рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Общество XXI века: гиперсионистский проект

XXI+. Все великие общества современности были построены путем предоставления человеку максимальной свободы самовыражения при наличии общего, направляемого государством вектора. Государство должно направлять, а не управлять. Например, оно должно взымать налоги, но не его дело определять, на какие нужды они идут.



Любая современная социальная модель декларирует своей задачей сделать человека максимально свободным, раскрыть заложенный в каждой личности потенциал.

Получается это, однако, далеко не всегда. Одна из основных причин отсталости обществ в современном мире — в забюрократизированности. Система управления должна быть максимально эффективно — но централизованная система не справляется с тем обилием информации, быстрая переработка которой требуется для эффективного правления современным обществом.

Децентрализованаая, предоставляющая гражданину максимум инициативы система управления оказывается более успешной. Над гражданином должно быть как можно меньше надсмотрщиков.

Отметим, что все великие общества современности были построены только таким путем — путем раскрытия потенциала человека и предоставления максимальной свободы самовыражения при наличии общего, направляемого государством вектора. Британская Империя и США были построена путем поощряемой государством частной экспансии, точно так же Россия колонизировала пространства. Так же должны действовать и те народы, кто хочет выбиться в мировые лидеры 21-го века (евреи, например — если они, наконец, захотят достигнуть своих естественных, обещанных Б-гом, пределов от Нила до Евфрата).

Речь не идет о том, что бы отменить абсолютно все госинстанции и полностью исключить регулирующую роль государства. Функция государства (да, собственно, любой общественной организации) состоит в том, что бы задавать вектор развития социума и определять для него общие рамки. Проблема возникает, когда государство начинает забирать себе слишком много контролирующих функций в слишком широких областях не только общественной жизни, но и частной жизни граждан. При этом качество выполнения государством возложенных на него задач неизбежно снижается.

Бессмысленно задавать вопрос, что первично — права индивида или права общества, будь то нация, класс или государство. По определению, общество ставит своим членам определенные ограничения и принуждает их в этих ограничениях оставаться, а также ставит определенные задачи и принуждает своих членов эти задачи выполнять. Принуждение бывает косвенным (чаще всего) — скажем, человек, не состоявший в КПСС, не мог рассчитывать подняться на высшие социальные этажи, при этом никто, под угрозой репрессий, насильно в Партию не загонял. Совершенно аналогичная ситуация «мягкого принуждения» существует и в современном западном обществе, только она менее рефлексируется рядовыми гражданами. Принуждение бывает и силовым, будь то путем физического давления, или давления финансового, в обществе капиталистическом. Разница между нацистской Германией и Германией современной, между маоистким Китаем и США, сколь бы велика она не была, только количественная, — в количестве этих рамок и величине люфта, предоставляемого гражданам. Но и там и там, в конечном итоге, если права индивида (как их понимает государство) приходят в противоречия с интересами социума (как бы он не назывался на местном жаргоне — класс, нация, демократия, Всеобщие свободы) — права индивида ограничиваются.

В неуспешных или в не очень успешных странах (например, таких, как Израиль или страны СНГ) правит бюрократия, сращенная с крупным псевдобизнесом. Псевдо — поскольку настоящего крупного свободного бизнеса в этом случае нет.

Чтобы сделать экономическую и социальную систему эффективной, чиновничий аппарат должен быть сокращен до минимума. Как возможно реформировать систему налогов и госуправления? Скажем, сейчас в области образования государство просто отнимает у нас часть наших денег и мы не имеем возможности влиять на то, чему и как учат наших детей. Львиная доля этих налогов вообще не доходит до школ, а идет чиновникам. Система образования получается в результате неэффективной — настолько, что хуже уже вряд ли возможно.

Взамен можно предложить систему максимально децентрализованную: гражданин обязан отдавать часть своего дохода на нужды образования, а государство должно только определять, какую именно, и следить за выполнением. Эти деньги гражданин может передать в любую школу по своему выбору. Школы открываются по частной инициативе и конкурируют между собой за эти, в обязательном порядке выделяемые гражданами, деньги. Государство не вправе вмешиваться в их работу, только следит, чтобы там действительно учили детей. Не хочешь религиозного образования — ну и не давай на него денег! Не хочешь светских предметов — давай только на хедеры или церковно-приходские школы. Но государство не должно предоставлять никаких преимуществ выпускникам той или иной систем — так что дальнейший жизненный успех будет определяться именно качеством полученного образования. В этом случае «народ» сам быстро определит оптимальный путь развития.


То же касается и системы социального обеспечения и социальной помощи. Сейчас этими делами занимается государство, используя собранны с населения в виде налогов средства — но всем известно, насколько частная система благотворительности эффективнее государственной.

Стоит тогда обратиться к «первоисточникам», к религиозной традиции, которая, собственно, и внесла в современное западное общество идею о необходимости помощи ближнему.

Мы увидим, что в Торе (Библии) оговорена необходимость социальной помощи, оговорен даже процент дохода, который человек обязан отдавать на помощь более социально слабым, определены и категории населения, нуждающиеся в такой помощи. Но куда и кому конкретно отдавать средства, решает исключительно сам гражданин. Видимо, и в современном мире наиболее эффективной будет система, при которой государство не имеет права определять, куда должны идти налоги, уплаченные гражданами на социальные нужды.

Конечно, должны быть надежно защищены права всех наемных работников — и естественно задать вопрос, кто будет заниматься данной защитой, из каких средств она должна финансироваться и каким образом это согласуется с тезисом о сокращении чиновничьего аппарата?

Однако сама постановка вопроса неправильна. Она предполагает, что основным регулирующим и надзирающим социальным механизмом может быть только армия чиновников, бюрократический аппарат. Но чтобы добиться каких-то социальных результатов или защитить чьи-то права, совершенно необязательно пользоваться огромным аппаратом чиновников. Наиболее эффективный и дешевый путь — запустить систему самоорганизации, дать инициативу, самим гражданам, в максимальной степени дать возможность гражданину самому организовывать свою жизнь, минимизируя влияние отчуждающих государственных инстанций.

Но все это возможно только при наличии эффективной судебной системы — именно она есть основа здоровой и эффективной социальной системы.

Система правосудия должна быть быстрой, эффективной, так, чтобы при любом конфликте любой человек мог обратиться туда и быть уверенным, что любое его обращение в минимально короткий срок будет рассмотрено, будет вынесено справедливое решение и это решение абсолютно неукоснительно и незамедлительно будет воплощено в жизнь. Израильское (про российское и говорить не приходиться) правосудие давно таковым не является, суды могут тянуться годами, если у вас нет больших денег на адвокатов — правды не добиться.

Если при существующей судебной системе работодатель нарушил права наемного работника, то добиться справедливости в суде практически невозможно. Если же это и произойдет — процесс может тянуться годами, работнику при этом необходимо нанять дорогостоящих адвокатов, более квалифицированных, чем наймет работодатель. Но даже если суд вынесет решение в его пользу — остается проблема получить причитающиеся деньги, зачастую это более безнадежное дело, чем выиграть сам процесс. Даже если в результате присуждённые средства и будут получены, работник должен будет заплатить судебным исполнителям определенный процент, обычно 10%, с выигранной по суду суммы (законно причитающихся ему денег или зарплаты!) Но судебные решения должны неукоснительно приводиться в жизнь соответствующим аппаратом. Противоестественно, когда сам потерпевший должен платить за это — мы пока еще не платим следователю. Точнее, платим, внося налоги. И этого должно быть достаточно!

Также и роль адвокатуры, как известно каждому, в современном суде чрезвычайно велика. Хороший адвокат может очень много, причем ни у кого не возникает сомнения, что к «поиску правды» это его умение не имеет никакого касательства. Право на стороне того, у кого есть большие деньги.

Еще одна проблема современного судопроизводства — «суды загружены». Но если это действительно так — значит, надо увеличить количество судов. Ведь было бы дико представить ситуацию, когда больные в массовом порядке умирали бы от аппендицита, поскольку «хирурги загружены». Для сравнения, основанное на Талмуде еврейское право называет ситуацию, когда рассмотрение дело затягивается более минимального периода — «пыткой судом» (которую, естественно, запрещено допускать!)

Выплатить зарплату наемному работнику в тот же день, когда это предписывает договор — есть мицва, Б-жественная заповедь. Соответственно этому обязан действовать и суд.

Предлагаемая модель не предусматривает отмены, скажем, полиции. Государство, естественно, продолжает функционировать, и обязано решать вопросы внутренней и внешней безопасности. Речь не об отмене полиции, но о предоставлении самим гражданам, наряду с существованием полиции, большей инициативы и свободы в деле защиты самих себя, а также большей возможности контроля над деятельностью чиновничьего аппарата. И сейчас основная заслуга в том, что конкретный гражданин не был ограблен, принадлежит ему самому, именно он сам, по своей инициативе, поставил себе крепкую дверь и запирает её. Точно так же возможность выбирать шерифа приводит к уменьшению злоупотреблениями со стороны полиции, право граждан самим создавать вооруженные милиции по охране своей территории (и использовать часть выплачевыемых ими налогов для этой цели), право на всеобщее ношение оружия, приводят к улучшению криминогенной обстановки.

Так, на самом деле, самый эффективный, собственно, единственно эффективный способ пресечь события типа 11 сентября — разрешить или даже обязать всех пассажиров самолета иметь с собой огнестрельное оружие. Вооруженный захват судна нескольким террористами станет просто невозможным.

***

В общем, следует признать: существующая социальная ситуация противоестественна. Но глупо считать, что она неисправима.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments