рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

"Итак, начинается песня о ветре". Впереди у нас небольшой пакистанский цикл

Пакистан: “Аль-Каида”, Талибан и 10 Потерянных Колен Израилевых
Спокойствие в регионе наступит только после обращения пуштунов в иудаизм
Пакистан: пуштунские корни Талибана

30 июня 2008 г. в столицу Пакистана Исламабад прибыл помощник госсекретаря США по делам Центральной и Южной Азии Ричард Баучер. Его визит продолжался с 30 июня по 2 июля с.г. Основные пункты переговоров стали уже традиционными: целью срочного визита являлось обсуждение с пакистанским руководством “вопросов борьбы с терроризмом, ситуация на приграничных с Афганистаном территориях, внутриполитическую и региональную обстановку”. Все это уже давно вызывает серьезные опасения и в Вашингтоне и у самих пакистанских военных властей.

Исламская Республика Пакистан, اسلامى جمحورى پاکستان (на языке урду, по сути диалекте хинди, официальном зыке страны название страны читается так “эслами-е джамхури-е пакистан”) одно из ключевых государств для стабильности современного мира.

Образована страна была в 1947 году, из населенных мусульманами частей Британской Индии. Задумано она была как первое исламское фундаменталистское государство современного мира, то есть государство построенное по законам “истинного”, “чистого” ислама и для “воплощения в жизнь воли Аллаха”. Стране было дано название Пакистан, что означает “Страна чистых” (имелись в ввиду истинные мусульмане, отличающиеся от тех мусульман, что были готовы жить в одном государстве с индусами).

По идее, страна должна была управляться на основе “истинного ислама” под руководством улемов - мусульманского духовенства.

Из затеи ничего не получилось. Впрочем, мусульманам уже почти 14 веков, прямо с момента создания их религии, фатально не везет с попытками построить “справедливое общество” по законам “истинного ислама”, абсолютно все предпринятые до сих пор такие попытки кончались, по мнению самих же мусульман, какими-то гадостями.

Гражданское правление под направляющим влиянием мулл продолжалось недолго. Уже 8 октября 1958 года в стране, ввиду слабости и нестабильности гражданского правительства, произошел военный переворот, и к власти пришла армия во главе с генералом М.Айюб-Ханом. В дальнейшем страной правили еще несколько военных хунт, перемежаясь с “гражданскими”, но все равно более-менее авторитарными, правительствами. При этом национальной состав страны очень пёстр. Единой государствообразующей нации нет. Государственными языками являются урду и английский, при этом лишь 8% пакистанцев считают урду родным языком. Численность населения страны в 2004 оценивалась в 159,2 млн. человек. Пакистан населяют пять этно-лингвистических групп: пенджабцы-мусульмане (пенджабцы-индуисты и сикхи живут в Индии), пуштуны, разделенные на множество племен и кланов (при этом большинство пуштунов живет в Афганистане), синдхи, белуджи (часть белуджей живет в Иране), мухаджиры - потомки мусульманских беженцев из Индии, представляющие конгломерат из представителей десятков самых различных индийских этносов, историческая родина которых осталась в Индии. Реальная картина еще запутаннее, ведь сами эти пять групп разделены на множество племен, кланов, территориальных групп, религиозных сект, каст. Основные языки: панджаби, синдхи, урду и гуджарати относятся к индоарийской языковой группе, пушту и белучи (белуджи) - к иранской, а брагуи - язык дравидийской семьи, распространенной главным образом на юге Индии.

Неоднороден и религиозный состав. 97% населения мусульмане, однако более 75% мусульман Пакистана - сунниты, около 20% - шииты. А менее 4%, главным образом пенджабцев, принадлежат к исламской секте ахмадие и именуются в народе кадияни. Между шиитами и суннитами идет, по сути, гражданская война. Взрывы переполненных мечетей, убийства религиозных деятелей - почти каждодневное дело. А ахмадие и сунниты и шиты вообще не признают друг-друга за мусульман, но считают подлежащими искоренению еретиками.

Двойственное положение ислама в стране определяется именно этой пестротой ее состава. С одой стороны. Ислам - единственное, что объединяет этот конгломерат в единое целое. В свое время пакистанский диктатор генерал Зия-уль-Хак сказал: “Пакистан - это идеологическое государство, также, как и ГДР. Без Ислама Пакистан не может существовать, став или частью Индии, или распавшись на мелкие государства”. С другой стороны, правящая в стране армия совершенно не желает отдавать власть муллам. В этом ее поддерживает значительная часть населения. Особенно образованные и экономически активные слои, справедливо полагая, что муллы не смогут управлять страной. Однако, в сиу вышеизложенных причин, отказаться от использования лозунгов и институтов ислама правящие режимы, что военные что гражданские - не могут. Конституция определяет страну как Исламскую Республику. Однако такая двойственность провоцирует постоянный конфликт между режимом и теми (дольно многочисленными) кругами населения, которые считают государство “недостаточно исламским”, причем эти настроения культивируются именно в системе просвещения, которой государство не может не оказывать поддержку - таким образом “роя себе могилу”. Ситуацию усугубляет еще и постоянная вражда шиитского меньшинства и суннитского большинства.

Обстановка вокруг политического ислама все время накаляется (хотя и так, казалось бы, дальше некуда): если ранее основной базой исламистов являлись приграничные районы, “зона племен”, то в последнее время взрыв исламизма, охватил не только отдаленные горные районы, но и самый центр Пакистана, и в противостояние с властями оказались втянуты новые силы.

Так, в начале июля 2007 г., боевики захватили важнейшую Красную мечеть (Лал Масджит) в одном из центральных районов пакистанской столицы, в непосредственной близости от квартала правительственных учреждений. После осады она была взята штурмом подразделениями спецназа пакистанской армии. В результате было убито несколько десятков, а ранено несколько сот человек. Особое беспокойство вызывает то, что столица Исламабад ранее считалась самым спокойным городом страны. В Исламабаде в основном живут чиновники, гражданские и военные, действующие и отставные. В двух медресе, мужском и женском, ученики которых стали и участниками и заложниками этого вооруженного выступления, учатся дети из семей пакистанского высшего и среднего класса.

Очагом постоянных антиправительственных выступлений является и южная провинция Белуджистан - самая бедная провинция Пакистана, 45% населения которой живет за чертой бедности. В то же время регион богат природными ресурсами. Белуджи, однако, вступают под националистическими, а не исламистскими лозунгами.

Но главная проблема для правящего режима - афганцы (пуштуны). Они составляют 15,42% населения и являются основной базой и Талибана и “Аль-Каиды”.

В годы британского колониального господства пуштуны оказались разделенными между Афганистаном и Пакистаном. Административно территории пуштунов в Пакистане входят в Северо-Западную Пограничную Провинцию и в Федеральную территорию племён, которые лишь в малой степени подчиняются законам Пакистана.

Договор об установлении государственной границы (т.н. Линии Дюранда) между Афганистаном и английскими колониальными владениями в Южной Азии был подписан еще в 1893 г. и подтвержден рядом англо-афганских официальных документов. Но в июле 1949 г., вскоре после образования независимого государства Пакистан, Кабул заявил о непризнании договора и, соответственно, пограничной полосы. С тех пор зона расселения пуштунских племен является постоянной зоной нестабильности, и власть пакистанского правительства там номинальна. Кабул стремился также, сначала в 1950-х и затем в 1970-х годах, поощрять сепаратистские устремления пуштунов в Северо-Западной Пограничной провинции, выступая с предложением создать государство Пуштунистан. После начала сопротивления советской агрессии в Афганистане эти территории стали основной базой сопротивления, которое, как известно, вскоре приобрело исламистский характер. Движение талибан также зародилось и укрепилось именно здесь. Эта труднодоступная горная местность, как и близлежащие земли долины Сват, расположенной на юге Северо-Западной пограничной провинции, давно используются боевиками для укрытия и организации тренировочных лагерей.

Ситуацию усугубило и то, что за несколько лет после советского вторжения в Пакистан прибыли 3 млн беженцев, в основном пуштунов. В 2001 г., после начала военной операции коалиционных войск НАТО в Афганистане, на север Пакистана, в зону расселения пуштунских племен и в Пешавар, столицу Северо-Западной пограничной провинции, устремились наемники из арабских стран, а также узбеки, уйгуры, чеченцы и т.д. Оседали они в основном на “территориях племён” - 500 километров границы с Афганистаном, где пуштуны пользуются предоставленной Исламабадом автономией.

Еще во время советско-афганской войны через населенные пуштунами районы Пакистана из США и Саудовской Аравии поступали вооружения для моджахедов. После того как советский воинский контингент был выведен из Афганистана в 1988-1989, бойцы сопротивления перешли к внутренней гражданской войне. Власти Пакистана пытались содействовать ее прекращению и достижению согласия между враждебными группировками, но безуспешно.

Этому мешала и традиционная воинственность пуштунских горных племен, еще в недавнем прошлом они добывали средства к существованию набегами на равнинные деревни и контролем над перевалами, и то, что граница провинции с Афганистаном издавна использовалась для контрабандного провоза всего, что только можно продать на рынках Центральной и Юго-Восточной Азии.

В последние годы происходит и активная “Иракизация” пуштунских территорий и в Афганистане и в Пакистане. Боевики, получившие подготовку в Ираке, проникли в Афганистан и Пакистан, воспользовавшись террористической сетью “Аль-Каиды” Усамы бин Ладена. В тренировочных центрах вдоль пакистано-афганской границы работают инструкторы из арабских стран. По сообщению источников в афганских силах безопасности, арабские инструкторы ведут вербовку боевиков среди пуштунов и в Афганистане и в Пакистане, арабские агенты в Пакистане выплачивают крупные вознаграждения за убийство чиновников афганского правительства и иностранцев.

С появлением Талибана вожди пуштунских племен с радостью объявили о своей принадлежности к новому движению, поскольку это обеспечивало им финансовую помощь и от спонсоров исламского террора в арабском мире и, на первых порах, от американцев и пакистанских властей. Ныне “талибан”, по сути, это те же силы пуштунов, что действовали на этой территории испокон веков, противясь любой попытке взять её под внешний контроль.

Центральные власти Исламабада, стремясь избежать вооруженных выступлений пуштунов под исламскими лозунгами против власти (и так номинальной) федерального центра, и полной “скупки” пуштунов исламистами из арабского зарубежья, также вынуждены оказывать им “помощь” оружием и деньгами.

Еще в 2006 г. президент Афганистана Хамид Карзай предъявил Мушаррафу свидетельства участия Пакистана в снабжении оружием и обучении партизан “Талибана в Афганистане, он сообщил также, что члены высшего руководства “Талибана”, включая муллу Омара, открыто действуют на пакистанской территории. Характерно, что президент Пакистана Мушарраф не опроверг напрочь эти обвинения, но просто назвал их “устаревшими”.

Понять, что из себя представляет “Движение Талибан” в пуштунских землях позволяет текст недавно достигнутого соглашения между Правительством Пакистана с одной стороны и Байтуллой Масудом, лидером движения “Талибан”, действующего в зоне пуштунских племен и одним из “самых воинственных боевиков” Мауланой Фазлулой, с другой, о прекращении боевых действий против формирований Талибана. Эти полевые командиры известны своей жесткой позицией по проведению в жизнь устоев шариата, законов и порядков истинно исламского государства в повседневную жизнь населения. В мае 2008 г. Фазлула заявил, что “ислам не признает границы, и священная война - джихад против оккупационных сил - обязанность всех мусульман, а также что не будет “нарушать законы Пакистана и ислама на территории страны, на границе или за ее пределами”.



Текст договора:

  1. Правительство и силы безопасности не будут преследовать племя Масуд, их имущество и оборудование.

  2. Племя Масуд отказывается от практики похищения правительственных чиновников или военных представителей.

  3. Племя Масуд обязуется разблокировать дороги для проезда военных машин.

  4. Племя Масуд несет ответственность за неучастие своих соплеменников в каких-либо террористических акциях на всей территории страны.

  5. Племя Масуд не будет оказывать помощь, предоставлять укрытие на своей территории какому-либо лицу, вовлеченному в террористическую деятельность, и не будет предоставлять земли племени для акций, связанных с терроризмом.

  6. Племя Масуд не будет создавать как параллельные органы власти, так и местное правительство.

  7. Политический администратор наделяется полномочиями решать все проблемы племени в соответствии с обычаями и традициями племени, как указано в (1901 Британское право) Уголовном кодексе пограничных земель, и указанное право применимо для племени Масуд.

  8. Племя Масуд обязуется выдворить всех иностранцев с территории их проживания и отказывается от практики использования региона для укрытия боевиков.

  9. В течение месяца после подписания договора должна начаться высылка иностранных элементов; в случае, если процесс высылки не будет закончен в указанные сроки, сроки высылки продлеваются на один месяц дополнительно.

  10. Племя Масуд не будет препятствовать развитию региона и обязуется оказывать посильную помощь правительству для претворения в жизнь социальных программ.

  11. Племя Масуд несет ответственность за безопасность местных и иностранных официальных лиц, работающих по различным программам развития в регионе.

  12. Политическая администрация и племя Масуд подготовят совместный доклад о деятельности тренировочных лагерей боевиков и подготовке террористических актов.

  13. В случае если племя Масуд будет не в состоянии повлиять на снижение террористической активности на указанной территории, правительство получает право предпринимать (самостоятельные) действия в соответствии с обычаями и традициями и Уголовным кодексом пограничных земель.

  14. Обмен заключенными должен состояться после подписания настоящего соглашения. Правительство берет на себя обязательства освободить всех заключенных племени Масуд.

  15. Правительство начнет поэтапный вывод войск из района расселения племени Масуд после подписания настоящего соглашения.


Такие договора, впрочем, заключались уже неоднократно и никогда не выполнялись до конца. Тем более что пункты, оговоренные с представителями одного племени, не означают выполнение их другими племенами. Вскоре после подписания этого документа “Талибаном”, то есть участвовавшими в переговорах пуштунскими племенами, было совершено убийство 22 старейшин из конкурирующих племен. В результате вооруженные силы Пакистана впервые за последние годы провели операцию против боевиков на северо-западе страны. В ответ Бейтулла Масуд объявил о приостановке мирных переговоров с правительством Пакистана и все вернулось на круги своя - до нового мирного договора. Который западные СМИ подадут как большой успех в борьбе с талибами.

Полностью подчинить пуштунов у пакистанских властей нет никаких сил - это не удалось в свое время ни Британской империи, ни Советскому Союзу, не удается и войскам НАТО в современном Афганистане.

А значит, нашедшие (за щедрую финансовую помощь) среди них убежище “международные исламские террористы” по-прежнему будут использовать афганские горы как свои тыловые базы в атаках на западный мир

Некоторую эффективность имеют лишь рейды американского спецназа против конкретных, выявленных разведкой, целей. Но и тут приходится соблюдать осторожность: мусульмане всюду крайне болезненно относятся к действиям на своей территории вооруженных сил “неверных”. Исламабаду приходится прибегать к косметике: так, 13 июля Министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши заявил, что “его страна не разрешит никаких операций американской армии против “Аль-Каиды” и ее лидера Усамы Бен Ладена на своей территории”, а вместо этого, предпринимает самостоятельные действия против террористов Бин Ладена.

А, значит, и вылазки исламских террористов против целей на Западе, и нападения пуштунских племен, и ответные акции пакистанских и зарубежных сил - будут продолжаться. Как продолжаются они в тех горах уже несколько сот лет. Визит помощника госсекретаря США по делам Центральной и Южной Азии Ричарда Баучера уж точно не положит всему этому конец. Разве что произойдет нечто совсем сверхъестественное - например, обращение пуштунов в иудаизм, ведь согласно официальной пуштунской традиции они являются потомками Десяти потерянных колен Израиля. Надежды на такое чудо, впрочем, пока мало.
Tags: Мои тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments