рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

В этой части текста в основном про Приднестровье, что там "на самом деле"

"Началась ревизия постсоветского геополитического наследия ельцинского периода..."

Процесс пошел. Ревизия постсоветского геополитического наследия ельцинского периода, процесс реорганизации политического пространства на новых принципах - так можно определить политические процессы, которые буквально на наших глазах начали набирать обороты в странах Восточной и Центральной Европы, странах бывшего СССР и Варшавского блока. Внешнеполитическая и геополитическая конструкция, основы которой были заложены Ельциным в процессе развала СССР, простояла пятнадцать лет, но на наших глазах, практически со смертью своего основателя, эта конструкция стала рушиться.
Последнее обострение российско-эстонских отношений - один из этапов этого процесса. Однако самой яркой геополитической аномалией, оставшейся от ельцинской эры, являются "непризнанные государства" - Приднестровская Молдавская Республика, Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах.
Очевидно, что начавшаяся перестройка затронет и их.
Как именно - свое мнение высказывает Михаил Чернов, редактор международного отдела московского журнала "РБК", неоднократно бывавший в этих регионах.

Авраам Шмулевич: Примерно полтора года назад вокруг проблемы так называемых непризнанных государств - Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья - началось резкое движение. Что стоит за этим?
Михаил Чернов: Связано это в основном с внешними причинами. В случае Абхазии и Южной Осетии - в Грузии активизировались националистические силы, а активность Молдавии на приднестровском направлении поддерживается Европейским союзом.
В этих условиях Россия взяла курс на защиту своих интересов и своих граждан в этих государствах. Практически все граждане Южной Осетии являются также гражданами РФ, большинство граждан Абхазии имеют российские паспорта, и на настоящий момент порядка 150 тысяч приднестровцев имеют российское гражданство. Процесс выдачи российского гражданства в Приднестровье продолжается. В отличие от Нагорного Карабаха, у которого своя история, Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье рассчитывают на интеграцию и вхождение в том или ином виде в состав России, и уже началось движение в этом направлении, можно сказать, что они "сели в поезд", который движется в сторону России.
Однако эти три государства нельзя грести под одну гребенку. Будущее у них, во всяком случае в краткосрочной и среднесрочной перспективе, разное. И модели интеграции и взаимодействие с Россией тоже будут разными. Вызвано это и особенностями географического положения, и, в еще большей степени, историей этих регионов.
Недавно я побывал в Приднестровской Молдавской Республике в качестве наблюдателя на выборах президента ПМР. Поездку организовала Демократическая партия России (ДПР).

А.Ш.: Какое впечатление производит Приднестровье?
М.Ч.: Приднестровье довольно противоречивый регион. ПМР из всех непризнанных государств имеет наиболее ярко выраженную государственность. На въезде в ПМР вас встречает полноценный приднестровский пограничный терминал. На въезде в Абхазию и Осетию этого нет. Там есть полноценные российские посты, а местные посты не оставляют впечатления полноценной границы. Южная Осетия вообще считает себя частью России (и де-факто является таковой), поэтому они полагают, что посты им не нужны. Приднестровье же не граничит с РФ, и пост стоит на рубеже с довольно критично настроенной по отношению к Тирасполю Украиной. Так что на границе проходит полноценная проверка проезжающих, таможенный досмотр, пробивание в компьютере, въездные штампы и т.д.
Въезжаешь в Тирасполь - и видишь, что признаки государства вполне зримы: есть Государственный банк - ПМР единственная из всех трех республик, где ходит вполне полноценная местная валюта (и банкноты, и металлические монеты). Они свободно меняются в обменных пунктах и банках на все другие валюты; между прочим, курс приднестровского рубля выше российского. Существуют и активно используются флаг, гимн и герб Приднестровья. Причем флаг и герб восходят к советским временам: приднестровцы взяли флаг и герб Молдавской Советской Социалистической Республики и немного переделали их. Приднестровская Молдавская Республика позиционирует себя преемницей МССР. Там три государственных языка: русский, молдавский и украинский.
Это сейчас единственное место в мире, где в школах преподается собственно молдавский язык и история Молдавии. В независимой Молдове преподается история Румынии и румынского народа, частью которых официальный Кишинев себя считает, и именно румынский язык, который немного, но отличается от молдавского. Письменность в Молдове переведена на латиницу. А в ПМР используется исконная молдавская кириллическая графика, потому что с самого начала вся молдавская письменность основана на кириллице, в отличие от Средней Азии кириллица в Молдавии - это не советское нововведение.
Что касается самого Приднестровья, то оно производит несколько странное и тяжелое впечатление. Хочу подчеркнуть: не "плохое", а именно странное. И эта странность как бы витает в воздухе.

А.Ш.: Чем это вызвано?
М.Ч.: Есть такой парадокс: в Приднестровье вполне сформирована государственность, причем это не моноэтническое государство - там три основных базовых этноса: русский, молдавский и украинский, между которыми нет никакой напряженности, есть все основные политические институты, демократически избранные президент и парламент. Но при этом ощущается некоторая недогосударственность, недоделанность. По-видимому, это связано с тем, что в основе формирования государственности лежал не этнический импульс, а политический. Молдавские националисты решили бороться со всем русским, принудительно перейти на молдавский язык и выйти из состава СССР. Русские, украинцы и молдоване Приднестровья не захотели менять страну, хотели свободно жить и общаться на тех языках, на которых считали нужным.
Еще один момент: сама структура приднестровской экономики такова, что Приднестровье после получения независимости стало напоминать советский закрытый город. В СССР были "закрытые города" - изолированные от остального пространства закрытые зоны, в которых было одно градообразующее предприятие, на нем трудились инженеры и высококвалифицированные рабочие, собранные со всего Союза, но всех компонентов обычного, полноценного общества там не было, кроме этого продвинутого предприятия там более ничего не имелось. Если представить такой закрытый город, который вдруг стал независимым государством, - это Приднестровье. В таком городе-государстве ведь будет перекос в какую-то одну сторону, а все остальные сферы придется создавать с нуля.
Приднестровье было промышленным анклавом МССР, на этой узенькой полоске было сосредоточено 40% ВВП Молдавии и 90% производства электроэнергии. И вот это анклав, население которого было собрано со всего СССР, вдруг вынужден был стать независимым государством. В обычных странах все сферы экономики более-менее сбалансированы между собой и имеющиеся предприятия входят в органичные и связанные друг с другом промышленные цепочки. А в ПМР имеются три крупных промышленных города. И они были в советское время замкнуты не на территорию Молдавии или тем более Приднестровья, но входили в промышленные цепочки большого государства - СССР.
Предприятия продолжают работать, но, поскольку ПМР находится в блокаде, они вынуждены оформлять молдавскую регистрацию, регистрироваться в Кишиневе, и их продукция маркируется как продукция республики Молдова.
Еще одна составляющая этой "странности" - гипертрофированное присутствие компонента безопасности, постоянное присутствие милиции и служб безопасности. Например, журналисты, приехавшие освещать президентские выборы, прошли очень строгий и дотошный паспортный контроль. Прибыли в столицу Тирасполь, в главный пресс-центр - снова постоянные проверки документов, регистрации. Я спросил у принимающих: "Зачем это нужно?". "У нас такая сложная ситуация, у нас напряженность, у нас идет война", - ответили мне. Но, позвольте, какая война?! Я бываю Южной Осетии - там действительно война, чересполосица грузинских и осетинских сил, реальные столкновения, нет четких границ на местности и т.д. и т.п. В ПМР ничего подобного нет - зачем такой контроль?! Никто толком объяснить не может. То же самое - странная и жесткая бюрократическая система. Например, один мой знакомый, далеко не последний в республике человек, которого прекрасно знают, приехал в ПМР и работает в официальных структурах, но никак не может получить приднестровский паспорт - потому что там очень сложная процедура, надо ждать три года и т.д.
Эта особенность проистекает из генезиса приднестровской государственности - ПМР как государство было создано милицией. Приднестровье отстояло в ходе войны за независимость от вторгнувшихся войск Молдовы местная милиция и части ОМОНа - из Риги и из других мест Союза. Соответственно эти люди и построили государство - и построили именно так, как они его понимали. Дай в Москве власть в руки милиции - будет то же самое.

А.Ш.: А как приднестровцы относятся к своему государству и к своей власти? Они действительно хотят быть независимыми? Ведь тех угроз и проблем, что были в начальный период независимости, сейчас уже нет. Приднестровцы поднялись на борьбу за независимость после того, как молдавский Народный фронт заявил, что те, кто не знает молдавского языка, не смогут работать нигде, даже продавцами. Теперь люди посещают Молдову, и ситуация в Молдове устоялась, знание молдавского никто не требует. Даже промышленные предприятия ПМР зарегистрированы в Молдове. Может быть, приднестровцы уже и не хотят независимости?
М.Ч.: Подавляющее большинство населения ПМР реально хочет независимости. Данные референдума о независимости - реальные, там не было подтасовок. Народ Приднестровья на самом деле не желает входить в состав Молдовы и видит свое будущее в составе России.

А.Ш.: Каковы отношения граждан Молдовы и Приднестровья? И каковы взаимоотношения правящих элит Республики Молдова и Приднестровской Молдавской Республики?
М.Ч.: В отличие от Осетии и Абхазии, психологических препятствий к объединению у граждан ПМР и у граждан Молдовы нет. В Приднестровье не было межнационального конфликта. Там де-факто шла гражданская война. Приднестровско-молдавский конфликт - это была гражданская война в Молдавии, когда одна часть населения, молдавские националисты, выступали с националистических позиций, ориентировались на Румынию и Европу, а другая часть населения - русские, украинцы и молдаване Приднестровья, хотели сохранения Советского государства. И, соответственно, отношения между жителями Приднестровья и Молдавии не являются жестко антагонистическими: они ездят друг другу в гости, приднестровцы - в Кишинев, из Молдавии приезжают в Тирасполь - там отличные европейские клубы и рестораны. Так что, несмотря на то, что в гражданскую войну пролилась кровь, препятствий для какого-то возможного в будущем союза с Молдовой нет. Естественно, при условии, если Молдавия вернется в орбиту российской политики.
Но что касается приднестровских элит, то они ведут осторожную политику и, в принципе, рассматривают различные варианты.
Так, в отношении Молдовы власти Приднестровья проводят очень взвешенную политику. Несмотря на блокаду, ни одного агрессивного заявления по отношению к Кишиневу со стороны президента ПМР Игоря Смирнова не было допущено. Вообще, ранее предпринимались попытки договориться с Кишиневом. Например, план Козака по федерализации Молдовы. Он был уже согласован и с Кишиневом, и с Тирасполем, и с Гагаузией. И лишь в самый последний момент президент Молдовы Воронин отказался от него - после звонка из Совета Европы. То есть это был реальный вариант создания федеративной молдово-приднестровской структуры. Ранее рассматривался вариант союза с Украиной. Поскольку эти варианты не были реализованы - сейчас делается упор на союз с Россией.
На этом поле играют еще Европа, Россия и, в меньшей степени, американцы.
Кроме того, в Приднестровье имеется фирма "Шериф", которая контролирует все и вся: на каждом углу видишь - вот заправка "Шериф", вот казино "Шериф" и т.д., значительная часть промышленных предприятий тоже принадлежат "Шерифу". Владельцы ее, два человека (один - молдаванин, другой - гагауз), держатся очень скрытно и всячески избегают прессы. Как мне кажется, эта структура для сохранения своих предприятий была бы вполне готова пойти на объединение с Молдавией, и даже не с пророссийской Молдавией, а с той, что имеется сейчас.
Однако есть возможность образования молдово-приднестровской федерации иного типа - ориентированной на Россию, в той или иной степени включенной в российское пространство.
Прямая интеграция Приднестровья в Россию мне представляется проблематичной. ПМР - это узкая полоска земли, зажатая между Молдавией и Украиной, никакой территориальной связи с Россией у нее нет. Она может быть или независимым государством, дружественным России, или в федерации с Молдовой (также, как уже говорилось выше, при условии ее пророссийской политики). Иногда приднестровцы ссылаются на пример Калининграда - тоже анклавной территории Российской Федерации, не имеющей прямой связи с метрополией, и говорят, что мы точно так же можем быть частью России. Но Калининградская область - это большая территория с собственными аэропортами, морскими портами и т.п. Калининград не может быть моделью для решения приднестровского вопроса. Поэтому вопрос о признании Россией Приднестровья, об обеспечении будущего Приднестровья - сложный вопрос, тут будет длительная позиционная игра.


http://www.russ.ru/politics/interview/nachalas_reviziya_postsovetskogo_geopoliticheskogo_naslediya_el_cinskogo_perioda
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment