рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Десятилетие ВВП и перспективы для Кавказа и РФ в целом

К десятилетию Правления Путина Быков в Новой Газете написал великолепную поэму. Кончается она так:

Десять лет я проспал. И все чаще я слышу отдаленный, томительный гром — то ли яблоки в августе бьются о крышу, то ли все-таки дело в другом. Десять лет всенародное Оле-Лукойе крутит зонт, не жалея труда…А когда я проснусь, то увижу такое, что уже не засну никогда.


Такое, впрочем, уже потихонуку происходит. Что-то будет, когда и если сон, таки, спадёт...
Вот, например:
сегодня (12 авг. 2009) около 10:30 утра в Ингушетии, в столице республике Магасе, в собственном кабинете двумя неизвестными в масках расстрелян из автоматического оружия министр строительства Ингушетии Руслан Амерханов, помошник министра ранен, террористы скрылись...

А вчера в Грозном обнаружены трупы врачей супругов Заремы Садулаевой (32) и Алика Джабраилова (33). Они работали в связанной с Детским фондом ООН (UNICEF) организации "Спасём поколение", оказывали помощь детям, пострадавшим от боевых действий, по данным UNICEF убитые помогли прооперировать более 100 детей в Чечне.
10 августа около 14.00 Зарема Садулаева (глава "Спасём поколение") и её муж были похищены. Неизвестные вооруженные люди увезли их на автомобиле "Жигули". "Люди, похитившие Садулаеву и ее мужа, не представились и не предъявили никаких документов. Они увезли правозащитников в неизвестном направлении, Спустя некоторое время похитители, часть из которых была в гражданском, а часть - в военной форме черного цвета, вернулись и забрали из офиса мобильные телефоны супругов, компьютер, некоторые документы, а также угнали стоявший на улице автомобиль Джабраилова, - сообщил Интерфакс.
На следующий день, т.е. вчера, 11 авг. 2009, в 04.00,
тела Алека Джабраилова и его жены Заремы были найдены со множественными ранениями в багажнике машины "ВАЗ-2107", принадлежавшей убитому. Машина находилась в десяти метрах от входа в республиканский реабилитационный центр на улице Мансурова.


Зарема Садулаева

В апреле 2005 года силовиками во время спецоперации был похищен тогдашний руководитель организации "Спасём поколение" Мурад Мурадов, 1976 года рождения. Из его квартиры неизвестными лицами в военной форме была увезена оргтехника, документы организации и база данных на 3000 человек, в основном детей-инвалидов, получивших увечья от минных подрывов. Позже изуродованное до неузнаваемости тело Мурада Мурадова было возвращено родителям. В документе из прокуратуры, которым родственникам разрешалось забрать труп, говорилось, что никаких обвинений против Мурадова не выдвинуто.

А ещё, накануне, 9 авг. 2009, 16-летний житель села Сержень-Юрт Шалинского района Чечни Шамхан Шамилев был насильно увезен из дома вооруженными лицами в камуфляжной форме. 10 авг. ночью его труп был выброшен на окраинеего села.

Дмитрий Быков о юбилее - Десятилетии Путина

Я невесел с утра по какой-то причине — назовем ее левой ногой. И пока все кричат об одной годовщине, я хочу говорить о другой. Я и рад бы чего сочинить веселее, а не в духе элегий Массне, но хочу говорить о другом юбилее — «Десять лет пребыванья во сне».

После долгих интриг, катаклизмов подземных и скандалов у всех на виду — в августовские дни утвердился преемник в девяносто девятом году. Он кого-то пугал, он тревожил кого-то, а иных осчастливил сполна… Только мною на миг овладела зевота: я решил, что от нервов она. И покуда чеченцам грозил его палец под корректное «браво» Семьи — почему-то глаза мои плотно слипались, и боюсь, что не только мои. И покуда мы дружно во сне увязали — ни на миг не бросая труда, он все время мелькал пред моими глазами: то туда полетит, то сюда… Всем гипнологам практики эти знакомы, хоть для свежего взгляда странны. Это было подобье лекарственной комы для больной, истомленной страны — ей казалось, ее состоянье такое, что лечение пытке сродни, что она заслужила немного покоя и долечится в лучшие дни. И заснула, как голубь средь вони и гула, убирая башку под крыло… Помню, что-то горело, а что-то тонуло — но я спал, я спала, я спало. В этом сне перепуталось лево и право, ложь и истина, благо и зло — а когда началась нефтяная халява, так меня и совсем развезло.

Что мне снилось? Что здесь завелись хунвейбины (не за совесть, а так, за бабло); что кого-то сажали, кого-то убили, но почти никого не скребло; тухловатый уют в сырьевой сверхдержаве расползался, халява росла, много врали, я помню, и сами же ржали — но ведь это нормально для сна! И начальник — как Оле-Лукойе из сказки, но с сапожным ножом под полой — создавал ощущение твердой повязки на трофической ране гнилой. И от знойного Дона до устья Амура все гнила она в эти года — под слоями бетона, под слоем гламура, под коростою грязи и льда, и пока нам мерещились слава и сила, вширь и вглубь расползалось гнилье, и я чувствовал это, но все это было, как обычно во сне, не мое. Позабылись давнишние споры и плачи — вспоминались они как кино. Я не верил уже, что бывает иначе. Если так, то не все ли равно? Я не верил уже, что на этом пространстве, где застыла природа сама, — задавали вопросы, не боялись острастки, сочиняли, сходили с ума; все наследники белых и красных империй в густо-серый окрасились цвет; я не верил уже, что бывает критерий, и привык, что критерия нет. Так мы спали, забыв о ненужных химерах, обрастая приставками лже-… Между тем он работал, как раб на галерах, — или нам это снилось уже?

Иногда, просыпаясь на самую малость, — полузверь, полутруп, андрогин — я во сне шевелился, и мне представлялось, что когда-то я был и другим; видно, так вспоминают осенние листья, что шумели на майском ветру, — но за десять-то лет я отвык шевелиться, так что сам говорил себе: «Тпру!» Я не верю, что дело в одном человеке, но теперь его отсвет на всем: я смотрю на него, и опять мои веки залепляет спасительный сон.

Словно старая пленка, темна и зерниста, словно старая кофта, тесна, — длилась ночь, и росла моя дочь-озорница, и тоска моя тоже росла; рос мой сын — и ему уже, кажется, тесно в этой душной всеобщей горсти; рос мой сон, и росло отвращенье, как тесто, но никак не могло дорасти, не могло дотянуть до чего-нибудь, кроме обреченной дремоты ума, потому что достаточно пролито крови, а других вариантов нема.

Десять лет я проспал. И все чаще я слышу отдаленный, томительный гром — то ли яблоки в августе бьются о крышу, то ли все-таки дело в другом. Десять лет всенародное Оле-Лукойе крутит зонт, не жалея труда…

А когда я проснусь, то увижу такое, что уже не засну никогда.


Tags: Ингушетия, Кавказ, Литература, Политика, Россия, Чечня
Subscribe

  • Переоценка союза со Сталиным? Мой вклад в победобесие.

    Переоценка союза со Сталиным? Мой вклад в победобесие. Не хотел выказываться в этой волне «победобесия», но таки не сдержался. Аркадий Бабченко…

  • «Их всех уже расстреляли»

    2013-12-09   Авраам Шмулевич   «Их всех уже расстреляли». Часть первая.   Часть вторая.    Часть третья. Каждый чеченец был врагом. Часть…

  • (no subject)

    Попалась на глаза книга: "Дольмены Кавказа: геологические аспекты и технологии строительства". Год: 2011. Издательство: Сов. Кубань. ISBN:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments