рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Дух доктора Гильотена и арабская реконкиста

Израильско-французские отношения давно уже переживают не лучшие времена. Дипломаты все еще пытаются сгладить последствия октябрьского скандала, когда израильский премьер вызвал очередной кризис в отношениях между двумя странами: выступая пред, американскими евреями, Шарон сказал (и его канцелярия, несмотря на последовавшие протесты французов, повторила эти слова) что «во Франции наличествует антисемитизм, в связи с чем и, несмотря на принимаемые французским правительством меры, я призываю евреев Франции эмигрировать в Израиль». Французы громко возмутились, и представитель Елисейского президентского дворца заявил об отмене визита Шарона в Париж. Когда же последовавшее затем охлаждение израильско-французских отношений стало сходить на нет, последовал новый скандал: девятого декабря 2004 г. посол Франции в Израиле Жерар Эро в интервью радиостанции Армии обороны Израиля "Галей ЦАХАЛ", обрушился на отношение израильтян к Франции: "Я думаю, что в Израиле наблюдается анти-французский невроз", - заявил он. "Отношения между двумя странами очень трудные. Вам просто нравиться ненавидеть Францию", - добавил посол. Израильский МИД среагировал не менее резко: в тот же день замминистра иностранных дел по европейским отношениям Ран Куриэль завил послу, что его высказывание "неприемлемо, нарушает дипломатические нормы и не способствует улучшению отношений между двумя странами". Список такого рода дипломатических конфликтов можно продолжать сколь угодно долго – французско-израильские отношения лихорадит всерьез и давно.
Положение евреев в самой Франции также далеко не идеально, более того, оно постоянно ухудшается. Еще пару лет назад официальные лидеры французского еврейства старались избегать этой темы, но в последнее время они открыто заговорили о том, что евреям во Франции становится жить все труднее, в том числе и по вине французских властей. Шестого января 2005 г. Президент Франции Жак Ширак принял в Елисейском дворце четырех руководителей основных религиозных общин страны, включая главного раввина Жозефа Ситрока. Встреча была посвящена «важности межрелигиозного диалога для сохранения социального мира во Франции». При этом глава французского еврейства подверг открытой критике действия властей страны, он заявил: "Франция имеет самую совершенную в Европе законодательную базу, однако проблема в том, что во многих случаях суды избегают применять закон против лиц, виновных в расистском и антисемитском подстрекательстве". А незадолго до этого, двадцать девятого декабря 2004 г. подвергшийся перед тем нападению мусульман раввин города Мюлуза Эли Айюн заявил в интервью парижской газете "Еврейские новости", что антисемитизм разжигается французским телевидением и открыто действующими в городе исламскими проповедниками. «Я уже привык к тому, что регулярно подвергаюсь оскорблениям на пути в синагогу или просто на улице" – добавил он.
Ситуация во Франции, действительно, тяжелая. Сейчас арабов в стране 10 % и Францию захлестнула волна арабской преступности. В докладе, подготовленном недавно французским министерством внутренних дел, говорится, что в стране имеются 630 опасных кварталов, из них почти половина превратились с настоящие гетто, с трудом контролируемые полицией. Страдают отнюдь не только евреи - большинство случаев нападений и агрессии против европейцев происходят на бытовой, уголовной и сексуальной почве. Но много и проявлений идеологического антисемитизма, исламистские эмиссары во Франции работают интенсивно. Так что евреи получают по двойной программе, и чем дальше, тем больше. Только с января по сентябрь 2004 года во Франции было зарегистрировано 510 инцидентов, связанных с антисемитизмом, почти столько же, сколько за весь 2003 год.
Но французским властям трудно признать факт наличия особых проблем именно у еврейской общины. Франция гордится своим «либерасьён-эгалите-фратерните», тем, что именно Франция первой признала равенство всех своих граждан, независимо от религии и национальности. Официальная идеология Республики – «все, кто живет во Франции и имеет французское гражданство суть французы, у французского общества достаточно внутренних сил, что бы погасить любые расовые и религиозные конфликты, как и во времена Великой Французской Революции современная Франция высоко держит факел свободы и равенства». И действительно, хотя во время Второй мировой войны администрация Виши, как и вообще многие французы, помогали немцам в деле уничтожения евреев, после войны дискриминации или государственного антисемитизма там не существовало. Евреи, ко взаимному удовольствию, вполне вошли во французское общество. За последние 70 лет евреи трижды возглавляли страну в должности президента или премьера. Во главе четырех списков, баллотирующихся на ближайших выборах в Европарламент, стоят евреи. И один из самых реальных кандидатов на пост президента Франции, Николя Саркози – тоже еврейского происхождения. После ухода Франции из Северной Африки туда переехала значительная часть местного еврейства, и они очень быстро и без проблем акклиматизировались в метрополии, слились с местной еврейской общиной. Вслед за евреями в страну хлынули и иммигранты-арабы, но тут получилась осечка, «переварить» исламских переселенцев французскому обществу не удалось. Но признать, что идеи Вольтера. Марата и Наполеона не работают на почве ислама, для современных политкорректных французов крайне сложно. Французы оказались совершенно интеллектуально неподготовленными к проблеме. Я недавно разговаривал с одним парижским журналистом. Он рассказал: «Да, проблема с этими мусульманами! На улицу вечером опасно выйти, целые районы, куда даже полиция не заходит». - «А что делать?»- спросил я его. «Ну, надо с ними научится разговаривать». Признать то, что «еврейский вопрос» вновь возник - значит признать и вопрос мусульманский, признать тот факт, что арабская иммиграция представляет угрозу стране. Но сказав «а» необходимо будет сказать и «б» – изменить вектор культурной политики, иммиграционные законы, признать ошибочность многих концепций, предпринять ответственные политические шаги.
Для этого нужна недюжинная воля, но её то у французской политической элиты и нет: сбежав из Алжира, фактически выселив живших там на протяжении столетий французских поселенцев, Де Голль сломал Франции хребет. От этого предательства страна так и не смогла оправиться.
В свое время именно французы остановили арабское нашествие на Европу: в апреле 732 года мусульманская армия перешла Пиренеи и вторглась на территорию южной Франции. Этот поход отличался большой жестокостью арабов по отношению к местному населению. Селения сжигались, поля вытаптывались, мужчин безжалостно вырезали, женщин и детей захватчики уводили с собой. Но в октябре того же года под городом Пуатье французская армия под командованием короля Карла Мартелла нанесла арабам сокрушительное поражение, эмир Абд эль-Рахман был убит, арабское войско бежало в панике, что бы не показываться в Европе на протяжении почти семи веков. Однако к началу двадцать первого века мусульмане таки взяли реванш, в настоящий момент арабы не только давно уже прошли Пуатье, но, в значительной степени, чувствуют себя хозяевами и во Франции, и во всей Западной Европе.
Фактически, на протяжении последних тридцати лет Франция и Европа живут в ситуации пассивной самообороны против терроризма. Вначале это был палестинский террор, затем террор исламистский.
И именно французы запустили один очень опасный процесс: они попытались купить хорошие отношения с арабским миром, купить согласие на то, что бы арабские террористы не проводили терактов на территории Европы, и не угрожали более нефтяным эмбарго. Кроме того – превратить эти хорошие арабо-европейские отношения в политический капитал.
В Европе сейчас не принято откровенно говорить на эти темы, ведь ученые зависят от грантов на свою работу, а на «неполиткорректную науку» денег никто не даст. Поэтому университетская наука всячески старается избегать упоминания острых углов в арабо-европейских отношениях. Есть лишь несколько крупных исследователей, пишущих о проблеме. Пожалуй. наиболее известна среди них живущая в Швейцарии египетская еврейка Бат Йеор (Bat Ye’or) – в молодости исследовательница удачно вышла замуж за одного из богатейших швейцарских банкиров и поэтому может позволить себе писать, не оглядываясь на выдающих гранты еврочиновников.
Она отмечает: «Механизм, который превратил Европу в новый континент зимми (так по-арабски называются живущие под властью мусульман иноверцы), был запущен более 30 лет назад по наущению Франции. Тогда была впервые обрисована политика широкого диапазона, некий симбиоз Европы с арабо-мусульманскими странами, которой предстояло наделить Европу - и в особенности Францию, главную движущую силу этого проекта - весом и престижем, сравнимыми с Соединенными Штатами. Эта политика осуществлялась вполне дискретно, без официальных договоров, под невинно звучавшим названием “евро-арабский диалог”». Бат Йеор напоминает об одной важной, но забытой многими дате: в 1974 г. в Париже европейскими парламентариями из стран ЕЭС была образована Парламентская Ассоциация по евро-арабскому сотрудничеству. На Ассоциацию было возложено курирование всех аспектов евро-арабских отношений - финансовых, политических, экономических, культурных и может быть самое важное, вопросов иммиграции в Европу из арабских стран. Ассоциация функционировала под эгидой глав правительств европейских стран и министров иностранных дел, и постоянно координировала свою деятельность с правительствами арабских государств, а также с представителями Европейской Комиссии и Лиги Арабских стран.

Целью всей этой деятельности было создание пан-средиземноморской евро-арабской экономической,. культурной и политической системы взаимодействия, которая «позволила бы наладить тесное политическое сотрудничество и обеспечить свободное передвижение людей и товаров». Соответственно, эта цель определила и иммиграционную политику Евросоюза в отношении арабов. Кроме того - политику в вопросах культуры, в школьном и университетском образовании стран Евросоюза. В 1975 г. в Каире прошла первая «Встреча Евро-Арабский Диалог» в которой приняли участие министры и главы государств европейских и арабских стран, а также представители Евросоюза и Лиги Арабских стран. Затем последовали и другие контакты, в результате которых были заключены соглашения, касавшиеся того, как должен быть представлен в европейской системе просвещения ислам, а также обучения арабского языка и арабской культуры, было обговорено и создание арабских культурных центров в городах Европы. Были достигнуты и договоренности в экономической сфере, в том числе о передаче технологий, включая ядерные «для использования в мирных целях». Наконец, было, говоря дипломатическим языком «достигнуто взаимопонимание» относительно необходимости координации действий европейских и арабских дипломатов на различных международных форумах, особенно в ООН. Арабы выставили ряд условий для такого сотрудничества: европейская политика в ближневосточном вопросе должна быть не только независима от американской, но и противопоставлена последней; признание Европой “палестинского народа” и создание “палестинского государства”, борьба за отступление Израиля к границам 47-го года; передача Иерусалима под полный арабский контроль; поддержка Европой ООП; признание Арафата как единственного и исключительного «представителя палестинского народа».
В настоящий момент можно говорить о существовании единого арабо-европейского фронта давления на Израиль, посредством экономических санкций и угрозы бойкота, фактического академического бойкота со стороны многих европейских университетов, намеренно предвзятого освещения политики Израиля ведущими европейскими СМИ, антисионистской (а фактически антисемиткой) пропаганды.

Что же касается культурной и иммиграционной политики, то за минувшие три десятилетия в этой области между странами Европейского Экономического Сообщества (превратившегося в Евросоюз) и странами Арабской Лиги было заключено значительное число официальных и неофициальных соглашений.
Бат-Йеор перечисляет важнейшие из них: те европейцы, которым предстоит работать с арабскими иммигрантами, будут проходить подготовку, по специальным, «воспитывающим толерантность» программам; арабским иммигрантам должна была быть предоставлена возможность продолжать жить по обычаям своих стран исхода и сохранять связь с ними; учебники истории в Европе должны быть заново пересмотрены совместными группами европейских и арабских историков; при этом мусульманско-европейсские вооруженные конфликты, например битвы при Пуатье и Лепанто, или испанская реконкиста, должны быть представлены в «новом духе толерантности»; преподавание арабского языка и арабо-исламской культуры в школах и университетах Европы должно вестись по вновь составленным программам, причем, по возможности, арабскими учителями, имеющими опыт обучения европейцев.
Начиная с семидесятых годов европейские университеты, в сотрудничестве с арабскими, начали фактическое переписывание истории европейско-мусульманских отношений. «Достижения» в этой области были ратифицированы парламентской ассамблеей Совета Европы в сентябре 1991 г. на заседании, посвященном “Вкладу исламской цивилизации в европейскую культуру”, и еще раз подтверждены президентом Франции Жаком Шираком в его обращении 8 апреля 1996 г. в Каире, а затем президентом Евросоюза Романо Проди, подписавшим указ о создании “Фонда диалога культур и цивилизаций”. Под эгиду этого фонда передавалось финансирование и контроль научных исследований, составление школьных и университетских программ, выработки политики в отношении СМИ в вопросах мусульманско-европейских отношений и представления в Европе исламской культуры и религии. Нечего и говорить, что вся эта деятельность обильно подписывается арабскими нефтедолларами.
Однако, «получив палец», арабский мир захотел проглотить не только «руку», но и вообще всего «партнера по переговорам». И многие простые французы, и некоторые политики, начинают понимать это.
Что же до французских евреев, о которых мы говорили в начале статьи, то, несмотря на всю драматичность ситуации и призывы Шарона и прочих официальных израильских лиц, обвальной алии из Франции Израиль так и не дождался. Возьму на себя смелость предсказать, что и не дождется. Шарон призывает французских евреев ехать в Израиль, подкрепляя эти призывы фотографиями разгромленных французских еврейских кладбищ.
Однако точно такие же картины можно увидеть в Израиле – только в последнее время был учинен погром на новом еврейском кладбище в Лоде, разгрому и осквернению подверглись еврейские кладбища в Хайфе, Иерусалиме, Хевроне. Более того, если во Франции исламисты пока ограничиваются погромами кладбищ и поджогами синагог, то в Израиле они уже давно в массовом порядке убивают евреев. Фотографии израильских солдат, разрушающих еврейские дома и синагогу в поселении Мицпе-Ицхар (во время недавнего изгнания оттуда евреев силами израильской армии), планы по трансферу еврейских жителей Сектора Газа также не прибавляют французским евреям желания ввернуться на землю предков. Более того, если до начала 90-х годов Израиль являлся символом и примером бескомпромиссного противостояния арабскому и исламскому терроризму, то с началом «процесса Осло» его политика в этом вопросе мало отличается от «политики умиротворения» властей Франции.
Многие французские евреи (как, впрочем, и французские неевреи) начинают чувствовать себя зажатыми в угол - они чувствуют, что Франция уходит из под их ног, превращаясь в придаток арабского мира, но в условиях всеобщей, насаждаемой сверху, толерантности и политкорректности, они не видят никакого выхода из ситуации. Существует, однако, старая полуантисемитская шутка «В мире нет бойца смелее, чем испуганный еврей». Касается она не только евреев - любое существо, если его загнать в угол, способно проявить чудеса силы и героизма. Франция ведь не всегда была страной терпимости и компромисса, а Великая Французская Революция, наследием которой современные французские власти оправдывают для своих граждан фактическую капитуляцию перед миром ислама, отнюдь не была «революцией роз». Так что нельзя исключить, что и французы вообще, и французские евреи в частности, и в самой Франции, и в Израиле, вспомнят прошлые уроки, и дух Карла Мартелла, и дух Робеспьера, Наполеона и доктора Гильотена покажутся и над древним Пуатье, и над другими, как принято говорить современным новоязом, полями «арабо-европейского культурного взаимодействия». Полями войны миров – как называется происходящее на языке исконном.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

Recent Posts from This Journal