рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

О том, что значило жить в дореволюционной Средней Азии, как независимой, так и российской, мы, европейцы, более или менее представляем — по книгам писателей, запискам путешественников, свидетельствам очевидцев. Тем более это касается Средней Азии советской. Но вот современная, постсоветская Средняя Азия, в человеческом её измерении — пока Terra incognita.

О том, как выглядит жизнь в современном Узбекистане «изнутри» — наш разговор с Лией Джамиловой, юристом из Узбекистана. Она много ездила по республике, в силу своей работы встречалась с людьми самых различных социальных слоев, и хорошо представляет обстановку в постсоветском независимом Узбекистане — Респу́блика Узбекистан, O‘zbekiston Respublikasi, как теперь официально именуется эта страна.

* * *

Что такое жить в Узбекистане сегодня?

— Для каждой категории граждан, естественно, это значит что-то свое, хотя есть и общее для всех.

Например, я хорошо представляю жизнь чиновничьего класса.
С начала своей трудовой карьеры я сама пробыла три года государственным чиновником, а потом, в ходе своей работы в Узбекистане во внегосударственном секторе, мне приходилось сталкиваться с чиновниками различных госорганизаций, в основном в министерствах-ведомствах на уровне начальников-замначальников отделов. Думаю, современный госчиновник последнего поколения это примерно вот так: ему лет 30-40, он умен, образован, узбекское высшее образование, а также магистратура за границей, кругозор довольно широкий, все-таки опыт жизни за границей обогащает мировоззрение. Говорит, скорее всего, как минимум на одном иностранном языке и на русском (от двух слов до совершенного владения оным), понимает как должно быть и как быть не должно в этой жизни.

Но! Вот тут они делятся на две категории: у одних обстановка как она есть в Узбекистане вызывает внутренний протест и неприятие, которое конечно кому попало не высказывается, должность все-таки обязывает. И вторые, у которых в момент сравнения стандартов «как должно быть» и «как есть» происходит сбой, и вместо сравнительного анализа мозг выдает линию партии. Чтобы он сам не думал, он свято поддерживает «линию партии», пока работает на государственной работе. В соответствии с вышесказанным, никто никаких попыток к изменениям не предпринимает. Зарплата у него небольшая (50 – 250 долларов США в месяц). Это небольшие деньги, тем более для чиновника. Служба при этом нудная, никому не нужная, советского типа. Что значит работать на ней? Это значит понимать, что ты не окупаешь даже своих обедов и проезда на работу. Кого-то куда-то не пускать и получать от этого удовольствие в виде собственной значимости, или перекладывать бумажки с места на место, и понимать, какой глупостью ты занимаешься. Если есть машина, то левачить, причем даже на Мерседесе, чтобы хотя бы окупить бензин, причем торговаться с клиентом не на жизнь, а на смерть. Если можешь по должности брать взятки, то брать их с чистой совестью, потому что все примерно понимают, сколько ты получаешь легально, и что при этом у тебя семья и дети.

Насколько это распространено — брать взятки? И насколько опасно?

Главное делиться наверх, у них ведь тоже семьи и дети. В уголовном кодексе, конечно, есть статья, предусматривающая тюремное заключение на не маленький срок за предоставление и получение взятки должностным лицом, но насколько я знаю, эта статья применяется к тем, кого надо за что-то наказать.

А какие существуют социальные навыки общие для всех, независимо от социальной ниши?

В Узбекистане главный социальный навык — это знать свое место в социальной иерархии. Причем это "место" будет разным — в семье, на работе, в махалле, в институте и т.д. нужно знать, как общаться с тем кто выше тебя, наравне с тобой и под тобой. С тем, кто выше — всячески выражать уважение. Называть на Вы, прикладывать руку к сердцу и всячески выражать свой к нему "хурмат" (уважение, то есть), вплоть до того, что выходить из его кабинета задом — чтобы не поворачиваться к нему спиной. Ну, а женщине надо выказывать хурмат любому мужчине — потому что он изначально выше нее, — потому как мужчина! С тем, кто наравне с тобой — можно в меру уважительно. Вроде как сами определитесь — кто к кому и как. А к тому, кто ниже тебя, можно относится так, как тебе заблагорассудится, тут ты хозяин положения, можно по мелким поручениям посылать, заставлять делать то, что самому не хочется — так чаще всего обращаются начальники с подчиненными, мужья с женами, старшие братья к младшим, и свекровь к невестке. Причем отношения свекровь-невестка — это отдельный случай. Тут в ход идет принцип "я в свое время отмучилась, теперь ты мучайся, потом тоже так же отрываться будешь".

Много ли узбеков уезжает за пределы страны? И какой социальный срез мигрантов?

Много. В основном это жителей областей, где работы практически нет. Едут в основном в Россию и Казахстан, потому что у Узбекистана с ними безвизовый режим и работы там много. В Америку и Европу тоже едут, но очень мало, потому что очень сложно получить визу. В Россию часто едут без знания русского языка, что увеличивает шансы нарушений их прав и всяческих издевательств. Знающие русский язык, или поработавшие уже в России, становятся подрядчиками, приезжают за бригадами в Узбекистан и вывозят их в Россию или Казахстан.

Какие у рядового узбека отношения с узбекской милицией? Правовая защищенность?

Люди боятся милиции, и откупаются от нее по поводу и без. Особенно если человек из региона приехал в Ташкент работать, это означает 99,9% не получишь ташкентскую прописку, а значит, и не можешь надеяться на легальную работу. Скорее всего, будешь стоять на одном из базаров, и надеяться на то, что тебя кто-нибудь наймет для «черной работы» за один-десять долларов в день, вот такая «биржа труда». И он будет работать, и снова придет на базар, пока милиция не разгонит, или в изолятор не заберут. А едут из регионов многие. Потому что семья и дети — от трех до десяти, и работы там нет, а кормить их надо. Очень многие в областях просто недоедают, очень много случаев анемии, материнской и детской смертности.

А как живут женщины? В свое время Советская власть одним из главных своих достижений объявила «раскрепощение женщины Востока». Что произошло с этой женщиной за годы независимости?

Узбечка сегодня: скорее всего она не работает, сидит дома с детьми, занимается хозяйством. Если все-таки и работает (возможно, 1% из 100% замужних), то для того, чтобы было куда носить новую одежду. Ну а где-то 0,01% все-таки специалисты и работают для того, чтобы работать, свою значимость осознавать и делать что-то полезное. И возможно еще что-то зарабатывать. Но это редко.

Живешь ты, скорее всего, со свекровью — процентов 60 из 100, ну, а если повезет сильно, — то отдельно с мужем и детьми. Почему целых 40% живут отдельно? Потому что если сын не младший, то со свекровью нужно жить, пока следующий после тебя сын не женится, а потом — свобода, и командовать тобой будет только муж, без свекрови.

Один пример: девушка, которая со мной работала и была заместителем директора филиала НПО в нашей стране, и очень хорошо по нашим меркам зарабатывала, дома была «последним» человеком, свекровь постоянно давила на нее, чтобы она бросила работу, в то время как ее муж практически ничего не зарабатывал, и она содержала всех, и его и свекра со свекровью и сына. Но свекор и свекровь этого знать не знали, чтобы престиж сына не подрывать в их глазах. Помимо всего прочего 99% домашней работы лежало на ее плечах — после работы была домашняя вахта, притом, что в доме была сестренка мужа 20 лет от роду. А все почему? Потому что дочь любимая, а невестка нежеланная (невестка провинилась тем, что вышла замуж за их сына по любви, то есть он сам ее выбрал, а не родители, и была она из самого отдаленного региона страны, а не из столицы, как он).

Второй пример, женщина, очень известный адвокат в стране, которая еще и правами женщин занимается. Хорошая мать и жена, которая боится опоздать с работы, и ездить в командировки, потому что муж ревнует и ее бьет. Причем сильно.

Ну и, напоследок, муж тебе, скорее всего, изменяет, и, возможно, у него есть вторая жена, а может даже дети от нее. А сама ты ждешь не дождешься, когда твой сын вырастет и появится в доме невестка, чтобы ты могла ею командовать, как когда-то командовали тобой.

Насколько распространено многоженство? Это официально?

Я знаю немало случаев, когда про женщину говорят не «она его любовница», а «она вторая жена». Не скажу, что это очень широко распространенное явление — по экономическим причинам. Не так много мужчин могут позволить себе содержать вторую семью. В качестве вторых жен могут быть и узбечки (которые, почему бы то ни было, не смогли выйти замуж официально, либо разведены), и европейские женщины, в то время как в качестве первой официальной жены узбеки европейских женщин не берут. Конечно, это не официально, в семейном и уголовном кодексе есть статьи, запрещающие многоженство. Это скорее просто ведение совместного хозяйства еще с одной женщиной помимо жены. Я слышала от мужчин, что вторая жена — «для души», выбирается не его родителями, а самим мужчиной. Второй жене покупается или снимается квартира, он почти каждый день к ней приходит, содержит ее, и она рожает ему детей.

Обычно просто после некоторого времени общения, свиданий, или просто какого-то времени знакомства он ей предлагает: «Дорогая, я к тебе так распрекрасно отношусь, что просто в любовницы звать тебя не хочу, я ж тебя уважаю и ты мне не какая-то там проститутка, а вот жениться я на тебе не могу, потому как женат и дети у меня, и жена моя живут с моими родителями, поэтому предлагаю тебе стать моей женой второй. А я тебя буду любить и обеспечивать, и все у нас будет как у людей — дом, дети и все остальное».

При этом первая жена может быть официально поставлена в известность, а может, и нет, у всех по-разному. Статус второй жены в обществе будет не тождественен как статусу замужней, так и статусу любовницы что-то среднее, ее не сказать, чтобы уважали сильно, но и не осуждают.

— Добрачный — внебрачный секс имеет место?

Добрачный да, но он тщательно скрывается от родителей, как парнями, так и девушками. Но это есть, в основном, в больших развитых городах. А в глубинках девушки не настолько развиты и развращены и хранят девственность до свадьбы. Внебрачный секс тоже очень распространен, и скрывается, но все понимают, что он существует.

А как молодые люди знакомятся? В основном через свах?

Для брака сватают матери. Свах как таковых у нас нет. Это происходит через родню «а мы слышали, что у вас есть хорошая девочка, а у нас хороший мальчик», многие смотрят на молодых девушек на общественных мероприятиях свадьбах, например, и потом узнают, кто эта девочка, чья она, и идут свататься. Первое свидание они общаются, а где-то неподалеку находятся родственники с обеих сторон контролируют. Потом от 2 до 20, примерно, свиданий и свадьба, если все идет хорошо. Если не нравится кто-то кому-то, то после первого свидания перезвон мам это выявляет, и семьи на этом расстаются.

То, что Вы описали, модель сватовства и сексуального поведения, отношений — это характерно для какой социальной среды? В столице — в Ташкенте, среди интеллигенции, госчиновников — другая модель отношений?

Это принято у всех, характерно для всех социальных страт, это просто черта узбекского народа
Tags: Интервью, Ислам, Мои тексты, Средняя Азия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments