рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Еще одна глава из цикла "Азбука революции"

Тезисы к революционному литературоведению

Три термина, которыми последовательно, в разные исторические эпохи, именовалась «литература». Три эпохи — а как это называется сейчас, я даже и не соображу.

За каждым из этих терминов стоит свое мировосприятие.

"Изящная словесность" — выгораживание своего мира по "благородным правилам" искусства из "неблагородного", дикого мира. (Причем "искусство" — это именно искусство владения особыми приемами и следование особым "искусственным", т.е. неочевидным из действительности, правилам). Из этого же ряда — парк vs. дикий лес. Парки французского абсолютизма. "Английский газон". Гениальная Софиевка. Мы не "познаем" окружающий мир, но привносим в него гармонию. Помнится, в поздней античности и в раннем средневековье Рай представляли в виде не сада-леса, как сейчас, но города окруженного стенами. (Что соответствует природе вещей — как и тогда, так и сейчас в дикой природе человек выжить не может, подохнет или съедят — какой уж тут рай).


Экономическая и социальная реальность были соответствующей — экстенсивная экономика; невозможность серьезных преобразований окружающей среды; зависимость от природы; малодинамичные и малоизменчивые формы социальных отношений; античный тип науки…

Бытописательство — литература познает мир. Точно его отображает. В пределе — если бы писатель полностью схватил мир, то стал бы равен Богу.

Экономическая и социальная реальность — «бытописательство» становится ведущей литературной формой с наступление эпохи Нового времени; началом промышленной революции; капитализм; появление науки в ее современном понимании.

Творчество — Это совсем уже явная попытка уподобиться Богу, ведь творение — прерогатива Творца. Акцент переносится не на описание существующего мира, а на создание нового. Внимание к "глубинам души". К "безднам", где происходит "неподвластное богам". Психологизм. Но, тут уже потенциал исчерпывается. "Бездны души" — оказались исчерпаемы. Полный натурализм — последнее прибежище реализма.

Экономическая и социальная реальность — Новейшее время, «проникновение в тайны природы», «выход в космос», «социальная инженерия». И, наконец, «кризис постмодернизма».

Общество начинает осознавать, что находится в тупике. Из этого состояния может быть только два выхода — консервация существующей ситуации, в чем, по определению, заинтересована «Система»; и революционное изменение всей структуры общества — выход на новую историческую стадию — чему «Система», по определению, препятствует.

Но творчество может идти по двум направлениям: "отражение/ подражение природе, реальному миру", и "выражение/сотворение собственной художественной реальности".

И следующая и пока что последняя, историческая стадия, в которую вылился «литературный процесс» — создание "фантастической реальности". "Фантастический реализм". «Магический реализм», — не описание существующей действительности, но создание своей, «авторской» реальности. Могут быть три ее типа: конструирование прошлого; конструирование будущего; и просто творение параллельных миров, никак не соотнесенных со стрелой времени.

Этот тип литературы конвертирует реальность, то есть уводит от нее в вымышленный мир, где и происходит сублимация социального и экзистенциального действия и социального и экзистенциального протеста. И работать он может и на консервацию существующей ситуации, и на революционное изменение.

О том, что в российском обществе имеется скрытая, еще четко не осознаваемая заявка на такое — говорит обвальный успех книг, где проводится как реконструирование прошлого — от Пикуля до Акунина, так и альтернативного будущего — начали Стругацкие, Василий Аксенов — «Остров Крым», затем Александр Кабаков — «Невозвращенец». Самые модные и авторы последнего времени работают именно в этом жанре:

Виктоp Пелевин — «Чапаев и пустота» и «Generation П» до «Империя V»;
Дмитрий Быков — «ЖД»;
Владимир Сорокин — «День опричника».

Последний "Русский Букер» получила Ольга Славникова за роман «2017». (Действие его происходит на Урале, где к столетию Октябрьской революции власти устраивают костюмированный бал, перерастающий в серьезные беспорядки).

Но ведь изменить мир, а не вообразить его — вот задача революционера.

В эпоху социальной стагнации (как это происходит сейчас по всей Ойкумене — как в России, так и в Израиле, в Западной Европе, в США) ситуация держится во многом инерцией безальтернативности — общество не видит, как еще можно жить, не видит альтернативы существующему порядку вещей.

И вбросить в общество же альтернативный, революционный проект мироустройстова, идеологию будущей революции, новую эстетику нарождающегося мира — очень легко через такую литературу, описывающую мир с точными фотографически выписанными, мгновенно узнаваемыми, фактологическими деталями, но альтернативно-будущий. Для инициирования Революции — нужно именно реконструирование будущего.

Можно сказать, что все прошлые революции начинались с литературы. Французскую подготовили Руссо, Вольтер и энциклопедисты. Революцию большевиков — и фашистскую Муссолини — футуристы. и т.д.

Созданию новой социальной и экономической реальности предшествовало создание новой литературной формы.



Предыдущие статьи из цикла «Азбука Революции»:

Кризис доверия.
Имя.
Эскиз политической карты завтрашнего дня.
Постсоветская компрадорская модель. Русские компрадоры и тайваньские мандарины



Tags: Гиперсионизм, Мои тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments