October 31st, 2007

Авром

Исторический практикум.

Граф Бенёвский. Часть первая. Воплощенная утопия восстания.
Казалось бы, что может один человек. Двадцатый век вроде бы выучил нас видеть, что — не может ничего. Один человек — это всего лишь букашка, листик в толстой амбарной книге, стандартизованный и легко заменяемый винтик. Болтик, а не хозяин своей судьбы.</p>

«Сила солому ломит», «что сильные мира сего скажут, так тому и быть», «сопротивляться бесполезно, надо играть по их правилам».

Ложное видение. Хотя очень и очень многие считают именно там. Двадцатый век получился веком добровольных рабов.

На дворе уже следующий, двадцать первый век. Может быть — в нем все будет по-другому, и честь и слава одиночек вернётся вновь.

Один человек — если он Личность — может все.

Но кто становится личностью? Что нужно для того, чтобы в одиночку начать делать историю? — спросите вы.

А ничего не нужно. Только захотеть. «Нет ничего, что устоит перед силой желания», — учили мудрецы хасидизма.

Есть люди, у которых вообще нет судьбы, жизнь их подобна жизни травы, есть те, с кем судьба играет как кошка с мышкой, а есть те, кто сами играют с судьбой.

А кто выигрывает в этой игре и что вообще есть тут выигрыш, и есть ли вообще — это уже отдельный разговор.

Вот история жизни одного из таких.

* * *

Итак.

Австрийский барон, польский генерал, военнопленный-каторжник, русский революционер, американский повстанец, командир Камчатки и король Мадагаскара, великий шахматист.

Бениовский, как обозначено на титульном листе его мемуаров, comte Maurice-Auguste Benyowsky, Moric Benovsky по-словацки,

Moric Benyovszky по-венгерски, Matthew или Maurice Benyowsky или Benovsky по-английски. По-русски (но в открытой литературе в 18 веке о нем писать было запрещено) — Бейпоск, Бейновск, Беньовский, Беньевский, Беневский, Мориц Август Бемнёвский, сам же герой подписывался по-русски: барон Мориц Анадор де Бенев.

По-видимому, многое из деланного им вдохновлялось «утопией» Томаса Мора, а некоторые идеи об организации общества были использованы впоследствии его преемником на королевском престоле острова Мадагаскар королем Андрианампуйнимерина (1787–1810), создателем трудовых общин — фукунулан, и единого государства, в основе которого также лежал этот принцип общины — но об этом позже.Collapse )