рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Традиционное общество как заслон от тоталитаризма.

Традиционное общество как заслон от тоталитаризма. Тоталитаризм - всевластие государства - традиция признает что есть сферы, где государство, вообще любая бюрократическая система, будь то управленческо-бюрократическая, жреческая или иная - вмешиваться не может. (На практике такие "внешние" системы всегда совершают попытки вмешаться, но для этого надо "обходить закон" - насильственно, репрессировав и сломав хранителей традиции, переписав "священные писания", то есть нормативный кодекс Традиции и т.п. - но это путь сложен, дорог, долог и успех на нем совершенно не гарантирован, "государство" тут может запросто сломать себе шею. Но такова уж диалектика жизни.). Более того, освященный традицией Закон ставится выше правителя, правитель подчинен ему. Сейчас когда в новом мире все более и более становится возможна беспрецедентная концентрация ресурсов власти - необходимо выработать механизм противодействия. Кроме авторитета Традиции, то есть авторитета, метафизического. "Небесного", более сильного чем все, что лежит в земной сфере, - что это может быть? Кроме того, еврейская Традиция постулирует разделение исполнительной ( = светской) власти от духовной, что сужает поле деспотии. Светская власть у евреев исторически была представлена как: царь; "судьи" (в танахическую эпоху судей, эта модель организации общества может быть использована и сейчас, до установления "правления дома Давида"); руководство общин в эпоху последнего изгнания, когда фактически власть находилась в руках союза финансовой и духовной олигархии (в Средние века в Европе), или земельной и духовной олигархии (в Месопотамии эпохи Персидской империи от Ахеменидов до Сасанидов и последующий арабской период вплоть до конца эпохи гаоната, а также в Эрец Исраель вплоть до того, как еврйейская община там окончательно пришла в упадок); и т.д. Отношение "светской" и духовной" властей, как это дело понимает еврейская традиция, подобно тому, что сложилось в современном западном обществе: духовная ветвь власти ( Санхедрин или раввинский истеблишмент в еврейском галуте, Верховный (или Конституционный) Суд или что то подробное в современной парламентской системе, частично эту функцию несет и Парламент, в силу того, что ему предоставлено право принимать и изменять конституционные законы, в некоторых системах конституционный Монарх или Президент) дает общие рамки, определяет легитимное поле, в которых исполнительная власть имеет право действовать. Но непосредственно предпринимать исполнительные действия он не может (в обычной ситуации).
Кроме того, в идеальном еврейском обществе (то есть в том, каким оно должно быть по галахе) присутствует еще один центр власти - Иерусалимский Храм. Храм - это и духовный центр, и, кроме всего прочего, мощнейший экономический механизм, он полностью автономен от власти политического руководства. Управляется Храм своей иерархией - и таким образом служит противовесом государству, не давая абсолютизировать государственную власть.

“Органическая система традиционной России признавала
естественную автономию мест, сословий, автономию патриархальной
семьи, в дела которой никакие государственные инстанции не могли
вмешиваться. Там действительно чувствовался, причем на всех уровнях,
дефицит личной автономии, но этот недостаток разделяют все
традиционные общества, которые ни в коем случае нельзя смешивать с
тоталитарными. Тоталитарные системы - модернистские, в них чувству-
ется прометеева воля новоевропейского человека к преобразованию
всего и вся - воля, отраженная в тоталитарных утопиях Мора,
Компанеллы, Маркса и Ленина. Ключевой метафорой здесь является
метафора механизма, нашедшая конкретизацию в образе общества как
единой фабрики, где люди превращены в винтики, подчиненные
единоначальному "командиру производства". Здесь, в фабричном
пространстве, в самом деле, нет места ни естественному пейзажу, ни
естественным человеческим отношениям, ни даже равноправному
партнерству. Как писал Ленин в статье "О задачах наркомюста в
условиях новой экономической политики", омы ничего частного не
признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не
частное... Отсюда - расширить применение государственного
вмешательства в "частно-правовые" отношения: расширить право госу-
дарства отменять "частные договоры", применять не corpus juris romani
к гражданским правоотношениям, а наше революционное
правосознание (37). 37. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 398”.
ПАНАРИН Александр Сергеевич
РОССИЯ В ЦИВИЛИЗАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ
(МЕЖДУ АТЛАНТИЗМОМ И ЕВРАЗИЙСТВОМ)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments