рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Category:
Возможен ли "гражданин Земли"?
Заметки по теории этноса


Люди, поверхностно представляющие себе исторический процесс, считают обычно, что раньше было меньше смешанных браков, взаимовлияния и взаимопоглощения культур. Это не так. Были периоды, когда метизация шла даже более интенсивно, чем в какой-нибудь современном мегаполисе, в той же Москве. Нация - есть форма существования человека, аналог популяции в биологии. Человек вне этноса не существует.

Я намеренно игнорирую схоластику определений. Тонны копий сломаны, в попытках дать точные определения что есть "нация", "этнос", "национальность" и прочее. Но попытки дать точные исчерпывающие определения, кроме как в математике, бессмысленны и свидетельствуют не о тонкости ума, а о неумении исследователей мыслить вне шаблонов.

Мы сказали, что нация - есть форма существования человека, аналог популяции в биологии.

Однако у человека, в отличие от животного, есть самосознание. Если у человека нет самоидентификации ни с одной нацией - а таких сейчас много - то к какой популяции его отнести?

Кто является носителем национальности - носитель генофонда, носитель языка или носитель национального самосознания? Или все три условия должны одновременно существовать?

Но если у человека нет самоидентификации ни с одной популяцией - тем не менее, он, вольно или невольно, к одной из них принадлежит.

Кроме крайне редко встречающихся "стерильных" случаев (вроде Маугли) любой человек имеет родной язык, определенный стереотип поведения, бытовую культуры, тип сознания, базовую информацию о мире, систему ценностей и мировоззрение, (т.е. определенные модели восприятия действительности и действия в ней). Все это и формирует этнос. Кроме того, человек, проявляясь как член общества, действует в рамках коллективных усилий того социума, в котором он находиться, т.е. - в рамках проявления "коллективной воли" данного этноса.

Смешанные браки ведут или к образованию нового этноса, или к расширению одного за счет другого.

Есть, конечно, несчастные люди. Их вопрос о национальности постоянно ставит в тупик. "Один мой дед - еврей, второй - гуцул-украинец, одна бабушка - казачка, а вторая - дочь тверского карела и русской – кто же я сам???" – вопрошает такой человек.

Однако, если такие люди живут, например, в России и среди русских, их родной язык – русский, они встроены в русскую культуру и их экономическое существование протекает как часть экономики русского народа, то они объективно (даже если они этого не осознают) являются частью русской нации, работают на благо ее культуры, находятся в ее поле.

У людей, принадлежащих к одной нации, одному этносу, есть очень характерное и очень важное общее свойство - общие психологические установки, идентичные реакции, общее мировоззрение. Все эти свойства сформировались благодаря влиянию того социума, в котором воспитывались эти люди – и данные свойства образуют то, что называется "общий стереотип поведения ".

Общий стереотип поведения – вот основной этносообразующий фактор.

Однако можно возразить, что, к примеру, в Средние векa вoпрoс o верoиспoведaнии был для тогдашнего человека субъективно кудa вaжнее вопроса принадлежности к этносу. Испaнец-кaтoлик был тoгдa кудa ближе к кaтoлику-французу, чем его сoсед-кальвинист. Тогдашние кaтегoрии феoдaлънoгo прaвa, тoже нaчистo игнoрировали все, что связaнo с нaциoнaлънoстью. Мнoгoнaциoнaльные империи - типa Aнжуйскoй (Aнглия+Aквитaния+Нoрмaндию+Сицилия) или Гaбсбугрсклaя - были нoрмoй, не вызывaющей ни у кoгo никaких вoзрaжений.

Однако противоречия тут нет. В Средние века именно вероисповедание играло основную этносообразующую роль. Именно близость одной конфессии создавало то единство мировоззрения и миропонимания, которое сейчас создает культура (в самом широком смысле этого слова).

Да и сама этничность в иные эпохи одевалась в иные социальные формы.

На первый взгляд представляется, что в Средневковье феoдaльная иерaрхия, существoвaлa пoмимo нaциoнaлъных грaниц. Например, гaскoнские и aквитaнские рыцaри гoвoрили и писaли нa фрaнцузкoм (тoгдa его называли прoвaнсaльским,провансальский язык - первый в Европе наддиалектный литературный язык, именно провансальский выполнял роль официального языка того что мы сейчас зовем францией,выполнял роль литеарурного языка и лингва франка для носителей различных диалектов), и, при этoм, считaли себя вaссaлaми английских кoрoлей, под знaменaми кoтoрых oни вoевaли прoтив единoкрoвных пoддaнных французской короны.

Однако, при более пристальном рассмотрении оказывается, что картина была более сложной. Феoдaлъная иерaрхия, все же не существoвaлa сoвершеннo пoмимo нaциoнaлъных грaниц. "Английскте" короли, например, были, на самом деле, королями нормандскими. Но ведь и Англия, и Франция и Ирландия принадлежали тогда к миру, возникшему после вторжений скандинавов. Так что все эти рыцари находились в рамках все же одной этнической общности, внутри одних и тех же "этнических границ" (можно употребить гумилевский термин "суперэтнос"). Дворянину православному или там сарацину в этой иерархии место никак не могло найтись.

Кроме того, политические отношения одной части этноса с врагами другой его части - обычное явление. Чтобы представить это, можно вспомнить и примеры из современной истории – хотя бы Армию Власова из истории России или организацию "Шалом ахшав" ("Мир – сейчас") в современном Израиле, действующую в интересах арабов.

Еще возможное возражение: у кaтoлических пoльских кoрoлей былo немaлo прaвoслaвных и дaже мусульмaнских вaссaлoв…

Все так. Но в Польше 15-17 вв. была совершенно другая этническая картина, чем в норманском мире в 12-14 вв. В Польше православные и католики вместе с мусульманами (черкасы, татарское население польско-белорусских земель) составляли просто один этнос, население одного государства - ВКЛ (Великое Княжество Литовское). Там и тогда этнические и конфессиональные границы не совпадали. Скажем, в битве на Куликовом Поле русскоязычные полки из Литвы были союзниками Мамая и выступали против московитов (большая их часть, впрочем, опоздала к сражению, что его исход и решило). Впоследствии, в ходе этнической эволюции, религия (латинство или православие) стало более определенно играть роль маркера, показывающего принадлежность к тому или иному этносу.

И, опять же - политические отношения и этническая принадлежность - совершенно разные вещи…

Так кто же, все-таки, является "носителем национальности" - носитель генофонда, носитель языка или носитель национального самосознания?

Некорректно вообще употреблять такой термин - "носитель национальности" Национальность - это свойство именно коллектива, проявляется именно на множестве. Точно так же некорректно употреблять термин "носитель популяции".

Национальность - очень сложная амальгама. Эту амальгаму образуют множество факторов. Но как базовый выделяется именно стереотип поведения, что включает в себя и мировоззрение, способ восприятия действительности, и тип реагирования на неё, самосознание (оно важно потому что человек усилием воли подстраивает себя под имеющуюся этническую модель, старается "соответствовать" этносу, к которому себя относит). То есть - этнопсихологические моменты.

Язык - тут менее важен, хотя его вес в общей системе зависит от конкретной этнической модели.

Генофонд - вопрос сложный. Очевидно, что в определённой мере он определяет поведение. Но как и в какой степени - исследований в этом направлении проведено недостаточно. К тому же после Второй мировой войны они были практически заморожены.

Определение этноса именно через стереотип поведения, введенное Гумилевым, представляется самым точным.

Конечно, и "кровь" (включая "штангенциркуль") безусловно, важна и является одним из определяющих факторов. Но только на больших выборках. Один конкретный китайско-негритянский метис или чистый негритенок, с детства воспитанной в русской семье (не говоря уж про наполовину русских мулатов) вполне может являться и считаться полностью русским. Но если таких мулатов станет большинство, пусть они все сплошь будут Пушкина знать наизусть, есть только щи, и только лаптем и жить исключительно под развесистыми клюквами - это будет уже другой народ.

Это так потому, что общий стереотип поведения – есть, как мы сказали вслед за Гумилевым, - наиболее значимый этнообразующий фактор. (Важность Гумилева для науки состоит именно в том, что он один из первых поставил вопрос о природе феномена этноса – и биологической, и социальной).

Но особенности поведения человека косвенно зависят от физических, в том числе от физиологических особенностей присущих группе индивидуумов. Различные физиологические особенности находят свое отражение в чисто морфологических и антропоскопических признаках. И они же создают базис для формирования психологических особенностей. Так что все эти вещи имеют достаточно прочную взаимосвязь. Однако кроме физиологии для создания стереотипа поведения нужно социально значимое общение, общая система оценок, разделяемая значимыми для человека авторитетами, "сродниками". Потому-то один негритенок и не станет негром, а вот двадцать, если воспитываются вместе и ещё найдут негритянского учителя - станут.

Понятие "общности" играет одну из ключевых ролей в социальной жизни человека. Как отмечалось выше, человек не может существовать вне группы себе подобных. Но для осознания своей принадлежности к данной группе, необходимо осознание границ этой группы - то есть существование других групп, "чужих", "враждебных". "Не наши" группы почти автоматически приобретают такую отрицательную окраску, поскольку вычленение "чужой общности" - необходимо для сохранения целостности своей собственной общности. Как отмечает Элиас Канетти в своей книге "Масса и власть", "от действий или намерений второй группы зависит все, что делает первая. Те, кто далеко воздействуют на тех, кто рядом. Важное для обеих сторон противостояние изменяет степень концентрации внутри каждой из групп"

Таким образом формирование в сознании системы "свой - чужой" жизненно необходимо для существования общности. Нации – самая естественная (т.к. подобны популяциям животных) и самая распространенная форма такой общности.

Люди не могут жить без социальных границ и не могут себя чувствовать общностью без формирования второй такой же общности. Поэтому любая большая и более или менее неоднородная система всегда стремится расколоться и образовать сначала субсистемы, а затем и абсолютно отдельные системы - меньшие и более однородные чем исходная. В принципе, этот процесс бесконечен, но его ограничивают инстинкты выживания, так как маленькая группа обречена на гибель - и по законам генетики и по законом социологии и экономики.

Поэтому человек никогда не сможет почувствовать себя "гражданином Земли" Во всяком случае, пока к нам не прилетят пришельцы с иных планет.


http://www.nazlobu.ru/publications/article2147.htm
Tags: Мои тексты, Этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments