December 25th, 2003

Авром

Важнейшим искусством для нас является..

продолжение разговора с bukarskii Володей Букарским
bukarskii
Вспомнить каждую каплю пролитой нашей крови мы обязаны. Но заставить вскипать кровь в своем сердце я не могу. Это уже из области алхимии. Я не могу подделывать свое сердце под какой-либо стандарт. Поэтому я и не вступал в комсомол.
avrom
Освоить область алхимии, научиться ее использовать мы обязаны - иначе не победим. Против нас - количество, подавляющее превосходство. Противопоставить ему мы можем только качество - то есть магию.
"подделывать свое сердце под какой-либо стандарт" - это ни в коем случае нельзя! Мы не фальшивомонетчики, подделки - путь наших врагов. Алхимия - это настоящее превращение - грязи в благородное золото, каменное сердце в сердце из плоти и крови. Самое главное для нас из всех искусств, и именно ему мы обязаны учиться.

Авром

воспоминания о Саддаме из первых уст

alradist
арабского во мне -- половина, и от отца. Еврейского и украинского -- от матери, пополам. Так что я именно
араб, и именно кошерный. Вот сало люблю, если засол хороший.
А истерию в Ираке я помню с 74-го года, я тогда в третий класс пошёл. Везде стали портреты усатого вешать, утренние линейки в школе с речёвками и лозунгами. Мама называла его Тараканище. На праздниках запускали воздушные шары, большие такие, с людьми в корзинах, на горелках, с портретами Хусейна больше самого шара. Пацанов агитировали в клубы, где маршировали, заучивали всякую муть, усиленная физподготовка. Причём маршировали они прямо по жилым кварталам, эдакие агитки. А хвалы воздавали благотелю немерянные, даже у меня 8-10-летнего было ощущение обмана. А в 76-м мы уехали, сильно шифруясь, якобы как обычно на лето. Отец смог приехать только через год, случайно: его коллега заболел перед командировкой в Европу, и отцом заткнули дыру. Сделал дело -- и в Москву. Родители ещё долго запрещали нам обсуждать эти перепетии с не- и малознакомыми людьми, опасались за длинную рукую И с родными отец демонстротивно рассорился, чтобы им меньше досталось. Тогда уже полными семьями за рубеж не выпускуали, якоря должныоставаться дома
Вот как. А вам Сталина не хватает -- сразу видно, что вы просто ни черта не знаете, о каком чудовище горюете. Стыдно!

Авром

Для ленинградцев и не только.

Несколько дней назад Макс Фрейдзон был тяжело избит и находится в реанимации Военно-Медицинской Академии в очень тяжелом состоянии. Ему сделали уже две операции, в числе травм порвана селезенка и кишечник.
Еврейское имя Менахем Мендель бен Сара Имену.