рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Большая Кавказская Игра. Часть вторая

Беседа Авраама Шмулевича с руководителем Интернет-версии газеты РБК daily, редактором международного отдела журнала "РБК"

Окончание. Начало здесь

Михаил Чернов: ...Что касается новых более профессиональных методов работы грузинских спецслужб (а за ними стоят западные спецслужбы), то хотелось бы обратить тут внимание на главное.

Деньги, которые были отняты у Санакоева, были переброшены, в первую очередь, на подрывную антигосударственную работу на территории Северной Осетии - по Южной Осетии и вообще по Кавказу, по отрыву их от России. Буквально на днях, 7 июля 2008 г., на встрече с депутатами Государственной думы, глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров заявил, что в Осетии ведется "деструктивная работа" и что "определенные силы за рубежом" вынашивают "иезуитский план". Получившуюся в результате слияния Северной и Южной Осетии республику, по данным г-на Мамсурова, собираются признать независимой и позволят ей самостоятельно определиться, к какой из соседних стран примкнуть.

Как политик, Масуров высказался осторожно. Но о тех же вещах можно говорить гораздо более жестко и более подробно. Например, недавно был официальный визит в одну из северо-кавказских республик послов стран Евросоюза. И послов далеко не последних стран. И эти послы прямо сказали главе одного из субъектов Российской Федерации, что они "в принципе, за единую Осетию", что "давайте подумаем об этом" и "давайте готовьтесь к Кавказу, отдельному от России, к жизни на Кавказе без России". И сказано это было не абы кем - идея была озвучена не устами экспертного сообщества, как раньше, и даже не устами публичных политиков, вроде сенатора Джона Маккейна (нынешнего кандидата в президенты США)... Еще когда он являлся обычным сенатором, он побывал в Южной Осетии в составе делегации Конгресса США. Здесь он прямым текстом предлагал юго-осетинским властям независимость "вне России", на что получил резкий отказ... Но одно дело, когда такие вещи говорит скандально известный сенатор - никакого отношения ни к России, ни к Осетии не имеющий – и совсем другое, когда это прямым текстом говорят аккредитованные в России дипломаты, послы. В лицо официальному главе субъекта Федерации, они что попало говорить не могут. Это называется вмешательство во внутренние дела государства. За это обычно высылают из страны. Представьте, если российский посол в США поедет в Техас и будет говорить губернатору Техаса, что Москва не против признать его независимость? Представить это просто невозможно. 

Авраам Шмулевич: Этих послов выслали из России? Были протесты МИДа?

М.Ч.: Нет, никого никуда не выслали, они преспокойно работают. Никакого заявления МИДа не было. Вообще никакой реакции не было!

А.Ш.: Чем это, отсутствие реакции у властей РФ, вызвано?

М.Ч.:  Я не знаю, чем это вызвано. Сказано все это было не публично, не перед журналистами, но в закрытой беседе с главой северокавказской республики. Понятно, что об этой беседе сразу же было доложено "куда следует". И вот это самое "куда следует" должно было что-то сделать - на уровне формальных, официальных шагов. Но этого не было! А почему – не ко мне вопрос.  

А.Ш.: Какие еще действия предпринимает Грузия и ее западные союзники в направлении обеспечения отрыва Кавказа от России?

М.Ч.:  Работа такая ведётся, и очень серьёзная. В первую очередь – по линии отдельных российских местных политиков и по линии  отдельных неправительственных организаций. Потихоньку вбивается мысль, что "осетины – самый европейский народ на Кавказе", окруженный "варварами-мусульмнами", что Россия не признает независимость Южной Осетии и на Россию надеяться нечего - поэтому "давайте переориентируемся на Европу", мол "заграница нам поможет". Выстраивается как бы "многовекторная линия", которая, на самом деле, имеет только один антироссийский вектор, нацеленный на Запад.

То, что я сказал - это квинтэссенция, озвученная в предельно четкой и жёсткой форме. Понятно, что в жизни такие вещи подаются гораздо мягче. Одни люди озвучивают одни темы, другие люди – другие темы. Их усилия суммируются и возникает "волна". И "волна" эта очень опасная. Ведётся работа по дестабилизации Кавказа и по отрыву его от России. Ведется она через весьма серьезных людей. Например, известный осетинский историк и общественный деятель, бывший первый заместитель председателя Верховного Совета РЮО Алан Чочиев. Или, например, недавно было выдвинуто предложение со стороны северо-осетинского отделения ЛДПР, его главы Георгия Зозрова, о проведении северо-осетинского референдума о присоединении Южной Осетии. Предложение это совершенно провокационное  и деструктивное, бьющее в ту же точку.  

А.Ш.: А что в нём деструктивного?

М.Ч.:   Во-первых, в формулировке. Сейчас речь идет о праве осетинского народа на воссоединение. А в предложении местного ЛДПР говорится о присоединении. Между воссоединением  и присоединением – огромная разница 

А.Ш.: В чем она заключается? Звучат эти слова почти одинаково.

М.Ч.:  А разница между ними огромная! "Присоединение" – это некий внешний акт, а воссоединение – это внутренний акт реализации воли народа. И в Осетии, и в Северной  и в Южной, речь идет именно о воссоединении. Подразумевается, что в каких именно это будет формах и как именно это будет  – решат народ, политики, Федеральные власти. А тут человек выдвигает идею о присоединении. Мало того, что это слово связано с агрессией, навязыванием своей волю другому. Но, самое главное, все вопросы, связанные с госстроительством, в том числе и с включением в состав РФ тех или иных территорий – прерогатива федеральной власти. И тут, вопреки всем законам Российской Федерации и вопреки абсолютно профедеральной позиции московского руководства ЛДПР, местные отделение либеральных демократов выкатывает идею о проведении некоего местного референдума по вопросу, находящемуся по Конституции в компетенции федерального Центра. Такой референдум будет, с одой стороны,  абсолютно нелегитимен, с другой – вырывает Северную Осетию из общероссийского правового контекста. Вот именно тут находится главный пунктик в этой провокации. И провокация эта очень умная - тем людям, кто стоит за данной акцией, будет выгодна любая реакция федеральных властей.

Если они отвергнут идею референдума – можно начать кричать о том, что "русские не уважают чаяния осетинского народа" и "не хотят объединения Осетии" - а значит, "нечего на них ориентироваться". Если, предположим невероятный вариант - эта идея будет принята – референдум станет мощным орудием по вырыванию Северной Осетии из общероссийского правового поля.  

А.Ш.: Что значит эта инициатива ЛДПР? Жириновский начал войну против федерального центра?

М.Ч.:  Нет, это сделано вопреки позиции федерального руководства ЛДПР 

А.Ш.: Против руководителя осетинского отделения ЛДПР были предприняты какие-то дисциплинарные меры? Он отстранен от руководства отделением? Получил выговор?

М.Ч.:  Я об этом ничего не слышал. Но его инициатива была опубликована месяц назад, и в СМИ вопрос о её провокационности уже поднимался. Но я не знаю, читает ли Жириновский и руководство ЛДПР СМИ и насколько им важно общественное мнение. 

А.Ш.: За этим вбросом о "единой Осетии вне России" и прочими подобными пропагандистскими компаниями стоят грузинская пропаганда, грузинские власти, или Запад?

М.Ч.:  Грузинские власти вообще ни за чем не стоят. Грузинские власти играют в эту игру. Но сама игра идет по сценариям, которые написаны другими силами. Мы уже говорили с вами о западных послах, затем – о действиях грузинских военных, затем  – о действиях неких политиков Северной Осетия. Кондолиза Райс ездила в Грузию. Усиливается военное и террористическое давление на Осетию и Абхазию. Все это очень хорошо скоординированные действия. И главную роль тут играет явно не Грузия. Грузия - это только часть проблемы. Один из исполнителей. Не более того. 

А.Ш.: А как грузинские власти относятся к возможному отделению Южной Осетии от Грузии в ходе создания "Единой Осетии"? Грузины же считают РЮО своей территорией.

М.Ч.:  Когда такие темы продвигаются, то они идут сразу по нескольким направлениям. Грузинским властям говорится то, что им надо услышать. Вектор один, но подходы разные. При общем векторе этот процесс неоднороден, сложен внутри. Одновременно прокатывается сразу несколько идей. Иногда одними же и теми людьми. 

А.Ш.: Мы видим, что Грузия еще не вступила в НАТО, но ее дипломатия и работа спецслужб поднялись на более высокий уровень.

М.Ч.:  Они очень хорошо работают, что тут сказать. Все, что связано с технической работой по воплощению этого плана, грузины делают очень хорошо.

Что касается НАТО, то в Москве есть недалекие политики, которые всерьез полагают, что могут использовать фактор Абхазии и Южной Осетии как фактор давления на Грузию. Вот мы тут Грузию прихватим через Осетию и Абхазию, будем им помогать, и будем параллельно вести торги: "вот мы вам даем это, прекращаем делать то – а вы не вступайте в НАТО". Так вот, эти политики очень серьезно ошибаются. Потому что вектор на вступление Грузии в НАТО – он объективен. В то же время, Россия не может себе позволить торговать своими людьми, своими народами, своими гражданами. По крайней мере, не должна себе это позволять.


Tags: Кавказ, Мои тексты, Осетия, Южная Осетия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment