рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Всё остаётся в семье

Выдвижение Медведева показало, что тип руководства, который сложился в послесталинскую эру, был перенесен и в РФ.

Это – так называемое "Коллективное руководство", когда власть реально находится не в руках одного сильного лидера, а в руках "группы товарищей", спаянных общим происхождением и коллективным владением собственностью.

Сегодня, как и во времена "ленинского Полютбюро" таковой коллективной собственностью является вся страна Россия целиком.

Многие эксперты уже отмечали "двойственное" качество путинской власти, то, что её характер невозможно ухватить одним четким и исчерпывающим определением.

Действительно, путинская власть должна быть уподоблена не плоской обычной картине, но голограмме – картинка вроде бы обычная, плоская, но взглянешь на неё справа - одно изображение, взглянешь слева – увидишь уже нечто совершенно другое.

С одной стороны Путин выстроил режим чуть ли не абсолютной монархии.

Если взглянуть с этой точки зрения, то получится, что самый главный властный институт в России ныне – лично дорогой Владимир Владимирович Путин, причем власть его даже не зависит от того поста, который он ныне занимает: нынешний ли Президент, будущий то ли премьер, то ли единая тройка правящей партии, то ли вообще непонятно, что это такое, "Национальный Лидер" – Путин всегда остается на вершине властной пирамиды, играя организующую и направляющую роль в новом российском обществе.

Именно от воли и одобрения Путина - и только от него! – зависит взлёт на вершину власти того или иного политика: Рамзан Кадыров мановением одобрительного путинского кивка превращается из мальчика-ЛКН в тренировочном костюме не только во владетельного князя Чечни и всего Кавказа, но и "влиятельного и перспективного политика федерального уровня", премьер-министры, не говоря уж о просто министрах, приходят и уходят по воле лично товарища Путина – а не по воле парламента, как вроде это должно происходить. Путин решает и кадровые вопросы духовной иерархии, будь то мгновенное превращение американского гражданина Берла Лазара в раввина Всея Руси или же окончательное одобрение слияния православных церквей, наконец, именно Путин – не Дума, не народ на референдуме, не какой-нибудь Народный Собор, или там конклав олигархов, определяет, кто будет будущим Президентом – и определяет столь авторитетно, что ни у кого – ни у друзей ни у недругов не остается и тени сомнения, что Слово Президента Путина неминуемо и неизбежно воплотится в Политическое Дело.

С другой стороны – Путин проявляет какую-то постоянную и всеобщую нерешительность: во время кризисов и катастроф, будь то Курск, Норд-Ост, Беслан и прочие – он в первые, самые критические, дни куда-то исчезает из публичного поля, словно тайно улетает за инструкциями. Ни про одно из крупных и значимых политических решений будь то из области внешней или внутренней российской политики невозможно с уверенностью сказать, что оно – "лично Путина", что именно Президент продумал, разработал и лично провел в жизнь эти меры.

Собственно, широкой публике трудно даже понять. в чем, кроме явно постановочных разговоров Первого Лица со всевозможными министрами в выпусках теленовостей состоит путинская "работа по оказанию услуг гражданам". Если вспомнить стиль работы прочих волевых и авторитарных властителей, надолго определивших облик своих стран, будь то Сталин, Петр. Екатерина, Ататюрк, Бен Гурион, Рузвельт, Черчилль, современники ВВП – Чавес, Фидель, Лукашенко, Туркменбаши Ниязов и прочие – разница окажется разительной. А ведь именно к их клубу, по идее, принадлежит Российский Президент.

Наконец, история назначения Преемника при пристальном детальном рассмотрении тоже мало согласуется с образом "почти монарха": Путин бесконечно колеблется, то ли не может, до самого последнего момента не в силах принять окончательного решения ни о своей личной судьбе, ни о личности своего наследника, то ли бесконечно выпускает ложные чернильные облака, словно преследуемая акулой мелкая каракатица – ни тот ни другой вариант не свидетельствуют не то что о величии – даже о прочности путинской власти.

Как же разрешить это противоречие?

Для этого стоит внимательно приглядеться к команде Путина, к тем, кто составляет его властную команду, кто, собственно, должен проводить в жизнь его власть.

Мы увидим, что все они – "птенцы одного гнезда", все – и так называемые "либералы", и "технократы", и "силовики" – политические и карьерные ровесники Президента, все вышли из одной тесной группы и практически одновременно, причем с одних и тех же исходных позиций, начали бег по коридорам власти.

Директор ФСБ Николай Патрушев учился в средней школе № 211 Ленинграда в одном классе с нынешним Председателем Госдумы Борисом Грызловым, окончил Ленинградский кораблестроительный институт, после чего был взят в управление КГБ СССР по Ленинградской области. Грызлов, в свою очередь, руководил штабом одного из кандидатов в губернаторы Ленинградской области В. А. Зубкова (Зубков не прошёл). Затем Грызлову было предложено возглавить питерское "Единство" – и понеслось.

А Виктор Алексеевич Зубков в 1991—1993 годах работал заместителем председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга (в то же самое время должность председателя Комитета по внешним связям мэрии занимал Владимир Владимирович Путин), а затем, в 1993—1999 гг. занимал уже спецслужбистскую должность - работал заместителем руководителя Государственной налоговой службы Российской Федерации — начальником Государственной налоговой инспекции по г. Санкт-Петербургу.

"Главные Башни Кремля" – такие, как Игорь Сечин, Сергей Иванов и Виктор Иванов также теснейшим образом с младых номенклатурных ногтей связаны и с Путиным и друг с другом.

Сергей Иванов родился в Ленинграде, подобно Путину после окончания филологического факультета Ленинградского государственного университета начал работу в КГБ СССР. В 1976-77 гг. — сотрудник 1-го (кадрового) отдела Управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области, где работал в одном подразделении вместе с будущим вторым Президентом Российской Федерации, и в постсоветское время также постоянно был связан с ним.

Игорь Сечин также, как и Сергей Иванов, окончил филфак ЛГУ, июнь 1991 — июнь 1996 — сотрудник мэрии Санкт-Петербурга. Начальник аппарата первого заместителя Мэра — председателя комитета по внешним связям Мэрии Санкт-Петербурга (председателем комитета в этот период был В. В. Путин). Заием перешел на спеслужбистскую должность - заместитель начальника отдела по работе с собственностью за рубежом Управления внешних экономических связей Управления делами Президента России.

Виктор Иванов - уроженец Лениннграда, примерно в те же годы. что и прочие его коллеги по околопрезидентским креслам, был взят в КГБ вскоре после окончания института, работал на различных оперативных и руководящих должностях, вплоть до заместителя директора ФСБ России В.В.Путина.

"Либеральные экономисты", пришедшие с Путиным - это Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин, тесно сошедшиеся с Путиным во время совместной работы в мэрии Санкт-Петербурга (где Греф работал в комитете по управлению городским имуществом, а Кудрин — в комитете по экономической политике, комитете по финансам, затем был вице-мэром). Вместе с ними, там же, в Ленсовете и петербурской Мэрии начинал и Анатолий Чубайс - заместитель, затем первый заместитель председателя исполкома Ленсовета, главный экономический советник мэра города Ленинграда Анатолия Собчака.

Министр регионального развития РФ Дмитрий Козак - бывший руководитель юридического комитета мэрии Санкт-Петербурга. Председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер - бывший подчиненный Путина по работе в комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. А о карьерных связях бывшего советника Анатолия Собчака и экспертавозглавлявшегося Путиным комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, нынешнего первого вице-премьера и Наследника Путина будущего Президента Дмитрия Медведева нынче не писал только ленинвый. так что повторяться я тут не буду.

Список этот можно было бы длить и длить – практически все значимые фигуры в окружении уходящего Президента, как уже было сказано выше – "птенцы одного гнезда", почти братья, политические и карьерные ровесники Президента, все вышли из одной тесной группы и практически одновременно, причем с одних и тех же исходных позиций, начали бег по коридорам власти. Ни перед кем из них у Путина не было никаких преимуществ – он не выделялся ни работоспособностью, ни связями, ни талантом или везением. Все они на момент начала развала прежнего социума занимали скромные "подполковничьи" посты в самых нижних этажах верхней части властной пирамиды.

Так за счет чего же Путину удалось так значительно опередить тех. С кем он начинал свою новую карьеру? А ему и не удалось этого – точнее. Путин не стремился к такому отрыву. С самого начала группа молодых птенцов гнезда собчакова двигалась вперед сплоченной командой, избегая подставлять друг другу подножки, более того – помогая товарищам взбираться вверх по крутым и опасным ступеням новой властной вертикали.

Кроме общих отношений Власти они выстраивали и общие отношения Собственности – но в печать, естественно, просачивались лишь некоторые детали этой стороны жизни нового правящего клана, например нашумевшая история про кооператив "Озеро".

В такой сплоченной команде, связанной общими финансовыми интересами, понимающей, что только при поддержке друг друга, можно сохранить свою власть, жизнь и свободу от конкурирующих стай – личность вожака не имеет первостепенного значения. Ключевые решения принимаются коллегиально – именно этим и объясняется кажущаяся "замороженность" Путина в ситуации внезапных непредвиденных кризисов.

Внутренний расклад сил в команде ясен только её членам - а рокировка публичных позиций особой роли не играет. Кто бы не стоял на трибуне – он будет служить интересам пославшего его целого и также согласовывать с ним свои шаги - ради общего блага. Блага не страны – блага команды, конечно. Но ведь и стране при удачном течении событий тоже кое-что перепадёт

Этот тип руководства хорошо знаком по послехрущевским временам, и, в принципе, может быть достаточно эффективен.

Сейчас все более и более признанной становиться точка зрения, что при позднем Путине и при После-Путине происходит реставрация "брежневизма",

Но выработанный после свержения Хрущева под брендом "Брежнева" стиль "коллективного руководства ленинского Политбюро" – наиболее значимая черта "брежневизма".

Неудивительно, и возможно, исторически закономерно, что возвращается и он.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments