
экономистом-монетаристом, то есть исповедовал вполне оторванную от жизни
идеологию, род гностицизма. Надо быть немного гностиком, чтобы быть
способным на чистое, экзистенциальное насилие.
Необходимо иметь предварительно выпестованный эстетический такт.
Хороший тон категорически необходим. Какое право остаться в живых имели
Руцкой и Хасбулатов? Они должны были умереть с оружием в руках, потому что
главное не их бессмысленные тактические расчеты, а необходимость
художественного совершенства. Их трусость превратила то, что собиралось
стать трагедией абсурда, в непристойный анекдот. Когда революция не может
быть адекватно описана в эстетических категориях, это не революция, а
дерьмо.
Я, конечно, был знаком с положением о необходимости превращения
политической ситуации в военную, но только у чеченцев научился тому, что это
действительно самый эффективный, самый рациональный и жизненный подход ко
всем пограничным политическим ситуациям. Никогда нельзя раздумывать -
стрелять или не стрелять. Стрелять нужно при первой же, даже самой маленькой
возможности.
В 1993 г. я все еще был глуп. Мне казалось, что это не наша война. И
лишь теперь, умывшись слезами и кровью (из разбитого носа), я понимаю так
ясно, как понимают необходимость воды в пустыне, что чужих войн не бывает.
Любая война - это твой уникальный, неповторимый шанс на победу. Шанс
осуществить скачек прямо сейчас, легко, моцартиански, примерить величие.
Мне пришлось побывать в Москве в 1997 г., проездом из Грозного. Это
город перекормленный деньгами. Это не город, это - тучное пастбище. Воевать
тут можно было бы лет пятьдесят без перерыва. Боже! С каким удовольствием я
здесь повоевал бы!
Дмитрий Корчинский. Война в толпе

Tags: Революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments