March 27th, 2006

Авром

Барух Даян ха-Эмет

Умер Станислав Лем.


Станислав Лем

В Польше в понедельник скончался всемирно известный писатель-фантаст Станислав Лем, сообщил РИА "Новости" ассистент писателя.

Лем скончался на 85-м году жизни в Кракове в клинике кардиохирургии Ягеллонского университета.

Станислав Лем родился во Львове 12 сентября 1921 г., в семье ассимилированных евреев. Его отец был врачом-ларингологом.

По собственному признанию Лема, в раннем детстве он очень любил ломать и портить игрушки и вообще был тираном, чудовищем (автобиографическая повесть "Высокий замок"). Окончил во Львове гимназию в 1939 г.

Во время войны, вплоть до 1941 г., - студент Львовского медицинского института. В период оккупации - автомеханик и электрик. Лем оказался одним из тех немногих, кому удалось скрыться от преследования нацистов, живя по фальшивым документам.

После освобождения Польши в 1944 г. - вновь студент Медицинского института во Львове. В 1946 г. репатриировался в Краков и в 1948 г. окончил Медицинский факультет Ягеллонского университета. В 1946 г. дебютировал на страницах литературной прессы поэт, продолжал изучение медицины и работу в качестве ассистента в области психологии. С 1949 г. Станислав Лем посвятил себя исключительно литературному творчеству.

Научно-фантастическое и философское творчество Лема (одного, видимо, из последних мыслителей - энциклопедистов), обычно тесно смыкающееся в большинстве его произведений, представляет собой уникальный литературный и общекультурный феномен 2-й пол. XX в. Обычно в научно-фантастических романах и рассказах писателя, многие из которых входят в золотой фонд современной научной фантастике, “обкатывались” его оригинальные и смелые философские концепции, касающиеся перспектив разл. наук, от кибернетики до космической цивилизаторской деятельности в целом. К наиболее известным научно-фантастическим произведениям Лема относятся: ранние романы - “Астронавты”(1951) и “Магелланово облако” (1955); сатирические циклы - “Звездные дневники Ийона Тихого” (1957), впоследствии продолженные повестями и даже романами, и “Кибериада”, также составивший несколько сборников; цикл о космическом пилоте Пирксе - сборник “Рассказы о пилоте Пирксе” (1968) и др., поздний роман “Фиаско” (1987); романы - “Эдем” (1959), “Солярис” (1961), “Возвращение со звезд” (1961), “Непобедимый” (1964) и др. Одна из повестей о Пирксе и роман “Солярис” экранизированы, причем вторая экранизация А. Тарковского относится к шедеврам мировой кинофантастики. Лем также известен оригинальной философски - футурологической книгой “Сумма технологии” (1964), рядом философских и литературно-критических трудов.

Начав творческую деятельность как писатель-фантаст, Лем в последнее время, наоборот, более известен как философ, литературный критик и публицист, возвращающийся в художественную литературу от случая к случаю. Однако, научно-фантастические произведения Лема 1960-70-х гг. по-прежнему сохраняют за ним звание ведущего писателя-фантаста, живого классика этой литературы.

После установления в Польше военного положения в 1980 г. уехал в Западный Берлин, также жил в Австрии, Италии; вернулся на родину в конце 1980-х гг. Почетный доктор Вроцлавского политехнического института. Лауреат многих национальных и иностранных литературных премий, в т. ч. Государственной премии ПНР (1976), Государственной премии Австрии (1986). лауреат премии Франца Кафки, Кавалер Ордена Белого Орла (1996).

биография via letopisetz
Авром

Родом двоpянин, а делами жидовин.

Поразительно.
Лем, оказывается, еврей.
Я всю жизнь считал его поляком (еще с детства, когда прочел автобиографический "Высокий замок", там ни слова нет про евреев) - но всегда мне было странно, что он не-еврей. Вот - такое интесреное исключение, думал я. Надо же, как бывает - совсем как еврей пишет и мыслит, а поляк. оказалось - не подвела меня антропологическая интуиция. Еврейскую душу за версту видно.

Лем про свое еврейство:
Collapse )
Да, – сказал L, – по нацистским Нюрнбергским законам я, действительно, еврей. Но подобно великому Пастернаку, ни единою строчкой не отозвался на так называемый Холокост – уничтожение моих соплеменников. Хотя не в пример вашему поэту жил в непосредственной близости, в страхе и ожидании. Еврейству ничем не обязан.</p>Collapse )
– Возможно, – отвечал L. – Мои родители, правда, крещеные, а семья отца возведена во дворянство с присвоением баронского титула. Но по Нюрнбергским законам мы, повторяю, евреи, и если бы кто-то донес... Collapse )Послесловие Станислава Лема </i></p>

1. Мои предки были евреи. Я ничего не знал об иудейской религии. Ни об еврейской культуре. Собственно, лишь нацистское законодательство просветило меня. Нам удалось избежать переселения в гетто. С фальшивыми документами мы пережили эти годы. Немцы убили всех моих близких кроме отца с матерью.

2. Мой жизненный опыт таков, что я легко представляю себе (вместо предустановленной гармонии) в аккурат обратное – предуготовленную дисгармонию, за которой следуют хаос и безумие.

Collapse )
Прямо по словарю Даля вышло с Лемом: Родом двоpянин, а делами жидовин.