рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Category:

Москвичи и еврейский вопрос.

Авраам Шмулевич
Москвичи и еврейский вопрос.
Приключения израильского раввина


В синагоге, где я обычно молюсь в Москве, как-то состоялось мини-обсуждение на тему уличного антисемитизма. Один из прихожан, человек несколько в возрасте, обремененный большими познаниями в иудаизме и соответствующим фенотипом, сказал, что в рабочем районе, где он живет, он никогда не ходит в кипе. А если рискнет пройти вечером – его просто убьют. - «Кто?». - «Подростки, которые   там кучкуются все время, шпана». «А Вы хоть раз ходили в кипе, без кепки?» - несколько озадаченно спросил я. «Нет, ни разу»! Впрочем, ответ был очевиден - мой собеседник явно принадлежал к сонму живых, а не мертвых, и никак не походил на вернувшееся с того света привидение.

Однако я задумался. По Москве, когда бываю там, я передвигаюсь не в Мерседесе,  а на метро. При этом имею точно такой же вид, как и в Израиле – кипа, а не кепка, цицит на виду, еще более на виду борода и нос – так что не понять, что перед вами не обычный Рабинович, а нечто экзотическое, из породы «над арабской мирной хатой гордо реет жид пархатый», трудно. Задумался я не над своей возможной трагической участью (слава Б-гу, в таком же виде я дефилировал и по брежневскому Советском Союзу), а над тем, как же воспринимают меня «дорогие москвичи».

Я постарался припомнить все значимые реакции на свою сиономасонскую харю.

Когда я вхожу в магазин, например, или в трамвай, то реакция бывает трёх типов: или просто начинают пялиться во все глаза, или подчеркнутая «толерантность», улыбки и прочее, в магазинах продавцы обслуживают явно более вежливо – так что друзья меня иногда специально посылают купить что-то, чаще всего – за водкой в поздний час. Третья типичная реакция – подчеркнутое равнодушие, смотрят, как на негра в автобусе, с выражением «я не вижу, что Вы – негр».

Имели место реакции и более яркие.

Был я как-то в гостях у друзей. Вышли мы небольшой компанией выгуливать хозяйского пса, естественно, на газончик. Откуда ни возьмись, вылетает бабушка   с клюкой, древняя, но бойкая, и давай орать, что, мол, на газоны выводить собак запрещено, да  как не стыдно и т.д. И вдруг оборачивается ко мне:

- А тебе и подавно нельзя так делать, Богоизбранный народ – а собаки у них ср*т под окнами!

Час ночи, последний поезд метро. Влетаю в последний вагон – абсолютно пустой, пуст также и соседний. Ощущение у меня при этом, что что-то такое произойдет. Но ощущение ощущением, а ехать надо. И вот, на следующей остановке вваливаются два амбала, у одного в руке бутылка водки и стаканчик, у другого -  пакет с томатным соком, этакая Кровавая Мери. Сначала садятся в противоположном конце вагона, потом пересаживаются прямо напротив меня, пьют и внимательно разглядывают. Один из парней, тот, что с водкой (они уже основательно пьяны), пересаживается на мое сидение, рядом, минуты три смотрит в упор, а потом спрашивает: «Скажите, в Вввы – кккаттолик?». «Нет» - честно отвечаю. «А кто?» - «Еврей». Тогда он размашисто крестится и с чувством произносит: «Благослови Вас Господь!». «Это у него папа латыш!» - показывая на товарища,  - «Поэтому я Вас спросил, не католик ли Вы». Далее выясняется, что у второго родилась сегодня дочка, поэтому и выпивон. От дегустации Кровавой Мери из единственного имевшегося стаканчика я все же отказался – надеюсь, ребята не обиделись.

В метро народ вообще более склонен к разговорам, чем в автобусе, это я заметил.

Несколько раз говорили «шалом» и даже «шаббат шалом», поздравляли с еврейскими праздниками (причем далеко не всегда вовремя). Агрессивных реакций помню только полторы. Один раз, на улице, дед, бородатый, со слегка безумным взглядом, увидев меня, резко остановился, долго разглядывал, а потом разразился длинной матерной тирадой про евреев и их разнообразных матерей.

Был еще случай. Но тут необходимо предисловие богословско-этнографического свойства, так сказать. Есть такой обычай у евреев – прочитывать в течение недели целиком всю книгу Тегилим (Псалмов Давида), каждый день определённый кусок. Дело было к вечеру, в центре Москвы (недалеко от клуба «Билингва», куда я как раз спешил на какую-то лекцию). Я понял, что до конца дня (т.е. до захода солнца) не успею дочитать сегодняшний раздел, остановился у стенки, вытащил книгу и стал себе молиться. Мимо по переулку проезжал какой-то гражданин на велосипеде. Увидев меня, он отъехал на безопасное расстояние, притормозил, и как зароет во все горло: «Шульхан Арух!!!!» - и быстро уехал за угол. «Письмо пятисот» (о запрещении «Шульхан Аруха») свое дело сделало (было это вскоре после его публикации), интенция понятна, но все же как-то странно считать антисемитизмом произнесение вслух имени главного кодекса Еврейского Закона   – поэтому будем считать данный случай за половину. Итого - полтора враждебных инцидента.

В транспорте я вообще обычно читаю, причем часто книги на иврите. Народ косится, конечно.

Как-то подсел рядом молодой человек, чуть выпимши (видимо, это ему придало смелости), долго всматривался в книгу, а потом спрашивает: «А что это, тут все буквы одинаковые???». Пришлось показать, что нет, и даже прочитать немного. Перевести читаемое, к счастью, товарищ не попросил, ибо был это галахический труд, где трактовался вопрос, когда с точки зрения Галахи наступает смерть: с момента остановки сердца или отключения мозга. Боюсь, я был бы неверно понят.

А как-то милая девушка спросила, не китайский ли это язык. Но чаще, чем за китайца, меня принимали за мусульманина. Пару раз в шаббат, когда я выяснял дорогу (ездить в шаббат нельзя, так же как и переносить карты и прочие вещи, так что найти нужный адрес возможно только расспрашивая прохожих), мне говорили: «Вам в мечеть, наверное? Идите вон туда».

Иду в гости к семье знакомых мусульман. Он – араб, она – русская мусульманка. Из-за двери слышу, как он горько жалуется жене на тещу (надо сказать, жаловаться там есть на что – с выбором дочери, и личным, и религиозным, родня не согласна и выражает свое несогласие часто и изобретательно, жить же супруги вынуждены с родителями). На этот раз, скандал разгорелся из-за халяльного обеда мужа, который родители то ли съели, то ли извели другим способом. Слышу такую фразу: «Даже если ко мне в дом придет самый последний еврей, я его всегда чаем напою! А они…». Тут я открываю дверь комнаты и неожиданно появляюсь на пороге. Следы скандала моментально пропадают с лиц (о том, что я нечаянно услышал разговор, ребята не знают). «О, привет! Проходи, чаю хочешь?»

А вот что сказал мне о евреях другой русский мусульманин: «Евреи подобны маленькому ребенку, который в детстве потерял маму. Его приютила чужая женщина. Он долго жил с мачехой, но помнил о родной – помнил, как они жили вместе, ее привычки, правила у них в доме. Вскоре он вырос и нашёл свою маму, но когда снова вернулся к ней, ему было сложно и  неуютно с нею жить – он уже привык к укладу в доме у мачехи»…  Несмотря на то, что он любит свою настоящую мать, он всё равно стесняется её и сторонится, пряча подаренную мамой кипу под мачехиной кепкой.


Tags: Евреи, Еврейский вопрос, Мои тексты, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →