рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Умань, Умань, Рош а-Шоно... Что такое Брацлавский Хасидизм. Часть пятая

Умань, Умань, Рош а-Шоно... Что такое Брацлавский Хасидизм. Часть пятая. Почему я? Молитва.
Рав Хаим Кремер
Рав Авраам Шмулевич


Почему я?
Как можно описать типичного еврея, приезжающего в Умань на Рош-а-Шана? Это невыполнимая задача: ни один случай не похож на другой. То, что вы прочитаете далее – лишь несколько личных историй тех, кто побывал в Умани на Рош-а-Шана 1991 года. Следует отметить, что трое из четверых интервьюируемых никогда ранее не были в Умани.
"Как вы пришли к решению отправиться в Умань на Рош-а-Шана?"
М. С., студент коллеля:
"Решение поехать в Умань далось мне гак же трудно, как и вообще решение Стать брацлавским хасидом. Я поступил и успешно учился в прекрасной литовской ешиве, где хасидизм считался чем-то выходящим за рамки "настоящего" иудаизма. Баал-Шем-Тов и другие хасидские учителя просто никогда не поминались, и их труды не изучались. Несмотря на то, что я делал успехи в учёбе, я ощущал в себе некоторую пустоту, чего-то постоянно недоставало. Мое ощущение немного напоминало ощущение сына рабби из сказочной истории ребе Нахмана "О раввине и его единственном сыне", у которого внешне все было как будто бы в порядке, но которого так же мучила духовная жажда. Один человек, недавно вернувшийся к религии (баал тшува), посоветовал мне посетить занятия, где изучались произведения ребе Нахмана. То, что я услышал, поразило меня: за все годы, проведенные в ешиве, я не сталкивался ни с чем подобным. "Семя дало всходы", и я начал изучать книги ребе Нахмана, несмотря на противодействие, с которым мне пришлось столкнуться. От меня потребовалось совершить настоящий интеллектуальный "переворот", чтобы принять идеи ребе. Но для того, чтобы "пустить ребе в свое сердце" и принять решение о поездке в Умань, мне нужно было преодолеть самые разнообразные препятствия, включая и ощущение того, что брацлавские хасиды – не люди "моего типа". Но, в конце концов, мне пришлось "капитулировать" перед мнением ребе. Когда я, наконец, сдался – это было совершенно незабываемое чувство. Сейчас, после того как я нашел ребе Нахмана, моя поездка в Умань на Рош-а-Шана – это естественная часть меня самого".

С. С., администратор в компании "Уорнер Бразерс" (Нью-Йорк/Голливуд, США):
"Со времен детства, а я вырос в Бруклине, я знал о той пользе, которую приносит посещение могилы ребе Нахмана в Умани, и всегда хотел побывать там. От своего друга я услышал, что организуется паломничество на Рош-а-Шана, и решил поехать".
Т. А. Б., адвокат, Англия:
"Ребе сказал в книге Хаей Моаран, что нет ничего выше, чем быть с ним на Рош-а-Шана, и что он может в это время помочь нам так, как это невозможно в остальные дни года".
Дж. А., инженер по компьютерным системам, Израиль:
"Решение о путешествии в Умань далось мне очень нелегко. Моя жена очень хотела, чтобы я поехал, но мы недавно переехали в Израиль из Миннесоты, и я думал отложить поездку на год или даже на два. Я считал, что поездка будет очень нужна мне для моего личного "тиккуна", исправления, но у меня были также доводы за то, почему стоит отложить ее. Я все-таки поехал в этом году – частично из-за "шалом байт", чтобы поддержать "мир в семье", но в основном все-таки из-за того, что у меня есть счет, который надо оплатить. Как и у всех "баалей тшува", вернувшихся к религии, у меня есть несколько совершенных в прошлом "зол", которые необходимо исправить. Вы знаете, для сложного ремонта нужен хороший специалист. Я ведь не пойду к простому водопроводчику, чтобы он починил всю водопроводную сеть в Эмпайр Стейт Билдинг. Кроме того, возможность увидеть места, где жил мой дед и его семья, также сыграла свою роль в моем решении".
"Каковы были Ваши ожидания перед прибытием в Умань? Насколько они исполнились?"
М. С.: "Я могу разделить их на две группы. Во-первых, что касается материальной стороны. Условия в городе Умань, как я и ожидал, соответствуют стандартам конца XIX – начала XX века. Так что здесь я не был удивлен. Что касается духовного аспекта, то я понял, что человек не может рассчитывать на достижение истинного понимания и вдохновения, постоянно оглядываясь назад. Я вновь "капитулировал" и приехал сюда. Я надеялся, что здесь ко мне придет это вдохновение – и так в действительности и произошло".
С. С: "Единственное, что беспокоило меня – это то, что брацлавские и другие хасиды, которые составляют подавляющее большинство собравшихся здесь, не примут меня в свою среду, я ведь еврей, не соблюдающий заповеди. Но мои страхи не только не оправдались, но и наоборот, меня все принимали очень тепло. Быть может, именно из-за моего "происхождения" со мной обращались как с дорогим гостем, чья поездка в Умань – это настоящая жертва, и буквально все старались, чтобы я чувствовал себя как дома и в своей тарелке".
Т. А. Б.: "Первый раз я приехал на Рош-а-Шана в 1989 году (я был здесь и в 1990, и в 1991 году). Так что я вполне представлял, что я могу испытать. Но когда я приехал, я почувствовал, что вернулся к себе домой. В первую ночь праздника я был настолько растроган, что у меня покатились слезы от радости, что я могу быть на Рош-а-Шана с ребе. Вы можете ощутить, что он действительно присутствует среди своих хасидов – многие из которых к тому же преодолели множество проблем и трудностей, чтобы попасть в Умань".
Дж. А.: "Я как-то старался, чтобы мои ожидания были не слишком большими. В основном я думал лишь о спокойном возвращении домой ("антигорбачевский путч" произошел всего несколько недель назад). Но если ребе поможет мне исправить мой "счет" – это будет лучшим результатом поездки. То, что я испытал, находясь на "цийуне" ребе Нахмана, а также на могилах реб Носона и рабби Лейви-Ицхока из Бердичева, – намного превзошло все мои ожидания. Старая миква в Киеве также произвела очень большое впечатление. Я не предполагал, что смогу молиться во всех этих местах. Кроме того, я очень сожалею, что у меня не хватило сил посетить также кейвер (могилу) Баал-Шем-Това. Я хочу вернуться сюда еще* на этот раз с чуть большим пониманием, с чуть большим чувством и с чуть меньшим грузом за плечами".
"Расскажите о самом вдохновляющем и о самом трудном из того, что Вы пережили".
М. С.: "Молитва в пятницу вечером, в начале субботы, после Леха Доди. Вся община – несколько тысяч человек – пела совершенно захватывающий напев. Внезапно все взорвалось в невероятно зажигательном танце – это было непередаваемое зрелище. Я говорил себе: "Б-г! Ты возвысил меня, несмотря на то, что я – грязная, бедная и несчастная душа, возвысил для того, чтобы быть здесь вместе с твоими князьями – царскими детьми Твоего народа". Я стоял в оцепенении, беспомощный, не в силах пошевелиться, и слезы текли по
моим щекам. Я не променяю эти мгновения ни на что. Как ни странно, но самое трудное ощущение было – когда я пришел к могиле ребе Нахмана. Было очень много народа. И хотя я видел вокруг полно людей, глубоко погруженных в свои мысли и молитвы, сам я чувствовал себя слишком неловко, чтобы погрузиться в хитбодедут. Но вскоре я почувствовал себя вовлеченным во все, что происходит вокруг".
С. С.: "Страстные молитвы брацлавских хасидов – такого я никогда ранее не испытывал. Это было возвышенное и захватывающее переживание. Я, конечно, не успевал молиться вместе со всеми, но, тем не менее, ощущал, что мои молитвы также вливаются в общий хор".
Т. А. Б.: "В прошлом году авиакомпания потеряла мой багаж. Но я почувствовал, что не нуждаюсь в нем. Достаточно было просто быть здесь – даже без смены белья. (Кстати, мы все-таки получили свой багаж – после поездки!)"
Дж. А.; "Я заболел – и это, конечно, было самым неприятным во всем путешествии. Я просто не мог присутствовать в синагоге во время молитв. Но все-таки самым вдохновляющим в этой поездке, даже, несмотря на то, что я лежал с температурой в постели, было сознание того, что на Небесах кто-то заступился за меня! Я наконец-то смог сделать что-то, что оказало положительное влияние и на мою жизнь, и, может быть, на мою семью – причем как в этом мире» так и в мире грядущем. Обычно у меня возникало ощущение, что все мои усилия просто недостаточны» если не бесполезны вообще. Но здесь, в Умани, я чувствовал, что целые духовные горы сдвигаются ради меня".
"Какие изменения в Вашей жизни Вы отметили после возвращения из Умани (молитва, вера, в плане духовном или физическом)"?
М. С: "Изменения были не слишком резкими, но в одном я уверен: теперь я вижу то, с чем должен бороться» намного яснее. И когда эта борьба кажется мне слишком тяжелой и я вот-вот готов сдаться, я представляю себе, что я снова с ребе на Рош-а-Шана".
С. С.; "Безусловно, я стал лучше, и я хочу вернуться в Умань на следующий год. Я хотел бы сказать, что я изменился еще сильнее, но это просто не было бы правдой. Три дня, вне зависимости от того, что в них произошло, не в состоянии перевесить 49 лет".
Т Л. Б.: "Изменения происходят медленно, и пережитое осмысливается также медленно. С каждой последующей поездкой в Умань я все яснее понимаю, что ребе хочет от каждого из нас".

Дж. А.: "После возвращения из Умани я стал молиться совершенно по-другому, появилось ощущение "связи", которого я никогда ранее не испытывал, да и вся жизнь в целом воспринимается гораздо легче. Взаимоотношения с женой также намного улучшились".
***
Итак, Рош-а-Шана может дать многое каждому из нас. "Ну, если я не смогу быть там в этом году, я буду на следующий. Мое присутствие или отсутствие не имеют значения ни для кого, кроме меня самого". Но так ли это?
На самом деле мы не только можем получить что-то от Рош-а-Шана, но и внести своим присутствием некий вклад. И вклад этот может быть весьма значительным. Перефразируя известное выражение, можно сказать: "Спроси не то, что Рош-а-Шана может дать тебе, но что ты можешь дать Рош-а-Шана"
В своем самом последнем выступлении на Рош-а-Шана 1810 года ребе Нахман говорил:
"В книге Сефер Йецира мы учим, что два камня строят два дома, три камня строят шесть домов и четыре камня строят двадцать четыре дома... А именно, с двумя камнями (А и В) можно составить два сочетания (АВ и ВА), с тремя камнями (А, В и С) – шесть сочетаний, с четырьмя камнями – двадцать четыре сочетания и т.д. Каждый дополнительный камень соответственно увеличивает конечное число. Камни – это души (Эйха 4:1). Таким образом, в каждом миньяне из 10 человек возможно получение 3,628,800 сочетаний! Представьте себе увеличение числа сочетаний, которое каждый отдельный камень – каждая душа – добавляет в миньян. Представьте число сочетаний, образуемых 100 людьми... или 1000... или 2500... и далее! Изменения ошеломляющие!" Ребе Нахман продолжал:
"Каждый из этих "камней" – этих еврейских душ – часть "здания" святости. Каждый и каждый еврей, присоединяясь к этому зданию, увеличивает "общину" святости в мире" (Ликутей Моаран II, 8:6, см. также Хаей Моаран 43).
* * *

Итак, "почему я"? Потому что та польза, которую я извлекаю, присоединившись к "общине", вместе с той пользой, которую бесчисленное количество других евреев извлекает из самого факта моего присутствия – лучшее начало "строительства" нового года.
* * *
Молитва

Выдержки из молитвы о том, чтобы удостоиться побывать на могиле ребе Нахмана, составленной р. Ицхаком Брейтером. (1886-1943), одним из руководителей брацлавских хасидов в предвоенной Польше.

Владыка мира, полный милосердия, пред которым открыто все тайное, создатель всех душ, Ты дал нам, в своей безграничной милости, быть частью народа Израиля и дал нам долю в Торе твоей.
Отец наш, Б-г, внемлющий молитвам и мольбам, помоги нам слушать и выполнять все то, что говорят нам истинные праведники, чтобы мы исправили все наши грехи и вернулись на пути Твои и прилепились к Тебе.
Владыка мира, сейчас, перед приходом Машиаха, Ты послал нам истинного главу сынов Израиля, нашего учителя Нахмана, сына Фейги, пусть его заслуги охраняют нас. Послал, чтобы он пробудил нас ото сна, очистил наши сердца, наполнил нас мужеством и силой.
Любимый Б-г, Ты знаешь тайны всякого сердца, знаешь Ты и те неисчислимые препятствия и преграды, которые стоят на нашем пути. Ты знаешь, что после ухода нашего учителя осталось у нас святое место его погребения, и что посещение его помогает исправить и возвысить любую душу.
Помоги нам посетить это святое место, помоги в радости вознести там наши молитвы, помоги нам пробудиться от нашего глубокого сна. Подними нас, помоги нам вернуться к Тебе, помоги нам и всему народу Израиля отныне и вовеки всегда следовать путями Твоими и выполнять волю Твою. Пусть молитвы наших уст и побуждения нашего сердца будут угодны Тебе, Оплот и Избавитель наш. Амен.
Tags: Иудаизм, Мои тексты
Subscribe

  • Происхождение военных терминов.

    Происхождение военных терминов Есть такая замечательная класическая книга - "Эволюция военного исскуства". Автор А. Свечин. Там, по ходу дела, и в…

  • (no subject)

    Еврейские уроки для русских Классический анекдот гласит: " Раньше цыгане воровали, евреи торговали, а русские воевали. А теперь цыгане торгуют,…

  • Thesaurus. Арктика.

    Слово "Арктика" имеет греческое происхождение и означает "страна медведя" ( ἄρκτος — медведь) - по созвездию Большой Медведицы. Арктика занимает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments