May 23rd, 2021

Авром

Это уже не бомба замедленного действия. Она взорвалась...

Это уже не бомба замедленного действия. Она взорвалась...
ISRAland

Я знаю, посетители и старые друзья нашего портала ожидают от меня некоего резюме тех событий, что произошли в Израиле в последние две недели: восстание так называемых израильских арабов и очередное нападение террористических группировок из Газы.
Раздумывая о том, как подытожить случившееся, я машинально перелистывал страницы давно знакомых и вовсе незнакомых сайтов. И наткнулся на нечто крайне интересное.
Это LiveJournal раввина Аврома Шмулевича. 11 апреля 2014 Шмулевич пересказывает (с обильным цитированием) интервью известного израильского историка Бени Мориса журналисту левейшей газеты «Хаарец» Ари Шавиту.
Поводом для интервью был выход в издательстве Кембриджского университета книги профессора Мориса «Новый взгляд на зарождение проблемы палестинских беженцев».
Шмулевич напоминает, какова была репутация профессора Мориса до выхода нового труда: левак, антисионист, разоблачитель израильских национальных мифов. Но в новой книге Морис утверждает прямо противоположное тому, что говорил раньше. Чтобы ни у кого не осталось сомнений, ученый повторяет свои мысли в интервью Шавиту.
Журналист и историк говорят о том, что после начала Войны за независимость в 1948 700 тыс арабов покинули Израиль – часть по собственной воле, часть под давлением властей (и военных) нового государства.
Профессор Морис: «Без этого мы не победили бы в войне, и у нас не было бы своего государства».
Ари Шавит: «Но это же трансфер. У вас нет слов нравственного осуждения трансфера? Это же этническая чистка».
Профессор Морис: «Бывают в истории моменты, когда этническая чистка оправдана. Когда выбор между геноцидом твоего народа и этнической чисткой – я выбираю второе. То есть трансфер».
Ари Шавит: «И это было в 1948 году?»
Профессор Морис: «Да, именно такова была ситуация. Без трансфера 700 тыс арабов не было бы Израиля. Именно поэтому их надо было выдавить. Очистить деревни, откуда они стреляли по нашим поселениям и колоннам на дорогах...»
Ари Шавит: «Это ужасно – «очистить».
Профессор Морис: «Да, это звучит неприятно. Но если мы получили право создавать здесь еврейское государство, то у нас не было другого выхода. Невозможно было оставлять здесь пятую колонну. После того, как палестинцы (профессор имеет в виду арабов – жителей Подмандатной Палестины – ред.) вместе с пятью арабскими государствами напали на нас - у нас не оставалось иного выбора, как изгнать их.
Следует помнить и то, что на земном шаре арабы занимают гигантскую территорию, и её никто не преподнёс им в подарок. Они завоевывали её оружием на протяжение поколений, убивая население захваченных стран и принуждая его сменить веру. И вот теперь у арабов 22 государства. А у нас не было ни одного. И поэтому у нас были все причины создать его. И это перевешивает для меня страдания беженцев.
Я считаю, что в 1948 году Давид Бен-Гурион допустил тяжелейшую, фатальную, историческую ошибку. А ведь он понимал всю реальность демографической опасности. Если он уж начал выдавливать палестинцев - надо было довести дело до конца. Тогда бы он гарантировал стабильность государства Израиль на поколения. Но для этого он должен был очистить всю страну - до Иордана. Тогда здесь было бы тихо и не столь трагично, как сегодня».
Ари Шавит: «Ну а что теперь делать?»
Профессор Морис: «Если вопрос касается возможностей трансфера палестинцев из Самарии, Иудеи и Газы и быть может - из Галилеи и района так называемого «треугольника», то я отвечаю вам: сегодня - нет.
Это было бы и аморально, и не реально. Мир не даст нам этого сделать, арабский мир - не даст. И это взорвало бы наше общество изнутри. Но в других условиях - апокалиптических, которые могут создаться через пять-десять лет, это - может случиться. Если мы вдруг подвергнемся всеобщей арабской атаке и в тылу у нас вспыхнет восстание или начнётся партизанская война - трансфер станет реальным. Более того, может быть, даже – необходимым.
Вообще, израильские арабы - это бомба замедленного действия. Палестинизация превращает их в пятую колонну: и демографическую, и военную. Поэтому, если Израиль вновь окажется в ситуации 1948 года, т.е. в условиях, когда создастся угроза существованию страны, то и действовать ему придётся как в 1948 году. То есть трансфер арабов станет оправданным».
Ари Шавит: «Вы что-то очень мрачно видите будущее».
Профессор Морис: «События Кемп-Дэвида, когда палестинцы отвергли предложения Клинтона и Барака - привели к моей переоценке их намерений. Я понял, что палестинцев не устраивает ситуация двух государств для двух народов. Они хотят всё. И Лод, и Акко. И если так, то это означает, что весь процесс Осло был ошибочным, и всё мировоззрение израильских сторонников мира - заблуждение.
Но Осло было необходимым. Хотя сегодня уже ясно, что для палестинцев это был способ обмануть нас. Арафат просто обманывал нас. Он хотел вернуть нас в Европу. Он видел в нас крестоносцев и желал нам того же конца, что был у крестоносцев. Но дело не только в самом Арафате. Вся палестинская элита воспринимает нас так.
Именно поэтому палестинцы и не готовы отказаться от права беженцев на возвращение. Ведь именно это право и будет их инструментом разрушения Израиля по частям. Это и позволит им уничтожить еврейское государство, которое палестинцы не готовы терпеть ни на 80%-ти, ни на 30% бывшей британской подмандатной территории. Она им нужна вся».
Ари Шавит: «Ваш прогноз очень мрачен».
Профессор Морис: «Да. В нашем поколении не будет мира. Не будет решения проблемы. Мы обречены жить, опираясь на оружие, на меч. Именно взрывы смертников в автобусах помогли мне понять глубину их ненависти к нам. Это ведь не действия одиночек. Они выражают глубинные желания всего палестинского народа. Палестинцы хотят, чтобы то, что происходило с автобусами, случилось со всеми нами.
Мы что, после Второй мировой войны взрывали автобусы в Германии? А африканцы в годы антиколониальной борьбы взрывали автобусы в Лондоне, Париже или в Брюсселе?»
Ари Шавит: «Вы хотите сказать, что палестинский террор - результат глубокой внутренней потребности?»
Профессор Морис: «Я хочу лишь обратить внимание на глубокую проблему в самом исламе. Речь идёт о разных духовных ценностях. О мире, в котором человеческая жизнь не ценится, как на Западе. Миру ислама чужды свобода, демократия, открытость, творческая созидательность. Ислам - это цивилизация, допускающая кровопролитие в среде «неверных». Месть занимает центральное место в арабской племенной культуре. Поэтому у смертников нет никаких нравственных комплексов. И поэтому, если у арабских стран будет неконвенциональное оружие - они его применят.
Если будет возможность - они готовы и на геноцид. Варварам нужна наша жизнь. Факт засылки к нам смертников палестинцами лучше всего говорит о самом палестинском обществе. И это общество сегодня - подобно серийному убийце. Это душевно больное общество. И поэтому, пока оно не выздоровеет, пока для него не найдено лекарство,- его следует госпитализировать, посадить в клетку. Чтобы оно нас не убивало».
Я действительно считаю, что речь идёт о столкновениях цивилизаций. Я считаю, что Запад подобен Римской империи в 4-ом - 6-ом веках, которую со всех сторон атакуют варвары».
Ари Шавит: «Мусульмане - варвары?»
Профессор Морис: «Те их духовные ценности, о которых я говорил - это варварские ценности. Их отношение к демократии, свободе, открытости, - к людям. В этом отношении они - варвары. И весь арабский мир - варварский. Варвары угрожают современному Риму. Правда, Запад сильнее. Но ему не ясно, как можно отразить эту угрозу. Массовое заселение Запада мусульманами создаёт для него опасную внутреннюю угрозу. Так в своё время произошло с Римом, который пустил варваров на свою территорию - и рухнул.
Я думаю, что Запад - в опасности. И в этом противостоянии цивилизаций, мы, Израиль, - на передовой. Как и во времена крестоносцев, мы - форпост Европы на Ближнем Востоке».
Прошу прощения за преогромную цитату. Профессор Морис все четко сформулировал и разложил по полочкам. Видимо, он по-настоящему большой ученый. Есть лишь два-три момента, по которым хочется кое-что сказать.
Для начала: я не призываю к трансферу арабов. О трансфере говорят профессор Морис и журналист Шавит. И Морис утверждает: если бы Израиль захотел осуществить трансфер арабов сегодня, мир нам этого не позволил бы. Но это спорный тезис.
В мире уже не раз, причем на протяжение последних 80-100 лет проводились переселения десятков, а то и сотен тысяч людей, принадлежащих к одному народу – именно с целью защитить их, спасти от уничтожения. И это были удачные операции спасения.
Мир нам этого не позволит? Мир нам не указ, ведь речь об угрозе существованию еврейского государства. И вспомните, интервью состоялось в 2014, а профессор Морис подчеркивает: сейчас – нет, а вот если через 5-10 лет создастся апокалиптическая ситуация, тогда - да..
Разве она не создалась в Израиле на рубеже апреля-мая 2021? Нападения так называемых палестинцев на евреев в столичном трамвае и в кварталах Восточного Иерусалима? А как оценивать устроенные так называемыми израильскими арабами еврейские погромы в Лоде, Рамле, Яффо, Акко?
Кто-то еще сомневается в том, что не только 300 тыс палестинцев в Иерусалиме и его окрестностях, но и израильские арабы – классическая смертоносная пятая колонна? Это не начало Апокалипсиса? По мне так – начало. И требуются те самые экстраодинарные меры, о которых говорит профессор Морис.
Давид Натензон
Авром

10 лет со дня признания Грузией геноцида черкесов царской Россией


Примерно с таким заголовком сайт Черкесского культурного центра в Тбилиси обозначил первый юбилей первого признания Грузией, страной – членом ООН, геноцида черкесов царской Россией, совершенного в ходе и после Русско-Кавказской войны.

10 лет со дня признания Грузией геноцида черкесов царской Россией





























Заголовок сопровожден несколькими фотографиями, очевидно, нынешнего года. На них изображены, в частности, активисты-черкесы, отметившие данное трагическое событие в грузинском г. Анаклия. Здесь на берегу Черного моря, на границе с Абхазией несколько лет назад был установлен памятник признанному на высоком государственном уровне геноциду.

Наверное, такая безмолвная информация – результат воздействия неких внешних сил на сотрудников Черкесского культурного центра в Тбилиси. Хотя, конечно, другие причины тоже не исключены.

Авраам Шмулевич, израильский политолог, многие годы освещавший черкесскую проблему, пишет автору этих строк в мессенджере Фэйсбука:

«Приветствую! У меня сегодня рано утром (21 мая) без объяснений причин и без уведомлений о каком-либо нарушении заблокировали оба аккаунта. Уж не знаю, с чем это связано – с нападением ХАМАСа на Израиль или с годовщиной 21 мая. Вроде война у нас как раз этой ночью закончилась...

Я хотел сделать несколько больших постов по 21 мая, о геноциде и депортации – но, вот, не могу. Напиши, пожалуйста, в группах, что я молчу потому, что мне закрыли внезапно возможность делать публикации».

Из приведенных слов станоится понятно, что «некие силы», известные в лицо каждому российскому активисту, оставаясь невимыми, действуют не только в ближайшем зарубежье, но и вполне, казалось бы недосягаемом.

От имени черкесов, как впрочем и от иных народов РФ раздаются лишь одинокие голоса. Но у черкесов в сравнении с другими народами РФ есть «преимущество» – огромная зарубежная диаспора, молчания которой добиться практически невозможно. Так, черкесский писатель, общественный деятель из Иордании Адель Башкави отметился выступлением на сайте Justice For North Caucasus.

«Преступления, совершенные Российской империей против целого народа, – пишет он в частности, – должны быть признаны. Борьба между добром и злом вечна, и правда восторжествует. В конечном итоге черкесы восстановят свои законные права. Как сказал Теодор Рузвельт, «в любой решающий момент самое лучшее, что вы можете сделать, – это поступить правильно; самое лучшее в противном случае – поступить неправильно; а самое худшее – не делать ничего».

А чем же занято подавляющее больштнство черкесов? По Рузвельту, наверное, самым худшим – ждет. Видимо, оно считает, что сейчас достаточно много не только нерусских, но и русских, кто обозлен действиями Путина и его окружения. И предстоящий конфлики – не их дело, а сугубо русское. Хотя, с другой стороны, возможно, больштнство черкесов в преддверии думских выборов распределилось по общероссийским партиям: кто поддерживает Явлинского, кто Навального, кто Шевченко и т.д…

Аслан Шаззо, Натпресс.

http://www.natpressru.info/index.php?newsid=12422