January 23rd, 2017

Авром

Шмулевич: сделка по Крыму может обернуться войной

Авраам Шмулевич

Авраам Шмулевич


Не исключено, что украинская власть может согласиться пожертвовать Крымом в обмен на установление мира в Украине. Такое мнение в интервью Крым.Реалии высказал президент Института Восточного партнерства (Израиль) раввин Авраам Шмулевич.

«На мой взгляд, главная задача президента Порошенко – это вернуть страну в состояние, в каком она находилась при президенте Кучме. Разумеется, это существенно лучше, чем было при Януковиче. При системе Кучмы в Украине существовало несколько олигархов, которые и образовывали своеобразную «систему сдержек и противовесов» по отношению друг к другу. Разумеется, слово «олигархи» в данном случае стоит употреблять с оговоркой, что они были более похожи на представителей цивилизованного бизнеса, чем, допустим, российские олигархи. Они самостоятельно распределяли финансовые потоки, однако во внешней политике и общем векторе развития страны зависели от России. Янукович же попытался сломать эту систему, полностью подмяв все под себя. Это стало одной из причин украинской революции», – считает израильский эксперт.

Авраам Шмулевич выделяет три главных движущих силы Революции Достоинства. Во-первых, это украинские олигархи, не желавшие впадать в полную зависимость от Москвы и, соответственно, от российских спецслужб. Второй силой выступили молодежь и представители среднего и мелкого бизнеса, то есть представители «среднего класса», искренне желавшие видеть Украину демократической европейской страной, а третьей – националистические силы.

«Опыт показал, что украинское общество оказалось недостаточно зрелым, чтобы отстоять и сделать движущей силой украинской политики все те ценности, которые были провозглашены на Майдане. Сейчас очевидно, что именно первая движущая сила революции победила, и сейчас пытается воссоздать в Украине систему, существовавшую там до Януковича, и все еще довольно далекую от европейских стран. Этим украинским олигархам оказалась выгодна аннексия Крыма и Донбасса, потому что таким образом, фактически, за пределами Украины оказались несколько миллионов избирателей, бывших слишком пророссийскими. В результате несколько бизнес-кланов пришли к власти без особых помех, и, как мы видим, теперь они не предпринимают активных шагов для возвращения Крыма. С Донбассом ситуация несколько иная – у украинских элит сохраняется страх, что Путин может использовать захваченные на востоке Украины земли как плацдарм для дальнейшего наступления на Киев», – предполагает аналитик.

Еще одним фактором, способным повлиять на ситуацию, раввин называет международное сообщество, которое не готово согласиться на ломку принципов системы международного права и сложившихся государственных границ – независимо от того, кто является президентом каждой конкретной западной страны на данный момент.

«Исходя из этого, можно сделать вывод, что отдельным представителям Запада возвращение Крыма даже важнее, чем правящей украинской элите. Именно этим настроением международного сообщества обусловлена недавняя резолюция ООН по Крыму. Однако важно понимать, что большинству из западного истеблишмента важно не столько вернуть Крым Украине, сколько просто так или иначе урегулировать этот вопрос в правовом поле. Путин, понимая это, тоже использует правовые зацепки.

В частности, он уверяет, что решение Хрущева о передаче Крыма Украине было незаконным, а Будапештский меморандум уже давно не исполняется ни одной из стран, его подписавших. Хельсинкские соглашения зафиксировали межгосударственные, а не внутригосударственные границы, а государством, подписавшим их, были не Россия или Украина, а Советский Союз. Единственным международным документом высокого уровня, который подписали Россия и Украина, был документ о создании ООН. Границы, образованные на момент создания ООН, считаются на Западе нерушимыми, а Украина является одной из стран-учредителей ООН. Но беда в том, что на тот момент Крым был частью России, а не Украины.

Именно эти доводы Путин постоянно старается «продать» Западу, который, правда, не слишком покупается на его аргументы. Однако украинцы сами нанесли себе существенный вред, проголосовав за антиизраильскую резолюцию в ООН наравне с Россией. Ведь суть этой резолюции в том, что международное сообщество призывает Израиль вернуться к границам, определенным ООН на момент его создания, в 1948 году, в которых на сегодняшний день находится меньше половины территории современного Израиля. Но, если следовать этой логике, Крым получается российским, потому что принадлежал России по состоянию на 1948 год», – проводит аналогию Шмулевич.

При этом израильский эксперт подчеркивает: новый президент США Дональд Трамп, как ставленник нефтяных корпораций, заинтересован в договоренностях с Россией.

«Поэтому, если США и Европа будут настаивать на сделке, украинская власть тоже может согласиться найти какую-то форму, которая, пусть формально и сохранит украинский суверенитет над Крымом, но фактически оставит эту территорию под контролем России. Слишком рассчитывать на протест патриотического сообщества Украины не стоит, поскольку юридически в стране до сих пор не закреплено состояние войны с Россией, а значит, любой выстрел, совершенный на Майдане или в рядах добровольческих батальонов, может стать поводом для возбуждения уголовного дела против самых активных патриотов. В обмен на сделку по Крыму Россия может пойти на выполнение Минских соглашений, при которых на Донбассе, фактически, остаются те же пророссийские сепаратисты, но переодетые в украинскую форму, а власть окажется в руках у местных олигархов», – прогнозирует Авраам Шмулевич.

При этом израильский аналитик признает: самой большой проблемой остается тот факт, что Путин может не остановиться на Украине, а возможный компромисс с ней лишь убедит российского диктатора в том, что он может безнаказанно вторгаться в чужие страны.

«Путин сам признал, что сирийская война – это тренировочный полигон для его армии, и состояние его армии действительно улучшается. Он очевидно готовит страну к войне, к тому же мы знаем очень немного примеров диктаторов, способных остановиться на пути военной экспансии. Скорее всего, Путин не входит в их число, и ценой мира в Украине может стать новая большая война. Следующей мишенью Москвы могут стать страны Балтии, Польша или какие-то страны Южного Кавказа, к примеру, Азербайджан. Возможен и договор с Эрдоганом о разделе Ближнего Востока или бросок в Центральную Азию», – предостерегает аналитик.

Ксения Кириллова Обозреватель Крым.Реалии

http://ru.krymr.com/a/28210963.html

-------------

Если эта статья и моя деятельность вызвали Ваш интерес, Вы можете поддержать меня и помочь появлению новых текстов и материалов.

Реквизиты для перевода:

Avraham Shmulevich

Мой Яндекс-кошелёк: 410014867441410

https://money.yandex.ru/to/410014867441410

PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com

WebMoney WMZ 469012683250

Благодарю!

Авром

Авраам Шмулевич: от Москвы до Махачкалы расстояние больше, чем от Махачкалы до Алеппо


Авраам Шмулевич: от Москвы до Махачкалы расстояние больше, чем от Махачкалы до Алеппо

Как будут развиваться глобальные события в 2017 году; почему происходящие на Ближнем востоке события сегодня так важны для всего мира; приблизилось ли человечество к очередной мировой войне; Кавказ это Россия? На эти и другие вопросы корреспондента Русского Монитора ответил израильский политолог и философ Авраам Шмулевич.


Двухсотлетняя схватка Географии и Российской Империи окончилась поражением последней


Какие тенденции за прошедший год можно назвать важнейшими на Ближнем Востоке, почему происходящие там события так важны?

Я уже больше десяти лет назад говорил о том, что ближний Восток имеет все шансы стать Балканами 21 века – в том смысле, что этому региону суждено стать новой «пороховой бочкой» мира. И сегодня мой прогноз, увы похоже сбывается.

Если мы посмотрим на динамику изменения политического ландшафта во времени, то заметим, что за последние 200 лет со времен наполеоновских войн (а на самом деле и раньше) каждые 25-30 лет происходят радикальные изменения политической карты. Сначала этот процесс затрагивал в основном Европу, но после Первой и Второй мировых войн и всего мира. Сейчас мы находимся в стадии нового передела. Подобные кризисы обычно начинается с какого-то нестабильного региона – перед Первой Мировой таким регионом были Балканы, перед Второй Мировой – Центральная Европа, сегодня таким регионом является Ближний Восток.

Но особенностью нашего времени является то, что этот процесс передела границ совпал с переходом из индустриального общества к постиндустриальному: мы находимся в точке бифуркации. Кроме того, в точке смены «волн Кондратьева», согласно теории Кондратьева, человеческая цивилизация находится в начале нового цикла, когда понижательная волна сменяется восходящей. Соответственно, масштабы потрясений и изменений, которые за ними последуют могут быть беспрецедентными.

Будет другой технологический уклад, будет другой социальный уклад. Кроме того, обычно все подобные изменения сопровождаются переменными в модусе религиозности: если индустриальная эпоха сопровождалось повсеместным утверждение атеизма (что тоже было формой религиозности). То постиндустриальная эпоха ознаменована возрождением спиритуальности (возникают новые религии новые религиозные движения, старые религии переживают Ренессанс).

В современном мире очень много границ являются искусственными (не только на Ближнем Востоке). Но на Ближнем Востоке границы являются искусственными, пожалуй, в наибольшей степени, и они, несомненно, будут пересмотрены. Но процесс передела границ коснется не только Ближнего Востока. Собственно говоря, мы наблюдаем начало этого процесса и в других регионах мира, в том числе и в Европе. Пока можно сказать только то, что когда человечество пройдет этот кризис, мир будет сильно отличаться от сегодняшнего.

Хочется надеяться, что переход через эту точку бифуркации, переход из одной стадии в другую не будет сопровождаться очень большой кровью. Но оснований для оптимизма меньше, чем для пессимизма. Слишком часто в истории подобного рода переходы сопровождались разрушительными войнами. Как мы знаем — в двадцатом веке это были войны мирового масштаба. К сожалению, подобные ситуации можно сравнить со своего рода воронкой, которая затягивает участников против их собственной воли. Действие этой воронки мы наблюдали в Первую мировую войну, во Вторую мировую, и, к сожалению, видим и в наши дни. Мы находимся в очень опасной точке, во власти очень опасной динамики. Дай Бог, чтобы дело не кончилось тотальной мировой войной. Однако есть еще шанс избежать такого катастрофического исхода благодаря уже имеющемуся опыту 20 века.

Почему именно Ближнему Востоку сегодня выпала судьба стать «пороховой бочкой» человечества?


Тут комплекс причин: исторических, религиозных, экономических, которые накладываются на то, что политическая карта региона, нарезанная европейскими колонизаторами ранее, изначально несла в себе потенциал конфликта. Это накладывается на демографическую ситуацию, которая тесно связана с социальными причинами роста влияния политического Ислама.

Весь что такое политический ислам – ИГИЛ и Аль Кайда? Это прежде всего способ и попытка социально-политических изменений в мире ислама. Восточные страны традиционно чрезвычайно ригидные. В них очень жесткая социальная система, отсутствуют социальные лифты. В 1950 – 60 годы — роль таких лифтов выполняло движения «молодых офицеров». Это были молодые люди, которые, в условиях феодальных монархий не могли никак пробиться вверх по социальной лестнице, то они просто их свергли и захватили власть в своих странах. То же самое в нашу эпоху происходит с молодыми исламистами.

Стали появляться слухи и о вероятном разделе Сирии — насколько реалистичны эти прогнозы?

Я повторяю еще раз: мировое сообщество (постоянные члены Cовета безопасности и G-7) едва ли пойдут на то, чтобы Сирия была разделена без того, чтобы этот раздел был официально легимитизирован в рамках международного права. Но проблема в том, что никакой юридической легитимности в традиционном, старом понимании тут быть не может. Решающее влияние на происходящее уже оказывают новые силы, которые находятся вне системы, и включить их туда невозможно, да они и сами не хотят. Наиболее яркий пример – джихадистский ислам, политический ислам, есть и другие. И их влияние будет только усиливаться. То же Исламское государство, с которым никто не собирается договариваться, иметь какие-то дела, но тем не менее оно существует, все попытки уничтожить его приводят к обратным результатам, сегодня уже это реальная сила, с которой невозможно не считаться. С другой стороны, всё современное международное право стоит на том, что все границы, которые были зафиксированы по окончании Второй мировой войны странами-победительницами, преемником которых является ООН – должны быть неизменными. Их можно изменять только по соглашению сторон и после одобрения «международного сообщества». Однако есть достаточно много игроков, которые не были допущены до участия в этом договоре сильных мира сего и считают себя обделенными. Сейчас они заявляют о своих правах все громче, так как окрепли за прошедшие десятилетия, и считают, что для них представляется возможность перекроить этот мир под себя. Это собственно и является одним из ключевых факторов, запускающих глобальную перестройку мира. Поэтому эта война будет продолжаться и дальше, и я почти не сомневаюсь в том, что она распространится и на другие регионы. Собственно, распространение уже началось, спросите жителей Парижа и Мюнхена.

Прекращение огня между РФ, Турцией и Ираном в Сирии действует уже больше недели, можно ли говорить о каких-то позитивных тенденциях?

Цена этого соглашения было с самого начала невелика: например, группировка Ахрар Аш-Шам с сразу отказалась его подписывать, Свободная сирийская армия выступила с заявлением, в котором подвергается сомнению способности и желание России гарантировать это прекращение огня. Мы помним судьбу всех предыдущих прекращение огня, многие из которых были нарушены еще до подписания. Ситуация в Сирии даже близко не подошла к тому моменту, когда в нём можно будет поставить точку. Никакое перемирие здесь не будет продолжаться долго. Как я уже говорил раньше, в Сирии мы видим начало масштабного глобального процесса, который из Сирии уже распространяется на другие регионы. Только по одной этой причине никакие подобные перемирия нельзя принимать всерьез.

Само же соглашение между Турцией, Ираном, Сирией Асада и Россией (между которыми имеются очень большие геополитические противоречие) и различными экстремистскими группировками можно сравнить с соглашением между Лебедем, Раком и Щукой в преддверии появления на арене Серого Волка.

Серый, я бы даже сказал козырной, волк – это новый американский президент, новая администрация в Вашингтоне. Она еще не начала действовать, и никто в мире не имеет ни малейшего понятия, что от нее можно ожидать. Поэтому сейчас каждый пытается забить за собой наиболее выгодные позиции для будущего торга.

А публично подписанные соглашения никто даже не собирается выполнять. Это пиар-ходы, причем непонятного назначения. Вот, например, Путин сейчас объявил, что российские войска выводятся из Сирии. Хотя российских войск в Сирии нет, они ведь, как Путин уже объявлял, были выведены оттуда, поскольку всех своих целей в Сирии Россия уже достигла. После предыдущего выведения число российских войск возросло, Москву обвинили в массовых убийствах мирного населения. А Эрдоган, которого чуть ранее Путин официально объявил главным спонсором ИГИЛ, оказался главным союзником России в борьбе против этого самого ИГИЛ. Которое, после того, как было разгромлено российскими и асадитскими силами, разгромило российские и асадовские войска в Пальмире и перешло в наступление на других участках. Так что, официальные заявления Москвы (как и Дамаска и Анкары) относительно Сирии стоит читать, только если воспринимать их как листы из абсурдистской комедии, не имеющей связи с происходящим в реальности.

Хотя я не исключаю что, если ситуацию Путин может использовать как благовидный предлог для того чтобы попытаться выйти из конфликта: я полагаю, что сегодня многие в Москве действительно осознали тот факт, что ведение этой войны слишком дорого обходится, и общую бесперспективность нахождения в этой сирийской мясорубке и сейчас ищут пути выхода из неё. Собственно говоря, это и было сказано министром обороны Шойгу, который заявил, что поскольку цели компании были достигнуты, мы будем выводить войска, точка.


Российские наемники в Сирии


Впрочем, боюсь, что выйти из нее Москве будет очень трудно, практически невозможно.

Что касается перемирия, в любом случае долго оно продолжаться не будет — хотя бы потому, что главные участники сирийской драмы – исламисты — совершенно не собираются участвовать в каких-то перемириях.

Я хочу напомнить, что Российская операция начиналась под предлогом уничтожения ИГИЛ. Но ИГИЛ так и не было уничтожено, и не присоединилось к этому соглашению. То есть, даже если исходить из простой логики, то мы имеем дело не с перемирием, а с паузой, которую участники конфликта используют для перегруппировки. В таких условиях ни о каком мирном процессе речь вообще не может идти: потому что для мирных переговоров нужна какая-то устойчивая власть в Сирии. Нечто подобное уже наблюдали в Ираке, когда неоднократно достигались и подписывались какие-то соглашение о прекращении огня заключались перемирия, а в итоге появилось ИГИЛ.

Есть мнение, что влияние и вовлечение Китая в ближневосточные дела будут только усиливаться. Насколько его присутствие заметно сейчас?

Китай уже является очень активным игроком на Ближнем Востоке, просто, в отличие от русских, китайцы ведут себя гораздо умнее. Они не кричат о себе на каждом углу. Но те, кто в курсе ситуации знают, что Китай является одним из ключевых игроков в регионе. Китайцы берут под контроль важнейшие транспортные пути, которые в том числе пролегает по Ближнему Востоку. Они активны, в том числе, в Израиле. Инвестируют в транспорт, порты, в инфраструктуру. Сегодня можно говорить о том, что Пакистан фактически является уже сателлитом Китая. Они очень активны в Афганистане. Африка является зоной стратегических интересов Китая.

Мы сегодня видим, что интересы Китая во многом вступает в противоречие с интересами США, и что Китай, начинает вести себя аналогично Советскому Союзу, который вредил Соединенным Штатам на периферии. Кроме того, есть и другие серьезные игроки – Япония, Индия, Южная Корея, которые еще не сказали своего слова.

Считается, что для конфликта мировых масштабов необходимы глобальные блоки крупнейших государств, противостоящих друг-другу. Можно ли говорить о том, что сейчас идет их формирование?

Какие-либо долгосрочные прогнозы в таких ситуациях не работают: мы видим из истории что те, кто рассчитывал оказаться в выигрыше, терпели сокрушительное поражение. Мы видели, что прежние союзники оказывались по разным сторонам баррикад. Например, посмотрите союзы Первой мировой войны и союзы Второй мировой войны. Италия, Япония перешли из одного лагеря в другой. Какие-то государства исчезают с карты мира, какие-то появляется на карте

Какими будут новые альянсы — покажет время. Варианты возможны самые неожиданные.

Вы не раз говорили о том, что Кавказ тоже часть большого Ближнего востока, можно ли ожидать, что в ближайшее время пламя сирийского конфликта доберется до российской части Кавказа?

Это не я говорю – это география и история утверждают. Просто в Российской империи, впоследствии в СССР, и теперь в РФ, этот простой исторический факт считали и считают неудобным. Кавказ, и Северный, вплоть до Крыма, и Южный, и остальные страны Ближнего Востока всегда составляли единый регион – эконмические связи, этнические границы, политическая принадлежность или влияние – это было единое целое. Российская Империя завоевала часть Кавказа, завоевала, по меркам этого древней страны, совсем недавно, можно сказать, это произошло просто вчера. Причем завоевала даже не весь исторический Кавказ. И Российская Империя попыталась искусственно отсечь эту свою часть, пытались построить на своих границах «Великую Китайскую» стену, отсечь естественные связи внутри региона. Советский Союз еще дополнил эту стену железным занавесом. Посмотрите историю возникновения этого термина – “Middle East”, возьмите любой учебник (не советский конечно), откройте энциклопедию Britannica, найдите статью «Ближний восток», и вы обнаружите, что там идет речь и про Южный Кавказ, с самого своего возникновения в географической науке это понятие включало в себя и Южный Кавказ.


Ближний Восток (темный) и Большой ближний восток (красный и алый цвета)

Но Южный и Северный Кавказ – тоже единое целое, русские просто искусственно разделили захваченную ими часть Кавказа на Предкавказье, Северный Кавказ и Закавказье (Южный Кавказ). Но это – единое целое. И сегодня мы видим, что, несмотря на все усилие русских, география одерживает победу на волей Генерального Штаба Российской Империи – ЦК КПСС — АП РФ. Старые связи восстанавливаются вновь. Например, та же Турция просто являются интегральный частью Кавказа. И сегодня по сути она связана с Кавказом уже не меньше, а во многих отношениях и больше, чем Россия. Медленно, но верно восстанавливает свое былое влияние Иран. А то, что происходит в исламском мире, имеет для Кавказа, даже для тех его частей, которые все еще входят в состав РФ, не меньшее значение, чем происходящее в Москве. Но и Кавказ вернулся на ближний Восток. Не только то, что происходит на Ближнем Востоке, влияет на Кавказ. Но и то, что происходит на Кавказе – уже начало влиять на остальной Ближний Восток. Двухсотлетняя схватка Географии и Российской Империи окончилась поражением последней.

Русские, живущие в Москве и в Санкт-Петербурге, даже не отдают себе отчета в том, что расстояние между Москвой и Махачкалой существенно больше, чем расстояние между Махачкалой и Алеппо.

Можно ожидать, что Кавказ тоже будет вовлечен в этот процесс передела границ?

Кавказ уже вовлечен. Население Дагестана, население Чечни очень внимательно наблюдает за тем, что происходит в Сирии, что происходит в Ираке. И это не простое любопытство: кто-то из их знакомых и родственников наверняка уехал туда на «Джихад». Про Турцию я уже упоминал. Сегодня там живет больше черкесов, больше абхазов, больше крымских татар, чем в пределах РФ, имеются значительные диаспоры вообще всех прочих кавказских народов. Есть мощнейшие эконмические связи, личные, семейные. Даже Эрдоган, как он сам рассказал об этом – аджарец по происхождению.

На Ближнем Востоке воюет очень много кавказцев, среди верхушки ИГИЛ немало чеченцев. Значительная часть кавказского подполья, входившая в Имарат Кавказ, признала над собой юрисдикцию ИГИЛ (запрещено в РФ). Кстати, очень примечательно, что именно кадыровских чеченцев Путин отправил воевать в Сирию, где кроме них в составе российских частных военных компаний воюют в основном ветераны чеченских войн. Кроме того, сам фактор политического ислама, идеология джихадизма, с Ближнего Востока перетекают на Кавказ, в другие мусульманские регионы России.

Надо заметить, что все колониальные империи (а Россия — это колониальная империя) чаще всего погибают из-за собственной дурости.

Когда мы читаем исторические хроники, ты порой удивляемся тому, как последние римские император, или Николай Второй, или Андропов с Горбачёвым могли так по-идиотски поступать. Тоже самое происходит и сегодня. Путин, послал своих кадыровцев на Ближний Восток, по факту создал динамику вовлечения Чечни и всего Кавказа в идущую там войну, связал судьбу российской власти и радикального ислама в единый узел.

Кроме того, война требует огромных денег, огромных затрат, которые ухудшают и без того непростое экономическое положение страны. Все это лишь приближает Конец Империи.

Как будут развиваться события на Ближнем Востоке в 2017 году?

Есть несколько сценариев.

Во-первых, надо учесть фактор политического ислама, который сегодня уже невозможно сбросить со счетов. Я уверен, что его влияние в ближайший год в регионе лишь усилится и будет становиться все более глобальным. Причем надо сказать, что его адепты довольно неплохо учатся. Если раньше Аль-Каида, сосредотачивала свои усилия только на джихаде, только на терроре, на революционной борьбе, причем эту борьбу она вела абсолютно со всеми, и при этом не занималась никаким государственным строительством (например, они захватили Афганистан и ничего там не смогли сделать). То ИГИЛовцы выучили этот урок. Они смогли построить достаточно прочное квазигосударство. Но их проблемы заключается в том, что и они воюют абсолютно со всеми, и не умеют заключать Союзы. Вдобавок ко всему отпугивают своей жестокостью потенциальных сторонников. Хотя их жестокость с другой стороны является способы рекрутинга — тем самым они привлекают в свои ряды адептов. Однако понятно, что те люди, которым нравится сжигать других людей в клетках или отрезать пленным головы, не способны ни на что другое, устойчивого, тем более технологически развитого, государства построить не смогут. Поэтому есть вероятность, что если ИГИЛ научиться заключать союзы, не выглядеть столь отталкивающим, сохранить динамичную внутреннюю структуру, и таким образом привлечь творческих образованных сторонников, то политический, радикальный Ислам сможет обрести силу сравнимую с той, которой он обладал во времена Мухаммеда.

Во-вторых, если ли мировые державы в ближайшие годы, все-таки, будут вынуждены согласиться с разделением в Сирии по этническому признаку, то это может запустить цепную реакцию распада других полиэтнических и поликонфессиональных государств в регионе: Турции и Азербайджана, Ирана. Саудовской Аравии, Афганистана.

Тот тип государств — гражданской нации европейского типа, который сначала избрала Турции Ататюрка, затем свергнувшие свои монархии арабские страны, который в наследство от СССР получил Азербайджан – начал давать сбои. И во всем регионе будет тотальная перекройка политической карты (которая собственно говоря уже идет), она затронет и другие части послевоенного мира, включая Европу и Россию.

Россиские «силовики» в одном из селений Дагестана 2016 год.

Справедливости ради надо сказать, что этот ящик Пандоры политического ислама открыли именно русские, по глупости коммунистического руководства, когда СССР вторгся в Афганистан. Русские разрушили афганскую монархию, убили несколько миллионов человек, но в итоге были вынуждены уйти из Афганистана, признать свое поражение. Но в ходе этой войны они разрушили очень мощную, веками существовавшую структуру: суфийские тарикаты, так называемые суфийские ордена, которые выполняли важнейшую институциональную роль в исламском мире, в том числе Афганистане. Тем самым джин политического ислама оказался выпущен на свободу. Мусульмане впервые за несколько столетий увидели, что они в состоянии побеждать европейцев на войне. Если со времен поражения под Веной, которое потерпела Османская империя, мусульманин мог молиться, совершать Хадж, заниматься торговлей, но он понимал, что что белый человек сильнее его. После Афганистана он впервые за 500 лет ощутил вкус Победы. Пусть сегодня об этом никто не говорит напрямую, но это сквозит в мироощущении современных джихадистов. Сегодня вообще изменяется облик мусульманина. Сегодня тоже об этом никто не помнит, но незадолго до выхода Советского Союза из Афганистана в 88 году, произошло важнейшее символическое событие. Афганские моджахеды перешли границу Советского Союза в Туркмении и совершили рейд по его территории. Разгромили несколько погранзастав, несколько сельсоветов, отделения милиции. На самом деле это было историческое событие, хотя вряд ли кто-то в тогдашнем СССР и на Западе это понял. Впервые за несколько сотен лет мусульмане вторглись в пределы европейской империи и одержали над ней победу.


Или другой пример: Чечня. Кровавая бойня, которую устроил там Борис Ельцин, и продолжил Путин. Формально русские одержали победу, разгромив открытое вооруженное сопротивление, но в реальности, Чеченская война привела лишь взрывному росту исламского самосознания в самых радикальных, джихадистских его формах. И надо быть очень наивным, чтобы думать, что кавказцы забыли и простили русским ту кровавую бойню. Да, со стороны положение на Кавказе в сравнении с тем, что происходит в Сирии, может показаться спокойным, но это совсем не так. «Спокойствие» в той же Чечне, Ингушетии, Дагестане, КБР (весьма, впрочем, относительное) поддерживается жесточайшими военно-полицейскими мерами, совершенно оккупационными по своей природе. А режим, который устроил в Чечне Рамзан Кадыров по своей жестокости и уровню внутреннего террора и контроля можно сравнить с режимом Северной Кореи. Да, одна из причин, почему Кавказцы сегодня не восстают против российского правления – потому, что они очень хорошо помнят кровавую бойню, которую Кремлевский режим развязал здесь в 90-е годы. Однако террор и репрессии вообще, на Кавказе в особенности, действуют только определенный период времени. Затем они дают противоположный результат. Сегодня Кавказ можно сравнить с поставленной на огонь наполненной водой кастрюлей с крепко закрытой крышкой. Чем плотнее ты закручиваешь крышку, тем сильнее будет взрыв.

Беседовал Федор Клименко
----------

Если эта статья и моя деятельность вызвали Ваш интерес, Вы можете поддержать меня и помочь появлению новых текстов и материалов.
Мой Яндекс-кошелёк: 410014867441410
https://money.yandex.ru/to/410014867441410
PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com
Благодарю!
-----------

Авром

Шмулевич: оборудка щодо Криму може обернутися війною

Шмулевич: оборудка щодо Криму може обернутися війною

Ксенія Кириллова

Авраам Шмулевич

Авраам Шмулевич

Не виключено, що українська влада може погодитися пожертвувати Кримом в обмін на встановлення миру в Україні. Таку думку в інтерв'ю Крим.Реалії висловив президент Інституту Східного партнерства (Ізраїль) рабин Авраам Шмулевич.

«На мій погляд, головна задача президента Порошенка ‒ повернути країну в стан, у якому вона перебувала за президентства Кучми. Зрозуміло, це значно краще, ніж було при Януковичі. При системі Кучми в Україні існувало кілька олігархів, які й утворювали своєрідну «систему стримувань і противаг» один щодо одного. Зрозуміло, слово «олігархи», в цьому випадку, варто вживати із застереженням, бо вони були більше схожі на представників цивілізованого бізнесу, ніж, припустимо, російські олігархи. Вони самостійно розподіляли фінансові потоки, проте в зовнішній політиці і спільному векторі розвитку країни залежали від Росії. Янукович же спробував зламати цю систему, повністю підім'явши все під себе. Це стало однією з причин української революції», ‒ вважає ізраїльський експерт.

Авраам Шмулевич виділяє три головних рушійних сили Революції Гідності. По-перше, це українські олігархи, які не бажали впадати у повну залежність від Москви і, відповідно, від російських спецслужб. Другою силою виступили молодь і представники середнього і дрібного бізнесу, тобто представники «середнього класу», які щиро бажали бачити Україну демократичною європейською країною, а третьою ‒ націоналістичні сили.

«Досвід показав, що українське суспільство виявилося недостатньо зрілим, щоб відстояти і зробити рушійною силою української політики всі ті цінності, які були проголошені на Майдані. Зараз очевидно, що саме перша рушійна сила революції перемогла, і зараз намагається відтворити в Україні систему, що існувала там до Януковича, і все ще досить далеку від європейських країн. Цим українським олігархам виявилася вигідною анексія Криму та Донбасу, тому що, таким чином, фактично, за межами України опинилися кілька мільйонів виборців, які були занадто проросійськими. В результаті, кілька бізнес-кланів прийшли до влади без особливих перешкод, і, як ми бачимо, тепер вони не роблять активних кроків для повернення Криму. З Донбасом ситуація дещо інша ‒ у українських еліт зберігається страх, що Путін може використовувати захоплені на сході України землі як плацдарм для подальшого наступу на Київ», ‒ припускає аналітик.

Українським олігархам виявилася вигідною анексія Криму та Донбасу, тому що, фактично, за межами України опинилися кілька мільйонів виборців, які були занадто проросійськими

Ще одним фактором, здатним вплинути на ситуацію, рабин називає міжнародне співтовариство, яке не готове погодитися на ломку принципів системи міжнародного права і сформованих державних кордонів ‒ незалежно від того, хто є президентом кожної конкретної західної країни на даний момент.

«Виходячи з цього, можна зробити висновок, що окремим представникам Заходу повернення Криму навіть важливіше, ніж правлячій українській еліті. Саме цим настроєм міжнародного співтовариства зумовлена недавня резолюція ООН щодо Криму. Однак важливо розуміти, що більшості західного істеблішменту важливо не стільки повернути Крим Україні, скільки просто так чи інакше врегулювати це питання в правовому полі. Путін, розуміючи це, теж використовує правові зачіпки.

Зокрема, він запевняє, що рішення Хрущова про передачу Криму Україні було незаконним, а Будапештський меморандум вже давно не виконується жодною з країн, які її підписали. Гельсінські угоди зафіксували міждержавні, а не внутрішньодержавні кордони, а державою, яка підписала їх, були не Росія чи Україна, а Радянський Союз. Єдиним міжнародним документом високого рівня, який підписали Росія і Україна, був документ про створення ООН. Межі, утворені на момент створення ООН, вважаються на Заході непорушними, а Україна є однією з країн-засновників ООН. Але біда в тому, що на той момент Крим був частиною Росії, а не України.

Саме ці доводи Путін постійно намагається «продати» Заходу, який, щоправда, не дуже купується на його аргументи. Однак українці самі завдали собі істотної шкоди, проголосувавши за антиізраїльську резолюцію в ООН нарівні з Росією. Адже суть цієї резолюції в тому, що міжнародне співтовариство закликає Ізраїль повернутися до кордонів, визначених ООН на момент його створення, в 1948 році, в яких сьогодні перебуває менше половини території сучасного Ізраїлю. Але, якщо йти за цією логікою, Крим є російським, тому що належав Росії станом на 1948 рік», ‒ проводить аналогію Шмулевич.

При цьому ізраїльський експерт підкреслює: новий президент США Дональд Трамп, як ставленик нафтових корпорацій, зацікавлений у домовленостях з Росією.

«Тому, якщо США і Європа будуть наполягати на угоді, українська влада теж може погодитися знайти якусь форму, яка, нехай формально і збереже український суверенітет над Кримом, але фактично залишить цю територію під контролем Росії. Занадто розраховувати на протест патріотичного співтовариства України не варто, оскільки юридично у країні досі не закріплений стан війни з Росією, а значить, будь-який постріл, зроблений на Майдані або в лавах добровольчих батальйонів, може стати приводом для порушення кримінальної справи проти найактивніших патріотів. В обмін на угоду щодо Криму Росія може піти на виконання Мінських угод, при яких на Донбасі, фактично, залишаються ті ж проросійські сепаратисти, але переодягнені в українську форму, а влада опиниться в руках у місцевих олігархів», ‒ прогнозує Авраам Шмулевич.

При цьому ізраїльський аналітик визнає: найбільшою проблемою залишається той факт, що Путін може не зупинитися на Україні, а можливий компроміс з нею лише переконає російського диктатора в тому, що він може безкарно вторгатися в чужі країни.

«Путін сам визнав, що сирійська війна ‒ це тренувальний полігон для його армії, і стан його армії дійсно покращується. Він очевидно готує країну до війни, до того ж ми знаємо дуже небагато прикладів диктаторів, здатних зупинитися на шляху військової експансії. Швидше за все, Путін до них не належить, і ціною миру в Україні може стати нова велика війна. Наступною мішенню Москви можуть стати країни Балтії, Польща або якісь країни Південного Кавказу, наприклад, Азербайджан. Можливий і договір з Ердоганом про розподіл Близького Сходу або кидок у Центральну Азію», ‒ застерігає аналітик.

http://ua.krymr.com/a/28211131.html

----------

Если эта статья и моя деятельность вызвали Ваш интерес, Вы можете поддержать меня и помочь появлению новых текстов и материалов.

Реквизиты для перевода:

Avraham Shmulevich

Мой Яндекс-кошелёк: 410014867441410

https://money.yandex.ru/to/410014867441410

PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com

Благодарю!

-----------