July 26th, 2007

Авром

(no subject)

Первыми Храмовую гору сдали раввины

Надав Шрагай, "Гаарец", 24.07.2007
Вот уже 40 лет в день 9 Ава национально-религиозный лагерь скорбит не только о разрушении Храма, но и об отсутствии Храмовой горы в национальной и религиозной жизни страны. Уже превратились в ритуал ежегодные сетования на разграбление и разрушение археологических ценностей, на импотенцию Управления древностями, на унизительные правила посещения Храмовой горы и превращение все новых и новых участков в мусульманские молельни. Эти же круги жалуются на вакуум суверенитета и взывают к власти закона, но год за годом удовлетворяются пустыми обещаниями.
Справедливость, как правило, на их стороне. Но проблема в том, что не политики, не археологи и не полиция первыми отказались от Храмовой горы, а ортодоксальные раввины. Вначале в 1967 году, после победы в Шестидневной войне, потом – через 10 лет, когда Менахем Бегин задумал изменить "статус-кво" и разрешить евреям молиться на Святом месте. Раввины выступили против, угрожая коалиционным кризисом. И потом, когда Йоэль Бин-Нун жаловался Бегину на происходящее на Храмовой горе, тот отвечал: "Ступай к своим раввинам!"
И у таких людей как Мота Гур ("Храмовая гора в наших руках!") и Яаков Хазан (в прошлом – председатель лево-социалистической партии МАПАМ), пытавшихся закрепить еврейский суверенитет международными договоренностями, не было шансов на успех. Категорический запрет на посещения Храмовой горы, изданный ультраортодоксальными и национально-религиозными раввинами, препятствовал и препятствует распространению израильского суверенитета на Святое место. Collapse )
Авром

(no subject)

Олег Аранович
ПОКОЛЕНИЕ ПОНЯТЫХ

"пока земля ещё вертится+"
(Б. Окуджава)
"смеешь выйти на площадь в свой назначенный час?"
(А. Галич)

Мы выезжаем в лес на слёт, у нас мероприятие:
Неразрешённых песен спеть, да водочки хлебнуть
Нас ждут палатки и костры, и жаркие объятия,
И песни, от которых нам сегодня не уснуть.

Мы в тоги диссидентские сегодня наряжаемся
И фиги из карманов вынимаем у костра.
На площадь звать не стоит нас: мы с этим облажаемся,
Но здесь мы все - герои, аж до самого утра!

Сражаться в сказочной игре мечами деревянными -
Готовы мы: ведь знаем, что не ранят нас они,
А после хором голосить про губы окаянные,
Забыв, что окаянными к тому ж бывают дни.

Споём про перекаты мы, про горы и про лодочку,
Про то, как ещё вертится наш шарик дорогой
Грустим мы о несбывшемся у костерка под водочку,
Ну, а на площадь - пусть выходит кто-нибудь другой.

Дай Боже понемногу всем - за смелые сомнения,
Мы жили, пели, мучились не менее святых
А нынче постарели мы и жаждем утешения -
Больное поколение безгласных понятых.