рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

В крови своей живи

В крови своей живи

Хава Шмулевич

В тот день Карин исполнилось пять лет – большая девочка! Сегодня ей намного больше, почти тринадцать, но тот день рождения она не забудет ни за что на свете.
Карин родилась в хороший день – канун Пурима. Первая внучка у дедушки Абрама и бабушки Гали. Первая внучка в Эрец Исраэль. Абрам заснял ее, новорожденную, на видеокамеру и прокомментировал с трепетным волнением: «Творец привел нас сюда, и мы здесь, и здесь наши корни. Слава Б-гу!» А про нее добавил: «Вот - это наш росток!» Внуки-ростки, новое поколение, которое, с Б-жьей помощью, будет расти не в российском галуте, где выросли и дедушка, и бабушка, и мама, и папа, а в дорогой сердцу Эрец Исраэль. Абрам Фиш выбрал местом жительства поселение Нокдим. Там нравился ему и пейзаж, и люди, и обстановка. Со временем семья перебралась из каравана в хороший дом. Скоро, совсем скоро наступит праздник Пурим, и в этом доме станет тесно и весело.
По правде сказать, этот день начался «так себе». У Карин поднялась температура, и мама Тамара повезла ее к врачу в Иерусалим. После врача зашли в «кэньон» – все-таки день рожденья. Погуляли – пора возвращаться. Карин вместе с мамой, папой и маленьким братиком тоже живет в Нокдим, рядом с бабушкой и дедушкой. Сегодня дедушка спешит в синагогу на чтение свитка Эстер, поэтому он отпрашивается с работы пораньше и забирает с собой на машине свои «ростки» – Тамару и Карин. Он хочет, чтобы и бабушка к ним присоединилась (они всегда ездят вместе), но та возражает: «Неудобно так рано уходить вдвоем (они работают в одной маленькой хайтековской фирме), вернусь попозже с зятем».
Тогда в путь! На выезде из Иерусалима подбирают тремписта: соседа и доброго друга, замечательного человека Аарона Гурова, который тоже спешит на чтение свитка Эстер и на поселенческий пуримшпиль, который он сам же поставил и к которому написал музыку. Дорога непростая – и это еще мягко сказано. В ту пору (2002 год) теракты на дорогах превратились в явление почти обыденное. Карин сидит в бронежилете – по крайней мере ребенок должен быть защищен. Бронежилет ужасно неудобен, хоть мама его и поддерживает. И когда до дома остается всего ничего, - там, где дорога круто поворачивает и идет в гору, - Карин начинает ныть, чтобы с нее эту штуку сняли, потому что она весит знаете сколько? Дедушка Абрам поддерживает ее: «Хватит дурью маяться, – говорит он Тамаре, – сними». Тамара поддается на уговоры и снимает с дочки бронежилет.
И тут начинается стрельба. Шквальный огонь обрушился на них из засады. Грохот был такой, как если бы на машину посыпались огромные каменные глыбы. Тамара почувствовала нестерпимую боль и на пару секунд потеряла сознание. Придя в себя, она увидела, что отец мертв, и Аарон мертв, и сама она умирает. Как человек, разбирающийся в медицине, Тамара понимала, что полученное ею ранение в живот – смертельно, тем более при беременности. О младенце, который должен родиться через несколько недель, нечего и говорить. На Карин она не смела взглянуть, чтобы не увидеть мертвой собственную дочь. Машина продолжала ехать. Тамара попробовала каким-то образом рулить, но не смогла, и поставила машину на тормоз. Она обернулась к Карин. Та сидела залитая кровью, бледная и словно окаменевшая. Ни стона , ни всхлипа. Но она была жива!!! Самой же Тамаре, по ее подсчетам, оставалось жить считанные минуты: либо она скончается от ранения, либо вот-вот придут террористы, чтобы произвести контрольный выстрел. «Дедушка умер, – сказала она дочери, – и мама тоже умирает. Покажи, где у тебя болит?» Карин указала на живот, и Тамара стала искать рану. На животе она ничего не нашла. И нигде не нашла – девочка оказалась абсолютно невредимой (две пули, продырявившие заднее сидение прямо над головой у Карин, обнаружат позже)! Тамара позвонила в «мокед». Оттуда срочно вызвали армейскую «скорую», которая стояла возле поселения Ткоа, готовая к выезду, и только ждала указания точного места – бригада «скорой» слышала стрельбу. Десять минут, которые понадобились силам безопасности, чтобы прибыть на место теракта, длились вечно. Террористы так и не появились – либо их кто-то спугнул, либо просто решили, что двух снайперских попаданий и девяноста пуль, выпущенных по машине из трех стволов, достаточно, чтобы не предпринимать более каких-либо действий. Еще до прибытия армии к месту происшествия подъехала соседка, Хагит Йотват. И Тамара подумала, что теперь можно спокойно покинуть этот мир, потому что есть кому присмотреть за ребенком...
Армейская «скорая» примчала Тамару в больницу, где ее немедленно прооперировали. Никто не мог поверить в такое чудо: пуля, попавшая Тамаре в живот, прошла совсем рядом с младенцем, совершенно не задев его, и застряла в маточной мышце. Малышку извлекли абсолютно целой и невредимой!
Более того, эта кроха спасла жизнь своей маме, ведь если бы не беременность, пуля нанесла бы огромный ущерб внутренним органам.
Так перемешались жизнь и смерть. Этот день для семьи Фиш – смесь великой радости и безмерного горя. В этот день они отмечают и дни рожденья (двух девочек сразу), и чудо спасения Тамары. Но он стал и днем большой беды, днем потери дорогого и близкого человека – дедушки, папы, мужа.
К 5-летней годовщине смерти Абрама его вдова, Галина, подготовила фильм о нем. Этот фильм предназначен, в основном, для внуков, четверо из которых были совсем маленькие, когда Абрам погиб, а остальные трое и вовсе еще не родились. Младший из внуков – сын второй дочери семейства Фиш, Маши – унаследовал от деда и имя (Авраам), и даже характер. В фильме собраны фотографии, видеозаписи и воспоминания о незаурядной личности Абрама. Внуки по праву могут гордиться своим дедом – личностью цельной и глубокой, человеком слова и дела, полным любви и ответственноси по отношению к близким людям, серьезным и талантливым исследователем, человеком, почитаемым многочисленными друзьями, соблюдавшим заповеди и верным своему народу и Земле Израиля – и список этот далеко не полон.
В фильме, в числе прочего, есть кадры из Швеции, куда в начале 90-х годов Абрам был послан в командировку по работе от Еврейского университета. В Швеции жили его московские родственники, эмигрировавшие туда незадолго до этого визита. С одним из них, племянником по имени Илья (Элиас, как зовут его в Швеции), у Абрама были особенно теплые отношения. Илья с детства обожал бородатого дядю Абрама, который приезжал к ним в Москву из Сибири и привозил вкусные орешки. Позднее, когда оба – и дядя, и племянник – приблизились к иудаизму, душевная связь между ними стала еще крепче. Тогда, во время их встречи в Швеции, Илья-Элиас был молодым студентом консерватории – блестящим студентом, гордостью семьи. Ему предрекали большое будущее. Абрам тоже радовался его успехам и гордился гениальным племянником, а Илья, со своей стороны, гордился дядей-израильтянином, который соблюдает заповеди и живет на «территориях». Горькое известие о гибели Абрама явилось для Ильи огромным ударом и оставило в его сердце глубокую рану.
Прошли годы, и Элиас Файнгерш превратился из блестящего студента в выдающегося музыканта, одного из ведущих современных тромбонистов. Он гастролирует по всему миру, и ему аплодируют в престижных залах Скандинавии и Америки, России и Европы. Выступает он и в Израиле. В этом году он решил дать концерт в Гуш-Эционе в память о своем дяде, Абраме Фише. Выступление состоится на исходе поста Эстер (это день убийства Абрама), в четверг, 25 февраля, в Матнасе Гуш-Эциона, в 21:00. На этот раз Элиас выступит с двумя великолепными музыкантами:
Ури Бренер – блестящий пианист и импровизатор, композитор оркестра «Синфониетта Исраэлит». Его произведения удостоены многочисленных призов и исполняются на концертах и фестивалях в Израиле и за его пределами.
Эяль Лернер – виртуозный блок-флейтист из Милано (Италия), исполнительское мастерство которого полностью переворачивает расхожее представление о скромных возможностях блок-флейты.
Программа концерта совершенно неординарна. Тромбон и блок-флейта, звучащие вместе (словно «Давид и Голиаф»), – явление само по себе нестандартное, почти вызывающее. Но это еще не все. Вторая часть концерта – пуримский бал-маскарад по заказу слушателей. Как это задумано? Публике будет предложено присылать записки с названием какого-либо костюма, а музыканты должны будут изображать его посредством свободной импровизации.
В вышеупомянутом фильме Абрам говорит, вкладывая смысл в каждое слово: «Все, что в этом мире делается, – все с Небес». Нам стоит почаще об этом вспоминать…


Памяти ученого Абрама Фиша, погибшего в теракте в этот день в 2002 году. посвящен концерт известного шведского тромбониста Э.Файнгерша, израильского пианиста и композитора У. Бреннера и блок-флейтиста из Италии Э.Лернера состоится в матнасе Гуш-Эциона 25 февраля в 21.00. Концерт посвящен
Билеты можно заказать по телефону: 02-9937999 02-9937999
Вопросы по поводу концерта и подвозки от Цомет Гуш: 054-5722904 054-5722904 Хава
Subscribe

  • Свободный человек

    В замечательном курсе "Психология политики" который читает Леонид Гозман в Московском Свободном университете был задан вопрос: Пример свободного…

  • "Лейзер, Литва уже сгорела?.."

    "Лейзер, Литва уже сгорела?.." Очень неполиткорректная беседа с Лейзером Броером: Авраам Шмулевич Лейзер Броер - "талмид хахам" (знаток Торы), один…

  • Даже воды расступятся

    Даже воды расступятся Обращение Международного Гиперсионистского Движения "Беад Арцейну" ("За Родину!") Секретариат Движения. 7-й день Песаха 5781…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments