рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:
Если спящий проснётся. Кого разбудил Бронзовый солдат?

Интервью с непрофесиональным русским

«Борьбу за права русских», русский национализм в СМИ и в политике представляют обычно «профессиональные русские» — журналисты, политики, чиновники, для которых «обсуждение русского вопроса», «борьба с русофобией» или же «борьба с русским фашизмом» — есть профессиональное занятие, которым они занимаются более-менее с 9 до 18 за экраном редакционных и офисных компьютеров и за которое получают честно заработанные деньги в виде зарплаты или целевых пожертвований.

При этом у меня, например, создалось впечатление, что все эти люди образуют «некий мир в себе». Собственно объект их деятельности, «широкие массы» русских и «русскоязычных» никак с ней не соприкасаются. В очередной раз воспроизвелась традиционная для Росси картина: «народ» сам по себе — радетели и устроители блага этого народа — тоже сами по себе.

Иногда случается слышать и сетования «профессиональных русских» на доставшийся им народ — мол, и молчит он и пассивен и ждет милостей доброго царя и вообще не желает сам говорить о своих проблемах.

Однако, похоже, ситуация начинает меняться. Пресловутое гражданское общество, о котором столь долго говорили все, кому не лень, неожиданно, как всё и случается в России, таки начинает просыпаться. И начинает говорить само за себя. Grass-ruts — голос травы.

Ниже — один такой голос с мест, интервью с моим ростовским знакомым Дмитрием Савельевым.

Дмитрий Савельев — Я, Савельев Дмитрий Васильевич, 44 года, директор института эффективного управления «Система», который занимается разработкой и моделированием системного подхода в любых отраслях. Родился в Литве в г.Паневежис. Отец был военным.

Живу я в Ростове-на-Дону и до сего времени в политике не участвовал. Но вот чуть больше года назад я увидел в новостях по ТВ и прочёл в газетах о том, что случилось в Эстонии с Бронзовым солдатом — и меня это возмутило буквально до глубины души.

Я был тронут тем, что нашлись неравнодушные люди и стали мужественно отстаивать памятник, символ победы над фашизмом. И я решил, что надо что-то сделать, что сидеть просто так спокойно невозможно! Что ребятам надо как-то помочь!

Авраам Шмулевич — Вот увидели новости по ТВ и что произошло? Что сделали?

Дмитрий Савельев — Защиту русскоязычного населения в Эстонии я начал с апреля месяца, когда исполнилось год разгону митинга. Я опубликовал ряд материалов на Регнуме, на сайте Вести Северный Кавказ и местных газетах Ростова-на-Дону и Волгограда. В Волгограде у меня хорошие друзья, они нас поддерживают. Там все-таки Мамаев Курган.

Авраам Шмулевич — У Вас есть опыт журналиста? Ведь «простой человек» вряд ли сходу найдет выход на информагенства.

Дмитрий Савельев — У меня был некоторый опыт работы в наших местных СМИ, да и сейчас я там часто выступаю экспертом по тем или иным вопросам. Вчера дал комментарии по поводу назначений полпреда в ЮФО Устинова на Регнум и Северный Кавказ. Сегодня позвонили из Коммерсанта-юг и попросили дать свое мнение. Я дал такие высказывания, которые нигде не печатались. Им это нравится.

Но я могу набрасывать идеи, мысли. А вот красиво расписать нет.

Cначала, как только посмотрел новости по ТВ, я начал переписываться с «Георгиевской ленточкой». Вы ведь знаете, что Георгиевскую ленточку раздают бесплатно по всем городам России. Есть специальный сайт «Георгиевская ленточка», при нем есть группы, на сайте обсуждаются кое-какие темы, но это не систематизировано, нужны идеологи (запевалы).

Потом начал общаться с Линтером. Дмитрий Линтер идеологический лидер «Ночного дозора». Он с Александром Ревой был с самого начала по спасению Бронзового солдата. Я много читал про него. Читал, что его и Реву власти Эстонии обвинили в организации массовых беспорядков. Линтера на 7 месяцев посадили. Сейчас он под подпиской о не выезде.

5 мая опять начался суд над ребятами. Дмитрий как бы представляет все русскоязычное население Эстонии, он мне говорил, что на четверть он эстонец, на другую поляк, на другую немец и белорус. Гражданин Эстонии и позиционирует себя как эстонец. С ребятами в Эстонии я постоянно общаюсь по интернету и по телефону.

Я ему говорил, что Георгиевская ленточка — это здорово. Но это как акция перед 9 мая. А потом? Надо использовать этот ресурс в дальнейшем. Люди хотят помогать, а что делать не знают. А это очень большая численность, а значит и сила. Мы их должны направить на постоянную работу. И мы должны дать им направление по работе с антифашизмом. А это вся Россия.

И вот когда я начал лично общаться с Линтером, когда стал больше читать и разговаривать с людьми оттуда — то решил что надо активно начинать информационную работу. Особенно в России. Кто как не россияне и Европа должны понимать необходимость данной работы. Если официальные власти России закрывают на многие проблемы глаза, то мы не вправе отмалчиваться. Мы объединим свои усилия и создадим громадную общественную силу.

Кроме того, что я стал писать во все СМИ, в которые мог, я организовал тематическую группу на Одноклассниках.Ру:

ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ. Посвящается участникам Великой Отечественной Войны и всем кто погиб сражаясь за Родину, а также организации «Ночной Дозор» и всем противникам фашизма. Адрес этой группы: http://www.odnoklassniki.ru/group/42883980198097

Постоянно веду большую рассылку писем в электронном виде. Отправил письмо Владимиру Жириновскому о материальной помощи движению в защиту Бронзового Солдата. Вообще по сайтам в форумах размещаю безвозмездно информацию по данной теме.

Авраам Шмулевич — Вы создали какую-то формальную организацию?

Дмитрий Савельев — Нет. Я ведь боюсь подвести Линтера. Чтоб его не обвинили в политической акции против Эстонии. Он ведь еще под судом. Поэтому я стараюсь акции не проводить. Хотя мои друзья в Волгограде сказали, что могут договориться с руководством области о проведении митинга в защиту ребят. Но я попросил их пока этого не делать.

Но я считаю, что мы должны сейчас сформировать инициативную группу. А вот когда закончится суд — необходимо создать Европейскую организацию.

Авраам Шмулевич — И каковы были отклики на эту деятельность? Она нашла поддержку?

Дмитрий Савельев — Мне из Германии человек прислал письмо, где пишет, что он родом из Эстонии. Его это волнует, а зачем это мне? Он удивляется. А вот парень из Самары Руслан Алтынбаев — ему 23 года, выслал в Ночной дозор 150 евро. Вот так. А где наши олигархи?

Авраам Шмулевич — Парень из Самары Руслан Алтынбаев — судя по фамилии татарин. Это вас не удивляет? Вроде дело русских.

Дмитрий Савельев — Это дело всех людей.

Авраам Шмулевич — Вы не видите противоречий между русскими и прочими народностями РФ?

Дмитрий Савельев — Открытых серьезных противоречий нет. Наша родина — русский язык.

Авраам Шмулевич — Вы считаете себя русским националистом?

Дмитрий Савельев — Я не русский националист. Я интернационалист. Для меня все нации едины, но я не могу смотреть сквозь пальцы на то, как ущемляются права русских людей в Эстонии. Я сам родился в Литве, в семье военнослужащего в советское время. И не понаслышке знаю о проблемах русско-язычного населения.

Авраам Шмулевич — А какие вообще организации русских националистов вы знаете? Вы знакомы с деятельностью партии «Родина» Дмитрия Рогозина, ДПНИ. РОД, РНЕ?

Дмитрий Савельев — Про русский национализм мне надо почитать. ДПНИ и РОД я не знаю. А вот РНЕ Бакашова знаю. Надевали на рукав фашистский крест и ходили по улицам с криками: бей жидов - спасай Россию. И при этом говорили, что это не фашистский крест, а старорусская символика староверов.

Отношение моё ко всему этому — крайне негативное. Я вообще не понимаю, как существовала эта структура. Тем более в большинстве городов России с центром в Москве.

Вот Рогозина я считаю патриотом России. Да он выступал за русских. Да был этот дикий клип, после чего его сняли с выборов. Но я его уважаю совсем за другое. Он всегда отстаивал и отстаивает интересы России за рубежом. При встрече с ним я так и спросил его при людях: Вы человек отстаивающий интересы России за рубежом, вдруг стали врагом народа! Так он назвал свою книгу. Скажите? какие силы в Кремле сделали Вас врагом народа. И есть ли там здоровые силы после этого? Он ушел от конкретного ответа.

Авраам Шмулевич — Исследования социологов показывают, что идеи крайнего русского национализма с каждым годом получают все большее распространение среди населения. По данным ВЦИОМ, 43% россиян выступают за то, чтобы русские в России имели больше прав, чем другие народы, 23% признаются в том, что испытывают неприязнь к выходцам с Кавказа, 3% признались, что не любят китайцев, 2% — евреев. По данным других опросов, свыше 60% россиян выступают за ограничение миграции в страну, так как опасаются, что приезжие могут отобрать у них рабочие места либо ухудшить криминальную обстановку. Самое большее, на что готовы согласиться эти люди, — разрешить въезд в Россию только русским из бывших советских республик, говорят данные социологов. Ваше отношение ко всему этому?

Дмитрий Савельев — Такой русский национализм, я считаю, является силой внесистемной. Как внесистемная сила он потенциально опасен — ведь, вспомним, и большевизм был внесистемной силой, и нацизм долгое время располагался за рамками политической системы Веймарской республики.

Точки бифуркации, которые проходит любое политически нестабильное общество, предоставляют шанс агрессивным и неразборчивым в средствах маргиналам — и они эти шансы порой используют, дорываясь до власти и укореняясь в ней отнюдь не потому, что таков был осознанный выбор народа. Потому и выстраданная и в муках выстроенная если не демократическая, то имеющая потенции стать таковой политическая система России не является для маргинала ценностью. Не будучи включен в нее, он готов с легкостью ее разрушить. Или — обрушить. Обвалить, словом. В любой момент.

Авраам Шмулевич — Вы как защитник национально-культурных прав русскоязычного населения Прибалтики — как относитесь к национализму прибалтов? Разве они не защищали свою страну и культуру от оккупации Россией и от иммиграции русских? Как вы оцениваете действия эстонских властей по внедрению своего языка?

Дмитрий Савельев — Отрицательно. К национализму на Украине то же отрицательно. Пусть развивают свою культуру. Но зачем они запрещают русский язык? Вот у вас в Израиле не запрещают же русский. И вещание все идет российское.

Авраам Шмулевич — Вот сейчас многие русские националисты в РФ выступают против иммиграции с Кавказа — как Вы к этому относитесь?

Дмитрий Савельев — В России более-менее сейчас интернационализм. Да — на Северном Кавказе говорят — «поеду поработаю в Россию». Но кавказцев никак нельзя сравнивать с прибалтами. Им никто не навязывает ни культуру, ни место проживания. Русских насильно они тоже не гонят. Просто там слабо развита промышленность, экономика. Вот специалисты и уезжают с Северного Кавказа. Сейчас начнутся стройки и русские поедут туда. Многие чеченцы, дагестанцы живут и работают в Сибири. А деньги семьям отправляют к себе. Национализма нет. Есть хулиганы и провокаторы в единичных случаях.

Авраам Шмулевич — Как оформилось эстонское движение русскоязычных?

Дмитрий Савельев — «Ночной дозор» никто специально не создавал. Он возник стихийно. Ситуация складывалась следующим образом. Эстонские националисты начали устраивать провокации, направленные против памятника на Тынисмяги. Например, один из первых выпадов против Бронзового солдата произошел 9 мая прошлого года, когда один из активистов эстонских националистов, бывший полковник американской армии, пришел на Тынисмяги с плакатом, гласившим, что «памятник воину-освободителю в центре Таллина оскорбителен для эстонцев, и что его надо убрать». После этого 20 мая у памятника собрались неонацисты и потребовали его снести. Параллельно совершались попытки осквернения памятника.

Постоянные акты вандализма вызвали недовольство общественности. Однако министр внутренних дел Эстонии заявил, что его подчиненные охранять Бронзового солдата не будут, так как у министерства на это нет денег. А премьер-министр Андрус Ансип вообще заявил, что памятник надо демонтировать. В качестве реакции на действия правительства Эстонии и неонацистов несколько жителей Таллина решили дежурить у памятника на Тынисмяги. Так что все началось с инициативы нескольких человек.

Защитники памятника решили дежурить по ночам. В первую ночь пришло два человека, в следующую — было уже пять человек. В прессе стали появляться фотографии этих ночных дежурств. На третий же день начавшейся вахты под фотографиями в газете появилась подпись «Ночной дозор». Так нас и окрестили. А далее — через неделю вышло уже более тысячи.

Так что «Ночной дозор» возник стихийно и всего за неделю.

Появление «Ночного дозора» настолько раскалило ситуацию и испугало власти, что они оградили памятник, выставили полицейских и были готовы начать против людей, пришедших к Бронзовому солдату со свечами и цветами, полицейскую операцию. Эстонская политическая элита пыталась спровоцировать столкновения. Но этого не произошло благодаря мудрости возглавлявших в тот момент «Ночной дозор» людей. Чтобы избежать полицейской операции, они увели своих сторонников к «Часам Свободы», к которым и были возложены цветы. Таким образом мы избежали прямой конфронтации с полицией.

Со временем «Ночной дозор» превратился в некую сетевую структуру, не имеющую четкого членства. Мы никак не зарегистрированы. И списки наших активистов нигде не зафиксированы. Это сделано в первую очередь для того, чтобы нашу структуру нельзя было взять под контроль или разгромить. А именно этого очень хотят эстонские националисты и власти — ведь мы находимся на передней линии борьбы против возрождения идей фашизма и реваншизма.

Авраам Шмулевич — Каково отношение официальных властей России ко всей этой борьбе за Бронзового Солдата, за права русскоязычных в Эстонии?

Дмитрий Савельев — Многим чиновникам в России, на мой взгляд, глубоко наплевать, что происходит в Прибалтике, так как они озабочены только делением власти и денег. Даже Россия по большому счету их не интересует.

А хотелось бы видеть четкий вектор российской внешней политики. Чтобы не было постоянных «шараханий». Когда сначала делаются жесткие заявления, а потом дезавуируются. А рычаги влияния у России есть. Дело в том, что большинство спонсоров эстонских правых партий имеют бизнес в России или связаны с «перевалкой» российских грузов через эстонские порты.

Но наедятся на наши власти не приходится. Надо брать инициативу в свои руки. Я и начал эту деятельность т.к. понял, что кроме нас никто не защитит русских в Эстонии.

Неоднократно общаясь с Дмитрием Линтером я понял, что сейчас ребятам как никогда нужна поддержка.

Как моральная, юридическая, политическая, так и материальная. Сейчас нужны не заявления и возмущения, сейчас нужна помощь. Мы обсуждаем с Дмитрием Линтером создание единого антифашистского информационного сайта. Сюда можно подключить сторонников со многих стран мира. Я в России собираюсь непосредственно вести антифашистскую тему, хотя у нас фашизма, как такового нет. Но иногда есть его проявления. В любой момент могут начать разжигать это. Рядом с Россией идут нездоровые процессы на Украине и в Грузии.Необходимо обмениваться мыслями, делами которыми мы занимаемся несколько разрозненно. Да специфика у всех стран разная. Но стержень, который может нас всех объединять — один. Борьба с ФАШИЗМОМ. Борьба информационная, идеологическая.

Надо добиться, что бы и Европа отреагировала на все происходящее в Прибалтике. Ведь в Эстонии проживают русских около 30% от всего населения и больше половины из них не имеют гражданства Эстонии (т.е.не могут голосовать и являются в прямом смысле неграми — «негражданами».

Обычный антифашизм является идеальным фундаментом Европейского дома. Мы должны сказать Евросоюзу, что Эстония и Латвия больны нацизмом. Уничтожен символ общей судьбы миллионов советских людей, боровшихся против фашизма — Бронзовый солдат в Таллине. Уничтожая символы — пытаются уничтожить историю.


Tags: Мои тексты, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments