May 21st, 2012

Авром

ИЗРАИЛЬ ОТ РИО-ГРАНДЕ ДО ХУАНХЭ

ИЗРАИЛЬ ОТ РИО-ГРАНДЕ ДО ХУАНХЭ
Аврамм Шмулевич

Один из главных идеологов современной американской внешней политики профессор Сэмюель Хантингтон в своей программной книге "Столкновение цивилизаций" писал: "По мере развития революций умеренные, жирондисты и меньшевики проигрывают радикалам, якобинцам и большевикам. Аналогичные процессы обычно происходят и в войнах по линиям разломов цивилизаций. Умеренные, ставящие перед собой узкие цели (как, например, автономия, а не независимость), не добиваются своих целей посредством переговоров, — которые почти всегда на начальной стадии терпят неудачу — и их дополняют или вытесняют радикалы, стремящиеся к достижению куда более отдаленных целей насильственным путем".

Выигрывает (в том числе, и в глазах мирового общественного мнения) тот, кто ставит перед собой задачи дерзкие, глобальные. Это отлично верное на примере стран, еще недавно пользовавшихся влиянием и уважением в мире, но теперь стремительно утрачивающих свои позиции. В первую очередь на ум приходят примеры Израиля и России. Россия, отбросив знамя борьбы за социальное преобразование мира (не важно сейчас, насколько начертанные на знамени лозунги соответствовали реальному положению дел), в мгновение ока оказалась отброшенной из статуса сверхдержавы в положение страны "третьего мира".

Израиль, бывший в эпоху своей максимальной экспансии, после шестидневной войны, любимцем университетских кампусов, левых, националистов всех мастей, превратился в объект бесконечной критики и ненависти и СМИ.

Место Израиля как объекта их обожания заняли "Хезбалла", исламский джихад и ХАМАС.

Израиль попытался стать как все, отказался от дерзких, будоражащих воображение мира целей — и проиграл.

ООП, Арафат и ХАМАС такую задачу поставили — задачу "сбросить Израиль в море", создать на месте Израиля свое государство — и мир, затаив дыхание, стал прислушиваться к ним.

Израиль же сегодня находится в состоянии кризиса. В первую очередь, кризиса идей, кризиса идеологии. Подобного тому, что имел место столетие назад, когда впервые возник вопрос о воссоздании Израиля.

К концу XIX века все понимали, что еврейский народ поставлен в кризисные условия: не говоря уж об усилении практически во всех странах экономической и политической дискриминации, резко возросла угроза самому существованию, угроза физической безопасности евреев.

Умеренные еврейские круги предлагали тогда умеренные же варианты: бороться за улучшение условий жизни "там, где сидишь", и/или перебираться в более благополучные в этом отношении страны. Под определение "умеренные" в этом смысле подпадали и либералы, и автономисты, и ассимиляторы, и бундовцы, и коммунисты. Общим для всех них было то, что генерируемые ими решения являлись традиционными, не несли в себе ничего радикально нового — ведь евреи со времен ассирийского изгнания действовали в привычных рамках: подкупить царя, отравить царя, устроить всеобщее восстание или вообще смыться из этой страны в другую, более человеческую.

Настоящими радикалами оказались тогда только сионисты, которые предложили идею абсолютно, казалось бы, безумную — вернуть землю Израиля, где евреев практически и не осталось, где властвовали турки с арабами, которых готовились сменить англичане, французы и русские.

Вернуть — и построить там независимое государство. Нормальные евреи крутили пальцами у виска и пытались, как могли, остановить безумцев, чтоб, когда последних начнут колотить палками, не перепало и нормальным. Collapse )
Авром

Брейвик в тумане

Брейвик в тумане
Экс-глава российского бюро Интерпола, генерал Владимир ОВЧИНСКИЙ, эксперт по вопросам борьбы с терроризмом.
в своей статье о Брейвике ссылается на мой текст.