December 11th, 2002

Авром

Европа, между прочим, вымирает. Наглядное свидетельство.

Мои друзья вернулись после большой поездки по Европе - Франция, Бенилюкс, Германия.
Одна из вещей, которая бросилась в глаза - нигде не видно беременных женщин. За всю поездку видели только одну беременную, да и та оказалась израильтянкой.
Авром

(no subject)

Из военных дневников Эрнста Юнгера.
Ворошиловск (Ставрополь) 27 ноября 1942 года

"Разговор о возможности колонизации и использования этих мест. Изобилие неслыханное; но оно, как обычно бывает, простирается также на мучения и хлопоты. Ледяные вера, в минуты уничтожающие посевы в полном цветении, пшеничная ржа, поднимающаяся во время жатвы облаком, так что лошади слепнут, далее полчища саранчи и нехрущей и к тому же чертополох, стебли которого достигают толщины руки. Опасна также колючка, куст которой, вырастая, сбивается в шар и, отвалившись от корней, катится под осенним ветром по полям, рассеивая семена."
Прямо не Ставрополье, а амазонская сельва, где белому человеку можно
сгинуть за три минуты.
Наверное, для индейцев из этой самой сельвы наши описания её так же курьезны.
Авром

(no subject)

Хороший и очень дорогой мне человек спросил:
"Зачем мы живем?"
Их вейс... Что можно ответить на такой вопрос?
Вот Жаботинский сказал как-то:
"какое чудное слово
"ласка". Все, что есть на свете хорошего, все ведь это ласка: свет луны,
морской плеск и шелест ветвей, запах цветов или музыка -- все ласка. И Бог,
если добраться до него, растолкать, разбудить, разбранить последними словами
за все, что натворил, а потом помириться и прижать лицо к его коленям, --
он, вероятно, тоже ласка. А лучшая и светлейшая ласка называется женщина."