рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Родовая травма русской истории

Русские князья настолько активно сбывали "свое" славянское население, что слово slave (раб) в западно-европейских языках происходит от "славянин".

В начале этого года совершенно незамеченной (как и все предыдущие) прошла очередная годовщина. 28 января 1841 года (16-го по старому стилю) в с. Вознесенское Пензенской губернии родился великий русский историк Василий Осипович Ключевский.

Дата, конечно, не круглая, но все же значение Ключевского для современной России на самом деле трудно переоценить. Это кажется странным, но ведь в ХХ веке не было написано всеобъемлющей истории Русского государства! Конечно, создано довольно много работ по частным вопросам, моментам, но объективных, обобщающих всю русскую историю трудов - нет. Вышедшие в советское время труды, где история объяснялась с "классовых" позиций, - конечно, не в счет. К объективным, а зачастую даже просто к научным их отнести нельзя. Нельзя к отвечающим задаче отнести и Иловайского, тем более что его обширная "История России" доведена только до воцарения Петра Первого.
А ведь понять суть происходящих сегодня процессов можно только оценив их в перспективе. И оказывается, что, кроме Сергея Александровича Соловьева ("История России с древнейших времен"), Сергея Федоровича Платонова ("Полный курс лекций по русской истории") и Василия Осиповича Ключевского ("Курс русской истории"), для желающего понять и нет ничего. Труд Георгия Владимировича Вернадского, его пятитомная история России с древнейших времен до конца XVII века, более современен, чем труд Иловайского, но тоже не касается постмосковского периода русской истории.
Один из афоризмов Ключевского (а он был мастером этого жанра) гласит: "В науке надо повторять уроки, чтобы хорошо помнить их; в морали надо хорошо помнить ошибки, чтобы не повторять их". Еще более, чем морали, данная максима касается истории. Народ, который не помнит своих ошибок, темных сторон своего прошлого, обречен повторять их раз за разом. Или, как говорил Ключевский, "история ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков". Думаю, многие беды России можно понять, внимательно прочитав несколько глав из "Курса русской истории".
"Экономическое благосостояние Киевской Руси XI и XII вв. держалось на рабовладении. К половине XII в. рабовладение достигло там громадных размеров. Уже в Х-XI вв. челядь составляла главную статью русского вывоза на черноморские и волжско-каспийские рынки. Русский купец того времени всюду неизменно являлся с главным своим товаром, с челядью. Восточные писатели Х в. в живой картине рисуют нам русского купца, торгующего челядью на Волге; выгрузившись, он расставлял на волжских базарах, в городах Болгаре или Итиле свои скамьи, лавки, на которых рассаживал живой товар - рабынь. С тем же товаром являлся он и в Константинополь. Когда греку, обывателю Царьграда, нужно было купить раба, он ехал на рынок, где "русские купцы приходяще челядь продают" - так читаем в одном посмертном чуде Николая-чудотворца, относящемся к половине XI в.".
Ключевский подмечает еще одну особенность экономико-социального строя Древней Руси, актуальную почти для всех последующих периодов русской истории, - личную зависимость рядового члена общества от власти: "Рабовладение было одним из главнейших предметов, на который обращено внимание древнейшего русского законодательства, сколько можно судить о том по Русской Правде: статьи о рабовладении составляют один из самых крупных и обработанных отделов в ее составе. Рабовладение было, по-видимому, и первоначальным юридическим и экономическим источником русского землевладения". Нетрудно заметить, что подобные отношения сохранились и в течение большей части московского и петербургского периодов русской истории - от отмены Юрьева дня при Борисе Годунове до отмены крепостного права при Александре Втором.
Еще одна российская беда - отрыв "элиты" от "народа", этот конфликт преследует Россию на протяжении всей ее истории. И истоки этого конфликта также прослеживаются Ключевским в самом начальном периоде истории страны.
Он пишет: "До конца Х в. господствующий класс русского общества остается городским по месту и характеру жизни. Управление и торговля давали ему столько житейских выгод, что он еще не думал о землевладении. Но, прочно усевшись в большом днепровском городе, он обратил внимание и на этот экономический источник. Военные походы скопляли в его руках множество челяди. Наполнив ими свои городские подворья, он сбывал излишек за море: с Х в. челядь, как мы знаем, наряду с мехами была главной статьей русского вывоза. Теперь люди из высшего общества стали сажать челядь на землю, применять рабовладение к землевладению. Признаки частной земельной собственности на Руси появляются не раньше XI в. В XII столетии мы встречаем несколько указаний на частных земельных собственников. Такими собственниками являются: 1) князья и члены их семейств, 2) княжие мужи, 3) церковные учреждения, монастыри и епископские кафедры".
Нерешенность "земельного вопроса" - это еще одна застарелая проблема России. Не случайно даже сегодня ни одна встреча президента Путина с "гражданами" не обходится без многочисленных и долгих вопросов "народа" и объяснений "власти" про дачные участки, фермерские хозяйства и прочие сельхозпроблемы - ибо разбираться в хитросплетениях земельных отношений действительно непросто. Единственная вещь, понятная всем в современном российском земледелии, - что законодательство тут очень несовершенно.
Причины этого застарелого воспаления опять же можно найти у Ключевского: "Земельная собственность является с одним отличительным признаком: она населялась и эксплуатировалась рабами; это - "села с челядью". Челядь составляла, по-видимому, необходимую хозяйственную принадлежность частного землевладения, светского и церковного, крупного и мелкого. Отсюда можно заключить, что самая идея о праве собственности на землю, о возможности владеть землею, как всякою другою вещью, вытекла из рабовладения, была развитием мысли о праве собственности на холопа. Это земля моя, потому что мои люди, ее обрабатывающие, - таков был, кажется, диалектический процесс, с которым сложилась у нас юридическая идея о праве земельной собственности. Холоп-земледелец, "страдник", как он назывался на хозяйственном языке Древней Руси, служил проводником этой идеи от хозяина на землю, юридической связью между ними, как тот же холоп был для хозяина орудием эксплуатации его земли. Так возникла древнерусская боярская вотчина: привилегированный купец-огнищанин и витязь-княж муж Х в. превратился в боярина, как называется на языке Русской Правды привилегированный землевладелец. Вследствие того, что в XI и XII вв. раба стали сажать на землю, он поднялся в цене. Мы знаем, что до смерти Ярослава закон дозволял убить чужого раба за удар, нанесенный им свободному человеку. Дети Ярослава запретили это".
В лекции XVI "Курса русской истории" В.О.Ключевский прямо касается влияния киевского периода на более позднюю русскую историю - и нельзя не признать, что его слова звучат более чем современно: "Порабощение вольных рабочих. Рабовладельческие понятия и привычки древнерусских землевладельцев стали потом переноситься и на отношения последних к вольным рабочим, к крестьянам. Русская Правда знает класс "ролейных", т.е. земледельческих наймитов, или закупов. Закуп близко стоял к холопу, хотя закон и отличал его от последнего: это, как мы видели, неполноправный, временнообязанный крестьянин, работавший на чужой земле с хозяйским инвентарем и за некоторые преступления (за кражу и побег от хозяина) превращавшийся в полного, обельного холопа. В этом угнетенном юридическом положении закупа и можно видеть действие рабовладельческих привычек древнерусских землевладельцев, переносивших на вольнонаемного крестьянина взгляд, каким они привыкли смотреть на своего раба-земледельца. Под влиянием такого взгляда в старинных памятниках юридического характера наймит вопреки закону прямо зовется "челядином". <?> Такие отношения складывались из господствовавших интересов времени. Обогащением и порабощением создавалось общественное положение лица. В одном произведении русского митрополита XII в. Климента Смолятича изображается современный ему русский человек, добивающийся славы, знатности: он прилагает дом к дому, село к селу, набирает себе бортей и пожен, "изгоев и сябров", подневольных людей. Таким образом, экономическое благосостояние и успехи общежития Киевской Руси куплены были ценою порабощения низших классов; привольная жизнь общественных вершин держалась на юридическом принижении масс простого народа. Эта приниженность обострялась еще резким имущественным неравенством между классами русского общества по большим городам XI и XII вв. Начальная летопись вскрывает перед нами эту социальную черту, обычную особенность быта, строящегося усиленной работой торгово-промышленного капитала".
Надо еще отметить, что "челядь", о которой идет речь, набиралась из двух источников. Во-первых, из захваченных в плен степняков. И не только захваченных. В тяжелые годы половцы сами в "товарных" количествах продавали своих детей в рабство. Но основным источником были сами жители Киевской Руси. Князья очень активно сбывали "свое" славянское население. Настолько активно, что слово slave (раб) в западно-европейских языках происходит от "славянин" (1).
Русь складывалась вокруг пограничных хазарских крепостей (Киев - одна из них) на юге и колоний варягов-викингов на севере территории будущей Руси. Потом место хазар заняли варяги-шведы. Территория Руси выпала из Хазарского каганата. Именно варяги и являлись первыми князьями. Но и евреи, и шведы были правящим классом по отношению к более раннему населению - славянскому, балтийскому финно-угорскому и половецкому. (Впрочем, Ключевский пишет именно о варяжском периоде. Хазары были раньше, и письменных источников у нас по этому периоду почти нет.) Поэтому правящий слой смотрел на земледельческое население как на свою добычу и соответствующим образом с ним обращался. Варяги были правящим слоем, который держал в повиновении местное туземное население. И именно шведы-варяги, этот правящий слой, и создали государство, инкорпорировав инфраструктуру, заложенную ранее в южных областях нового государства евреями-хазарами. Впоследствии они, все эти Олеги-Ольги (Хельги), смешались с местными, и образовалась русская нация. Сложившийся в это время архетип отношений "высших" и "низших" классов еще более укрепился в ордынский период. Однако родовые пятна дают о себе знать и сейчас.
В заключение приведем еще одно высказывание Ключевского, тоже как нельзя более актуальное и сегодня: "Любуясь, как реформа преображала русскую старину, недоглядели, как русская старина преображала реформу".
И, наконец, его же: "Сколько времени нужно людям, чтобы понять прожитое ими столетие? Три столетия. Когда человечество поймет смысл своей жизни? Через три тысячи лет после своей смерти".

Примечания:
1) Классический Duden - Deutsches Universalworterbuch 2001: сообщает, что "Sklave, der; -n, -n [spatmhd. sclave, mhd. slave < mlat. s(c)lavus= Unfreier, Leibeigener < mgriech. sklabos= Sklave, eigtl.= Slawe (die ma. Sklaven im Orient waren meist Slawen)] Немецкое Sklave (раб) происходит от средневеково-латинского s(c)lavus (несвободный, ~крепостной-раб), которое, в свою очередь, происходит от греч. sklabos (раб, славянин), ибо рабы на востоке были преимущественно из славян".
The American Heritage Dictionary of the English Language. Fourth Edition дает для английского слова Slave. ETYMOLOGY: Middle English sclave, from Old French esclave, from Medieval Latin sclvus, from Sclvus, Slav (from the widespread enslavement of captured Slavs in the early Middle Ages).

Tags: История, Мои тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments