рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Category:
ИНТЕРВЬЮ: Лидер движения “Беад Арцейну” ("За родную землю" ) раввин АВРОМ ШМУЛЕВИЧ: “Я считаю, что в конкуренции цивилизаций победит иудаизм”. Часть вторая

Часть первая здесь

"Портал-Credo.Ru": Авром, можете ли Вы описать соотношение различных течений иудаизма (хасидизм, ортодоксы –нехасиды, прогрессисты) в Израиле. В какой мере представители этих течений поддерживают идею "гиперсионизма"?
Авром Шмулевич:
Во-первых, Вы совершенно не правы поставив на одну доску хасидов и реформистский иудаизм. Последний – это вообще не религия. Я знаю так называемых реформистских раввинов, которые заявляют, что они вообще не верят в Бога. Это была некоторая реакция в свое время на германский протестантизм, а сейчас реформизм более всего распространен в Америке. Для последователей этого направления синагога – это что-то вроде клуба, в котором не находится места Богооткровению, признанию божественности Торы. В Израиле это направление крайне немногочисленно. Прошедших реформистский гиюр трудно назвать евреями. Ведь в этих общинах возможно обращение в иудаизм по почте и интернету.
Среди хасидов есть "религиозные сионисты" признающие ныне существующее государство Израиль как исполнение библейских заповедей и, так называемые " харедим", для которых этого государства, созданного не по канонам иудаизма как бы не существует. Но это все на уровне лозунгов. На уровне практики все не так однозначно. Ультраортодоксы служат в армии, значительная часть их вовлечена в израильскую экономическую жизнь. Есть ультраортодоксальная партия " Агудат Исраэль" сторонники которой участвовали даже в правительстве, правда, не на уровне министров, а их заместителей. При этом харедим продолжают критиковать сионизм.
Существовавшие до недавнего времени различия в идеологии между хасидами и антихасидскими ортодоксами так называемыми миснагидами, сегодня уже отошли на второй план. Сегодня ярко выраженными носителями специфически хасидского мировоззрения является два течения- ХаБаД-Любавич, и брацлавские хасиды, к которым принадлежу и я. Все остальные хасидские направления не выделяются среди других ортодоксов. Идет своеобразная конвергенция.
Имеется также небольшая группировка так называемых сатмарских хасидов. У них нет сегодня духовного авторитета высокого уровня. Эти люди, кстати, считают, что государство – это грех и естественно не признают Израиль. Их движение " Нетурей карта" – это несколько десятков семей, несколько сот членов. Однако они получают большую пиар-поддержку со стороны мусульманских медиа-ресурсов, которым нравится показывать настоящих раввинов с пейсами, выступающих в унисон с исламистами. Живущие в основном в США представители этого движения работают в большинсттве своем брокерами на нью-йоркской бирже, что дает им возможность поддерживать своих единоверцев в Израиле. Но политическое их влияние в стране равно нулю.
Политическое значение хасидов важно потому, что каждым из этих хасидских дворов управляет авторитетный глава, который указывает своей пастве, как голосовать на выборах. И паства эта достаточно дисциплинирована, они будут голосовать так, как им скажет их глава. Поэтому их значение для политики велико.
Что касается гиперсимонизма, то мы действуем ни как партия, а как движение. Это позволяет нам сохранить хорошие отношения со всеми религиозными движениями. Наша задача – создать авангард людей, способных мыслить, и нестандартно действовать. Дальше можно будет распространить это влияние на массы. Пока же мы собираем людей из разных сегментов общества как религиозных, так и не религиозных. У нас достаточно много неевреев, есть какое-то количество мусульман-арабов. Есть христиане, но это не арабы (так получилось), а неевреи – члены семей репатриантов.

– И если эти люди сохраняют свою религиозную идентичность, это означает, что Ваше движение не узкорелигиозное?

– Наше движение подчеркивает свой цивилизационный, гражданско-правовой, а не религиозный характер. Мы обращаемся ко всем израильтянам, будь это иудей, христианин, или мусульманин. Мы должны понять, что пока жители региона (не важно Ирак это, или Израиль) не возьмут свою судьбу в свои руки, не попытаются отсечь влияние великих держав – США, России и Китая – последние будут использовать нас как разменную монету в своих делах. Цель нашего движения – подхлестывать те процессы, которые уже идут в обществе, не навязывая их силой. Если у жителей региона есть общие интересы, то давайте попытаемся найти их консенсус. Консенсус – это империя. Я верю, что иудаистская цивилизационная модель в этой империи возьмет верх, но мы не собираемся ее кому-то навязывать. Государство должно определять самые общие векторы развития, предоставляя индивиду максимальную свободу действия в рамках этих самых векторов.

– Скажите, как сейчас обстоят дела с восстановлением иудейского Храма, как она материализуется? Каково Ваше отношение к этой идее?

– Мы ее всячески поддерживаем. Официальный же раввинат этому всячески препятствует. При всех различиях между различными течениями в иудаизме, вскоре после освобождения Иерусалима в 1967 году 300 раввинов подписали галахический запрет для иудеев подниматься на Храмовую гору. Этот запрет не имеет никакого обоснования в религиозных текстах и направлен на то, чтобы препятствовать возрождению Храма. Обоснован быть может только запрет подниматься на эту гору в состоянии ритуальной нечистоты, возникшей, например, от соприкосновения с мертвым телом. Но ограничения относятся лишь к центральной части Храмовой горы, там, где находился собственно Храм и Храмовый Двор. На некоторые части современной Храмовой Горы ("тосефет Гордус") вообще может находиться любой человек в любом состоянии. На других - любой еврей после погружения в специальный бассейн-микву, с выполнением некоторых дополнительных требований. И лишь территория, где находилась "Святая святых" Храма закрыта для посещения вообще, нахождение там в состоянии ритуальной нечистоты, возникшей от соприкосновения с мертвым карается "смертью от руки Небес" ("карет"). Впрочем, вхождение туда и сейчас возможно для целей строительства Храма или ремонта, в аком случае человек не подлежит наказанию. Раввинский запрет был формально мотивирован тем, что люди случайно могут не заметить этой, ставшей невидимой границы между святая святых и другими участками горы. Но ведь туристы-то ходят там спокойно. В этом смысле запрет абсолютно не обоснован. Если бы они действительно хотели соблюдения религиозной чистоты, тогда следовало бы просто поставитьсоответсвующие указатели и специальную "Храмовую стражу",которая бы следила, что бы никто, ни верующие евреи, ни туристы, за них не заходили.

</font></font>

– А Вы сами туда ходили?

– Да, и члены нашего движения туда поднимались.

Еще до создания государства Израиль многие деятели обращались к тогдашнему главному раввину Куку с вопросом, не собирается ли он инициировать восстановление Храма? Этот вопрос имел крайне важное значение, ведь он, по сути, полностью изменял всю сложившуюся веками систему галутного (диаспорного) иудаизма. Это потенциально ломает и всю систему нынешнего израильского истэблешмента, отношение общества и власти. Храм – ведь это абсолютно независимый от государства экономический центр. Если сегодня государство финансирует раввинат, ставя его, таким образом, в экономическую зависимость от себя, то возрождение Храма, сделает религиозные институты независимыми от государственных. Так или иначе, в израильском обществе все сильнее раздаются голоса, выступающих за восстановление Храма.

– Но как тогда быть с мечетью Аль-Акса, считающейся третьей по значению святыней ислама, и находящейся как раз на месте разрушенного храма?

– На этом месте должен быть храм, здесь не может быть никаких компромиссов. Но мусульмане, в отличие от современных христиан, как и иудеи – строгие единобожники, и, если они согласятся на проведение храмовых жертвоприношений в этом помещении, им будет дозволен вход и молитва в Храме. Если нет – это их проблемы.

Есть ли еще в Израиле политические движения, играющие на том же поле, что и вы, и также выступающие за создание Великого Израиля?
– В настоящий момент, после прошедших выборов, можно констатировать, что нет. Нет ни одной партии, которая ставила бы в практическую плоскость вопрос об изменении границ страны. Мы же считаем, что решение вопроса о границах подтянет за собой также и решение арабского вопроса, и экономических проблем. Мы надеемся, что после следующих выборов будем иметь парламентское представительство и представительство в местных органах власти.
– Существуют ли в Израиле партии и движения, созданные по религиозному принципу, по принципу принадлежности к той или иной школе иудаизма?
– Есть национально-религиозная партия "Мафдат", объединяющая сторонников религиозного сионизма, есть партия "Агудат Исраэль", ориентирующаяся на вышеупомянутые хасидские "дворы", есть партия, ориентирующаяся на так называемый литовский иудаизм (антихасидскую ортодоксию). Но они различаются больше потому, что представляют различные социальные группы, а не богословские доктрины.
– Насколько сильно присутствует религиозный элемент в таких партиях как "Ликуд" или "Кадима"?
– Это абсолютно секулярные партии. В последнее время в них также пришли деятели из левых течений, таких как "Авода", и даже "МЕРЕЦ" (антирелигиозной партии), что только усилило их секулярную идентичность. Но надо сказать, что политика в Израиле невозможна без некоей религиозной составляющей. Нельзя публично нарушать субботу. Например, премьер или другой член правительства не может назначать никаких публичных мероприятий на субботу, хотя дома у себя он волен делать, что хочет.


Беседовали Валерий Емельянов,
Александр Солдатов,
для "Портала–Credo.Ru"

Tags: Беад Арцейну, Мои тексты, Храм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments