рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Турецкие исламисты против армии: схватка на выживание

Краеугольным камнем современной Турецкой республики, основополагающим её принципом является светский характер государства. Принцип этот был заложен младотурецкой революцией и закреплен отцом современной турецкой государственности Мустафой Кемаль-пашой, именуемым в Турции Ататюрком - “Отцом турок”.

Ататюрк и младотурки считали, что именно ислам, точнее, организация государства и общества согласно исламским нормам, стал причиной отсталости и, в конченом счете, гибели Османской Империи. Условие спасения и возрождения Турции они видели в ликвидации влияния ислама на политическую и общественную жизнь страны: религия должна быть ограничена исключительно стенами частного дома. Принцип жёсткой секулярности, полного отделения религии от государства, был закреплен в Конституции Турции и рассматривался правящей элитой как основополагающий.

Однако если для правящего истеблишмента, в первую очередь военных, секулярность стала основополагающей нормой, то большая часть населения страны, все же, несмотря на многолетнюю антирелигиозную политику, сохранила приверженность к исламу, пусть и на бытовом уровне. Ныне в стране действуют около 80 тыс. мечетей.

Гарантами сохранения секулярного характера турецкой общественно-политической системы выступают два института: армия и Конституционный Суд.

В двадцатом веке первую роль в этом деле играла армия. С регулярностью почти ровно в десять лет - в мае 1960 г., марте 1971 г. и сентябре 1980 г., - в стране происходили военные перевороты, в ходе которых армия “корректировала” политический курс страны в соответствии с заветами “Отца турок”. Причем в результате военного переворота в 1960 года был создан Совет национальной безопасности (по-турецки - Milli Güvenlik Kurulu или MGK), роль которого затем была закреплена в Конституции страны. Этот орган официально закреплял роль армии как “организующей и направляющей” силы турецкого общества, в первую очередь призванной охранять светский характер Республики.

Новая Конституция 1982-го года еще более усилила роль военных. MGK превратился в один из важных государственных институтов, который получил полномочия по выработке рекомендаций по вопросам оборонной политики, определению источников угроз национальной безопасности, в число которых вошли сепаратизм и религиозный экстремизм. В состав MGK входят начальник Генерального Штаба, командующие армией, ВМФ, ВВС, ряд членов Совета Министров. Председателем Совета национальной безопасности является президент.

Последний раз турецкие военные выходили на улицы в феврале 1997 г., когда обострились противоречия между ними и стоявшем во главе партии “Рефах” премьер-министром Неджметтином Эрбаканом, проводившим исламский курс. Военные демонстративно вывели на улицы танки, и премьер и всё правительство ушли в отставку. Вскоре, в 1998-м году, Конституционный суд издал постановлением, согласно которому исламистская Партия “Рефах” (Благоденствия) Эрбакана была объявлена вне закона за “анти-светскую деятельность”, а самому бывшему премьеру было запрещено заниматься политической деятельностью до 2003 года.

Дело в том, что с начала 1990-х позиции ислама в турецком обществе стали быстро усиливаться. Значительная часть населения, малообразованная и малообеспеченная, ранее всецело находилась под контролем правящей элиты, режим носил полуавторитарный характер. Однако в связи с курсом на вхождение в ЕС и общей модернизацией широкие слои общества получили возможность как-то влиять на политический процесс, и сохранившаяся приверженность масс к исламу стала политическим фактором. На национальных выборах в октябре 1991 исламистская партия “Рефах” (“Благосостояние”) набрала больше всего голосов, хотя и не абсолютное большинство, и впервые после создания турецкой Республики исламисты не только получили хоть какой-то доступ к власти, но и возглавили правительство.

В конце 1995 г. “Рефах” снова победил на национальных выборах, однако, как было сказано выше, партия была фактически отстранена от власти военными.

Тогда исламисты организовали новую партию - “Партия Справедливости и Развития” (“Адалет ве Калкинма Партиси”, АКР), которая должна была заменить “Рефах”. Что бы не оказаться вновь запрещенной, АКР старалась избегать связанных с исламом лозунгов и заявлений. Однако начатый “Рефах” курс на исламизацию Турции, на возвращение ислама в политическую и общественную жизнь страны был продолжен. Кроме того, АКР взяла на вооружение некоторые идеи кемалистов, в первую очередь курс на вступление в ЕС. Это создало ей “прогрессивный” имидж за рубежом и обеспечило поддержку некоторых сил в Европе и, в особенности, в США. На выборах в ноябре 2002 АКР получила абсолютное большинство в национальной ассамблее, и ей не хватило совсем немного голосов для того, чтобы провести конституционные реформы, ликвидирующие светский характер государства. Под руководством премьер-министра Реджепа Эрдогана, правительство АКР начало постепенное отстранение военных от рычагов власти.

В этом им сильно помогает постоянное давление Евросоюза. Полноценное членство в Европейском Союзе обусловлено приведением турецкой политической системы к “общеевропейскому стандарту”, в соответствии с которым вооруженные силы находятся под гражданским контролем. Было понижено место армии и её главного политического органа MGK в системе институтов государственной власти. Однако на практике ситуация остается достаточно противоречивой. Военные сохраняют уверенные позиции в политических вопросах, контролируют, по оценкам, 17 % национальной экономики и фактически способны воздействовать на ситуацию в рамках конституции страны. Совет национальной безопасности, состоящий на восемьдесят процентов из военных высшего командного состава, обладает чрезвычайными полномочиями в деле обеспечения национальной безопасности, частью которой считается политическая стабильность в стране. Заявление тогдашнего начальника Генерального штаба Турции генерала Д.Гюреша, сделанное им в 1992 г., о том, что “Турция - это государство военных”, актуально и поныне. На данный момент генерал Мехмет Яшар Бюйюканыт (между прочим, азербайджанец по происхождению) занявший пост начальника Генштаба в августе 2006 г. обладает не меньшими возможностями, чем находящийся у власти премьер-министр Тайип Эрдоган. Перед выборами 2007 года, на которых к власти пришли исламисты, Бюйюканыт выступил с предупреждением, что армия может вмешаться в события для сохранения в Турции светских основ государства. Не менее значимым по своему положению и реальным возможностям является командующий сухопутными силами генерал Илкер Башбуг.

Продолжающаяся ползучая исламизация страны под руководством правящей партии вызывает у кемалистского истеблишмента всё большее беспокойство. Однако воспользоваться имеющимися рычагами влияния в 21-м веке оказалось труднее чем в 20-м. Европейский Союз устами ряда глав европейских стран достаточно жёстко несколько раз предупреждали турецких военных, что они должны держаться как можно дальше от политической жизни страны.

Тем не менее, в последние месяцы кемалистская секулярная элита и ее “передовой отряд” - армия и судебная система вновь начала предпринимать активные действия по противодействию исламизации страны.

8 февраля парламент Турции принял решение о внесении поправок к 10-й и 42-й статьям Конституции и 17-й статье Закона о высших учебных заведениях, которые разрешают ношение хиджаба в общественных местах, в частности, в высших учебных заведениях.

22 февраля эти изменения в Конституции утвердил президент страны А. Гюль. Спустя два дня председатель Совета по высшему образованию Ю. Озджан разослал во все университеты циркуляр, в котором потребовал от руководства учебных заведений разрешить студенткам носить платки. Однако Государственный совет Турции приостановил действие этого документа, посчитав, что глава СВО превысил свои полномочия. Резко против этих изменений в Конституции выступил Совет ректоров университетов страны. В Конституционном суде Турции начато рассмотрение иска основных оппозиционных Народно-республиканской партии и Демократической левой партии, которые требуют аннулировать все изменения, разрешающие ношение в вузах мусульманского платка. “Вопрос о хиджабах и тюрбанах” рассматривается всеми силами в Турции как принципиальный.

Общее мнение сторонников светского развития страны выразил девятый президент Турецкой Республики, один из самых опытных в стране политических и государственных деятелей Сулейман: “Тюрбаны - один из инструментов, используемых исламистами, которые добиваются создания государства с шариатскими порядками. Этот вопрос не настолько прост, как кажется. Некоторая часть исламистов стремится к тому, чтобы запереть женщин в четырех стенах. Споры вокруг этого вопроса приведут к тому, что его участники начнут задумываться, а должны ли женщины участвовать в полемике. В других странах сценарий развивался именно так”.

Однако ещё летом 2007 г. правящая исламистская “Партия Справедливости и Развития” нанесла своим противникам-военным упреждающий удар. Тогда было начато расследование деятельности тайного общества “Эргенекон” - сначала полиция обнаружила в доме одного из армейских офицеров склад боеприпасов, потом было объявлено о том, что именно ультранационалисты из “Эргенекона” убили в январе 2007 года армянского журналиста Гранта Динка и планировали убийство нобелевского лауреата по литературе Орхана Памука. На первом этапе расследования были арестованы 49 человек: офицеры, журналисты и ученые, известные своим неприятием правящей партии. Многие из арестованных несколько месяцев находились в тюрьме без предъявления обвинений.

Военные сделали ответный ход. 4 марта 2008 г. бывший премьер-министр Турции и глава объявленной вне закона партии “Рефах” Эрбакан был помещен под домашний арест сроком на десять месяцев по постановлению суда. Исполнение вердикта об аресте Эрбакана неоднократно откладывалось ранее в связи с тяжелым состоянием здоровья бывшего главы партии и государства.

А 14 марта 2008 г. произошло вообще беспрецедентное событие: Главный прокурор Высшего кассационного суда Турции Абдуррахман Ялчинкая возбудил дело о закрытии правящей Партии справедливости и развития (АКР) по обвинению в инициировании исламизационных процессов в стране “на основании фактов, свидетельствующих о том, что эта политическая организация стала центром действий против светских устоев государства”. В соответствии с Конституцией Турции, Главный прокурор имеет право возбуждать судебное разбирательство по вопросу о закрытии политической партии. В вину правящей партии вменяется ряд актов, направленных на “ползучую” исламизацию различных сфер жизни Турции, включая разрешение на ношение хиджаба в вузах. Прокурор требует роспуска партии, и запрета для ее членов на ведение политической деятельности в течение пяти лет, включая премьер-министра Реджепа Тайпа Эрдогана и президента Абдуллу Гюля, который до своего избрания также входил в Партию справедливости и развития.

Процесс начался 1 июля но в момент начала процесса о своей ликвидации правящая партия нанесла мощный удар. За несколько часов до открытия процесса сразу в нескольких городах Турции прошла серия арестов новых заговорщиков по делу “Эргенекона”. Полиция сообщила о задержании 24 человек, подозреваемых в антиправительственном заговоре. Среди них один из самых известных турецких генералов бригадный генерал Сенер Эруйгур, возглавляющий влиятельную общественную организацию “Общество мысли Ататюрка” бывший командующий Первой полевой армией, отставной армейский генерал Хюршит Толон, глава Торговой палаты Анкары Синан Айгюн, руководитель столичного бюро газеты “Джумхуриет” Мустафа Балбай. По мнению прокуратуры, все задержанные могли состоять или оказывать ту или иную поддержку деятельности ультранационалистической организации “Эргенекон”.

Близкие к партии власти издания уже на следующий день опубликовали детали плана захвата власти, якобы найденные у генерала Эруйгура. Переворот должен был пройти в четыре этапа. Сначала наемники, близкие к Курдской рабочей партии, должны были совершить несколько заказных убийств, которые всколыхнули бы турецкое общество. Затем начавшиеся демонстрации вылились бы в столкновения полиции с народом. Далее глава торговой палаты Анкары Синан Айгюн (кандидат на пост премьера после переворота) объявил бы о том, что политика правительства привела Турцию к колоссальному экономическому кризису, а близкие к “Эргенекону” СМИ призвали бы армию к установлению порядка в стране. Наконец, военные взяли бы власть в свои руки, как это они уже не раз делали прежде: в 1960, 1971, 1980 и 1997 годах.

Впрочем, никаких доказательств заговора представлено не было. Полиция объявила, что никаких записей у генерала Эруйгура не найдено и описанный проправительственными СМИ сценарий переворота - выдумка. Более того, из дела таинственным образом исчезли даже боеприпасы, найденные в доме офицера в Стамбуле в 2007 году, с которых и началось дело “Эргенекона”.

14 июля 2008 г. Турецкая генпрокуратура обнародовала обвинительное заключение по делу о попытке государственного переворота. 86 известных военных, ученых, журналистов и оппозиционных политиков обвинены в терроризме и заговоре против правительства. Оппозиция, т.е. партии, отстаивающие светский характер страны, и военные называют дело сфабрикованным.

Таким образом, каждый из идущих сейчас судебных процессов фактически имеет целью уничтожение противника.

Этот кризис является для Турции судьбоносным. От того, как и какими методами он будет решен, по сути, зависит будущее Турецкой республики.
Tags: Мои тексты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments