рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

На южном ирано-израильском фронте - бои местного значения

Все рассуждения вокруг ухода из Газы ведутся так, будто никаких действующих лиц, кроме Израиля, ООП с Хамасом да заокеанской Америки в этой истории нет. Как для «правых», так и для «левых» в Израиле характерен какой-то дефект восприятия: полное игнорирование не только законов геополитики, но просто школьной политической карты мира, создается впечатление, что израильские политики были исключены из школы еще до того, как им начали преподавать географию – и так никогда и не восполнили этот пробел в своем образовании. Между тем ближневосточный конфликт – отнюдь не театр одного актера, действующих лиц на нашей политической сцене хватает, причем некоторые на заглавных ролях.
В первую очередь сей трюизм относится к Ирану.
Исламская республика давно уже присутствует на наших севреных граница, Хизбалла превратилась по сути в часть иранской регулярной армии и разведки. Сейчас, опираясь на инфраструктуру Хизбаллы, Иран ведет работу по подчинению и перестройке терроистических организаций, действующих в Иуде и Самарии, и в значительной степени завершил эту работу в секторе Газа. Постепенно Иран начинает оказывать влияние и на арабов-граждан Израиля, стремясь, и небезуспешно, включить их в свою разведывательно-диверсионную инфраструктуру.
Более того, события в Ираке развиваются так, что вероятным становится выход американский сил хотя бы с части территории страны и создание там шиитского государственного образования, полностью подчиненного Ирану – а значит и появление иранской регулярной армии на границах Иордании, по сути на наших границах. Означает это и выдвижение иранских авиа- и ракетных баз в строну Израиля, так что мы окажемся в радиусе оперативного действия иранских ВВС, а выдвижение системы ПВО Ирана, сделает, например, невозможным удар наших ВВС по иранским ядерным объектам.
То есть в случае выхода из сектора Газы Израиль окажется в иранских клещах – с севера, юга и востока.
Рассмотрим ситуацию на каждом напаравлении более подробно.

Южный Ливан

Про то, что Хизбалла управляется Тегераном, хорошо известно. Считается, что ежегодно Иран направляет на ее финансирование 80 - 100 млн долларов. Но в последовавшие за бегством Израиля из Южного Ливана годы Иран существенно повысил боеспособность организации, по сути превратив ее в часть своих вооруженных сил и оснастив самым современным оружием
Еще в октябре 2002 года "Маарив", со ссылкой на западные разведывательные источники, сообщил о том, что Иран разместил в Южном Ливане ракеты “Zelzal-2” класса земля-земля. Их радиус - 210 км, то есть теперь Хизбалла может обстреливать Тель-Авив, не говоря уж про Хайфу.
Упоминаются и поставки противотанковых управляемых ракет и ракет земля-воздух.

Газа, Самария, Иудея и израильские арабы

После вывода в мае 2000 гола ЦАХАЛа из Ливана Иран и Хизбалла смогли переключить значительную часть своего внимания на деятельность внутри самого Израиля, хотя и обстрелы и нападения на израильско-ливанской границе не были прекращены полностью.
Иран предпринял попытку проникнуть в Израиль через дополнительные двери – и попытка эта увенчалась полным успехм.
Как сообщила 27 апреля 2004 «Маарив», сейчас 100 % (сто процентов) проводимых «Бригадами мучеников Аль-Акса» операций финасирнуются и управляются Хизбаллой и непосредственно Ираном. За прошлый год только силами Танзима под руководством Ирана было прооведено 16 терактов, в которых погибло 33 человека. Но Танзим – не единственная организация, действующая под контролем Ирана. Так, 5 января 2003 года на старой автобусной станции в Тель-Авиве прогрмел взрыв, унесший жизни 22 человек. Террористы –саммоубийцы принадлежали к ячейке ФАТХа в Шхеме, а операция была профинансирована и разработана Ираном. Эти же структуры отвентсвены и за взрыв 12 августа 2003 года в Рош-Аине. В этом теракте проявилась еще одно тревожное новшество Ирана: руководил операцией завербованный Хизбаллой израильский араб Каис Обейд.

Израильские арабы – одна из приоритетных целенй Ирана.

По сообщению военного обозревателя «Гаарец» Зеева Шифа, от 28 марта 2004, Хезбалла организовала, спланировала и профинансировала и теракт в ашдоском порту 14 марта 2004 года, когда погибли 10 израильтян. Теракт этот, впрочем, закончился сравнительной неудачей, ибо целью Ирана было взорвать химические склады – тогда число жертв могло составить многие сотни. Примеры можно, к сожалению, продолжать долго.
Для руководства всей этой деятельностью создан серьезный штаб. Как сообщил в апреле 2004 года военныый обозреватель «Едиот Ахронот» Алекс Фишман, в Ливане постоянно находятся примерно 300 офицеров Корпуса Стражей Исламской Революции, причем для работы с арабами-гражданами Израиля создан специальный аппарат.
Сформирован это штаб был после вывода ЦАХАЛа из Ливана, тогда же телестанция Хизбаллы Al-Manar увеличила свое вещание на территорию автономии и Израиля с 4 до 24 часов в сутки.
Поэтому видимо, не случайно то, что Израиль вышел из Ливана в мае 2000 года, а интифада Аль-акса началась через четыре месяца после этого, в сентябре 2000-го.
Хизбалла пытается не только использовать уже имеющиеся террористические инфраструктуры, но и создать новые, причем перевести их на высокий технический уровень. Так, в марте 2004 года был арестован фармацевт из Газы Шади Абу-Хуссейн. В течение трех лет он руководил созданной Хизбаллой организацией. Террористы постоянно обменивались информацией с Ливаном, а занимались они разработкой ракет,в том числе наплечных, взрывчатки и прочего вооружения. На момент ареста группа практичски завешила создание беспилотного самолета-бомбы.
18 мая 2004 Начальник израильского Генштаба сообшил в интервью «Коль Исраель», что преброска оружия через подземные туннели на египетской границе тоже организуется Ираном и Хизбаллой. Причем речь идет об оружии, поставляемом напрямую Ираном, и не только о мелких партиях, но и о вооружении типа катюш. Кроме всего прочего, это свидетельствует и о налаживании отношений между Египтом и Ираном, т.к. без согласия египетского правительства Иран никак не может доставлять крупные партии оружия прямо к границе.
Активно использут Иран и морской транспорт. Израилю удалось перехватить всего три судна – в январе 2001 года «Сан Торини», вышедшую из Ливана , в 2002 – знаменитую «Карин Эй», снаряженную в прямо в Иране, с 50 тоннами самого разнообразного вооружения. В мае 2003 Израиль захватил египетское рыболовное судно «Абу Хассан», перевозивший взрывчатку и электронику для бомб, вместе с сапером из Хизбаллы.
Исламский Джихад финансируется и направляется Ираном еще с первой половины 90-х годов, про структуры ФАТХа мы уже говорили, что касается ХАМАСа, то при Ясине он тесно сотрудничал с Ираном, сохраняя свою оперативную и финансовую независимость. После ликвидации шейха Тегеран смог взять организацию под свой полный контроль по модели Хизбаллы. Если это произошло еще в то время. когда Израиль физически присутсвует в Газе, то в случае вывода ЦАХАЛа превращение Газы в анклав Ирана по ливанскому сценарию и иранский контроль над деятельностью террористичечский организаций в Иудее. Самарии и границах зеленой черты представляется неизбежным. Вообше сегодня в любую точку, с которой уйдет Иерусалим, придет Тегеран.

Мировой узел антиизраильского террора

Иран такжем активно берет под свой контроль зарубежные отделения действующих в Израиле организаций, пытаясь сплотить их в единый фронт. Так, на прошедшей 2-3 июня 2003 года в Иране Втрой Конференции «Подержка палестинской интифады» были собраны представители Хамаса. Хизбаллы, Исламского Джихада и Народного Фронта Освобождения Палестины-Общее Командование. Подобного рода контакты проводятся постоянно и систематически.

При этом Ирану удается привлечь к поддержке «справедливой борьбы палестинского народа против сионистского образованимя» и совершенно новые силы. В начале апреля 2004 руководитель антиамерикаенского восстания шиитов Ирака Муктада Садр заявил во время пятниченой проповеди: «Хамас и Хизбалла могут считать меня своим верным соратником в Ираке». Это заявление – свидетельство того, что Иран уже в значительной степени контролирует события в Ираке, намереваясь включить и его ресурсы в борьбу против Израиля. Это – очередной успех Тегерана, достигнутый после долгой и кропотливой работы.

Иракские Шииты

Как известно, 60% населения Ирака составляют шииты. Однако сам по себе этот факт не делает 60 % иракского населения автоматически сторонниками Ирана.
Иракские шииты – арабы, а иранские, соответсвенно, – персы, и это далекие дург от друга языковые и этнические группы. Как пишет в своей изданной в 1994 году Принстонским Университетом книге The Shi'is of Iraq знаток проблемы проф. Ицхак Нахаш, арабские племена северного Ирака приняли шиизм только в 19 веке, когда перешли от кочевого на оседлый образ жизни. Многие их обычаи до сих пор отличаются от иранских. Себя они считают в первую очередь арабами, а отношения между персами и арабами с самого зарождения ислама были очень непростыми.
На этнические разногласия наслаиваются и религиозные. На территории южного Ирака находятся основные шиитские святыни: города Самарра, Наджаф, где похоронен Али, второе, после Мухаммада, лицо в шиизме, и Кербела, около которого был в 680 году убит третий по важности для шиитов человек, внук Мухаммада имам Хуссейн, и где находится его могила.
Иракский Наджаф и иранский Кум в течении долго времени оспаривали звание центра шиитской учености (звание это сопряжено и с немалыми материальными выгодами). До 1946 года таковым считался Наджаф. Затем пальма первенства перешла к Куму. Однако иракские шииты продолжают считать главными авторитетами своих богословов.
Иранская Революция 1979 года только обострила разногласия между ними. Имам Хомейни являлся реформатором шиизма. В области политики новаторская концепция Хомейни заключалась в том, что в государстве мусульман вся полнота власти должна принадлежать муллам – исламским законоведам. Эту теорию (назыаемую «велайат аль-Факих» - «власть законоведов») Хомейни изложил в книге «Исламское правление» («Хукумат-и ислами»): до появления Махди (исламского мессии) руководить общиной шиитов, а следовательно, и созданным этой общиной государством должен верховный толкователь шариата (муджтахид). Он непосредственно передает общине волю Аллаха. В теории «муджтахидом» кандидата должна признать вся шиитская община. На практике по конституции Ирана этого человека выбирает специальный «совет мудрецов» («шоура-йе хабреган»). После избрания этому верховному толкователю шариата присваевается титул «Вождь» («Рахбар» по персидски), он признается марджа ат-таклид («образец для подражания»), то есть фактически святым - руководствующимся в своих поступках исключительно волей Аллаха, становится пожизненным верховным арбитром, главнокомандующим, получает возможность объявлять войну, мир, джихад (всеобщую мобилизацию), утверждать назначение и отставку президента, назначать руководителей силовых структур и высших политработников в этих структурах.
Большинство шиитских богословов не приняла эту теорию. Но если в самом Иране разногласия давно прекратились – продолжавшие упорствовать муллы быстро оказались или в земле или под арестом, то в Ираке возобладала отличная от хомейнизма линия – что еще более отдалило иракских и иранских шиитов.
Из крупных богословов теорию Хомейни поддержали лишь два представителя семества Садр: Мохаммад Бакр ас-Садр и Садек ас-Садр. Мухаммада убили еще в 80-м, а 18 февраля 1999 года машина Садека ас- Садра была расстреляна автоматчиками около его дома в Наджафе, погиб и он и двое из четырех его сыновей – практически не у кого не было сомнения, что ликвидация произошла по приказу Саддама. Последававшие за этим выступления сторонников убитого унесли жизни еще двухсот шиитов – но превратили в народного героя молодого сына покойого, Муктаду ас-Садра, лидера идущего сейчас шиитского восстания. Еще при жизни Садек повелел своим последователям, в том числе и сыновьям, считать верховным авторитетам в вопросах исламского закона аятоллу из иранского Кума Казима аль-Хаири. Таким образом после убийства Садра вся полнота власти над его сторнниками оказалась в руках Ирана. 8 апреля 2003 года, за день до официального падения Багдада, аль-Хаири издал фетву (религиозное предписание), в котором приказал ираксим шиитам бороться против «американской оккупации» и назначил верховным руководителем этой борьбы Муктаду. А еще за день до этого, 7 апреля, сторонники Садра взяли под контроль Саддам-сити – двухмилионный шиитский район Багдада, захватив полицеские участки и склады с оружием. Сам район был переименован в Садр-сити – в честь убитого Саддамом Садека – или же в честь его сына Муктады. Каждый был волен понимать по-своему.
Однако доминировать среди ираксих шиитов продолжали противники влияния Ирана. Муктада – молодой человек, не только не аяттола, но, строго говоря, даже не мулла, на тот момент не имевший никакого авторитета как духовный деятель. Среди его сторонников преобладала беднота, деклассированная молодежь. Все основные шиитские лидеры Ирака продолжали быть противниками иранского влияния – и именно их поддерживала наиболее состоятельная часть общины.
Верховным авторитетом для иракских шиитов являлся аятолла Абдул Маджид аль-Хои, как и Муктафа Садр, сын убитого по приказу Саддама духовного лидера. Но, в отличие от Муктафы, он имел звание аятоллы – высшего шиитского богослова. Аль-Хои вернулся в Ирак из лондонского изгнания и был сторонником строительства в Ираке, в союзе с американцами, режима на основе принципов шиизма – но в нехомейнистской его версии. 10 апреля 2003 года аятолла был зарублен топорами прямо в мечети Али в Наджафе. В марте 2004 г. иракский суд выдал ордер на арест ас-Садра по обвинению в убийстве аль-Хои – что и послужило толчком к восстанию.
Другой руководитель иракских шиитов аятолла Мохаммад Бакр аль-Хаким 29 августа 2003 г. был взорван вместе с толпой своих сторонников в святом городе Наджафе, после того, как закончил молитву в главной святыне шиитского ислама, в мечети Али (месте убийства и аятоллы Аль-Хои). Вместе с ним погибло 126 человек. Аль-Хаким являлся главой "Высшего совета исламской революции в Ираке", провел в изгнании в Иране 23 года. Однако в отношении будущего Ирака он был единомышленником Аль-Хои, так, в начале июня 2003 года в интервью саудовской газете "Аль-Хаят" он заявил: "Иракские богословы не издавали никакой фетвы, предписывающей нападать на американцев, так как эти нападения лишь создадут новые проблемы. Сопротивление оккупации должно быть мирным".
Всего же после свержения Саддама в Ираке были убиты 24 крупных религиозных деятеля (подавляющее большинство – шииты, стоявшие на антихомейнистских позициях).
Сейчас высшим духовным авторитетом Ирака является аятолла Али Систани. Он провел последние десять лет правления Садама под домашним арестом, пользуется огромным авторитетом в религиозных вопросах, но принципиально выступает против вмешательства духовенства в политическую жизнь, поддерживает линию покойного аль-Хои, но проводит ее в жизнь довольно нерешительно, к тому же не имеет своих силовых формирований. В начале выступления ас-Садра он был однозначно против вооруженной конфронтации с американцами, теперь осторожно заговорил о ее поддержке.

«Садру удалось оседлать политический процесс»

Позиции Муктада ас-Садра укрепляет и то, что семья Садр арабского, ирако-ливанского, происхождения, тогда как Систани до сих пор говорит по арабски с легким персидским акцентом. Он, как и очень многие среди противников Садра в высшем шиитском духовном руководстве Ирака, является этническим иранцем.
В результате стороники Садра стремительно наращивают влияние.
Раньше большинство шиитов являлись сторонниками линии аль-Хои – стрительство под американским зонтиком альтернативного Ирану шиитского центра, но с каждым днем продолжения боев Садр, а значит и Иран, укрепляет свое влияние.
Размах восстания среди суннитов тоже ширится. Если на начальной стадии америкаские официальные лица уверенно заявляли, что основные участники – бывшие функционеры БААС, то около месяца назад их тон изменился. Так, в опубликованной в The New York Times статье Джеймса Рисена говорится, со ссылкой на американскую разведку, о том, что восставших стали поддерживать и лидеры племен, напрямую не связанных с Саддамом. В рамках борьбы против американских войск позиции суннитов и шиитов все более сближаются. В той же статье приводится свидетельство Хассана аль-Аттийя, исполнительного директора Иракского фонда Развития и Демократии, базирующегося в Багдаде. По словам этого шиитского деятеля, многие шииты, изначально не являвшиеся сторонниками Садра, теперь сочувствуют ему. Парадоксальным образом, приближение 30 июля 2004 года, даты прередачи гражданской власти в стране местному правительству, только увеличивает число недовольных Америкой. Пока страной правят чужаки, «равноудаленные» от всех местных группировок. Но власть-то они будут вынуждены передать кому-то конкретно – и значит, одна или несколько групп получат преимущества над всеми остальными, оттеснят их в сторону. В коррумпированных восточных обществах пирога всегда не хватает на всех, и знающие что самое теплое место уготовано не им, пополняют лагерь противников Америки. «Садру удалось оседлать политический процесс» - заключает аль-Аттийя.
В той же статье говориться, что, по информации «некоторых чиновников Пентагона и правительства», ливанская Хизбалла играет ключевую роль в шиитском востании, а связанный с ней Исламский Джихад имеет в Ираке сеть представительств, и что поддерживаеи всю эту сеть именно Иран. Правда, газета приводит и мнение «представителей ЦРУ», опять же неназванных. Согласно им «нет доказательств того, что Хизбалла уже объединила силы с иракскими шиитами. Однако Хизбалла сумела значительно укрепиться в поствоенном Ираке». По приводимой газетой оценке экспертов, Хизбалла вообще располагает одной из наиболее эффективных и опасных оперативных сетей в мире. Собственно, разногласия американских спеслужбистов тут непринципиальны: все признают, что Хизбалла и Исламский Джихад имеют в Ираке прочную базу, и если даже вчера Иран еще не отдал приказ о выступлении, за то время, что Вы читаете этот материал, ситуация вполне могла измениться.
За последние недели эту точку зрения поддержали практически все ведущие американские СМИ. Так, 27 апреля 2004 г. американское аналитическое он-лайн издание WorldNetDaily, сообщило, со ссылкой на американские разведывательные источники, что за последние месяцы множество членов Хизбаллы было послано в Ирак, где создана сеть представительств организации. Сейчас они заняты установлением контактов с местными шиитами и антиамериканской пропагандой, и их цель состоит в создании фундамента для будущих вооруженных действий. Более того, по сообщению агенства, с 2001 года Хизбалла утроила свой ракетный арсенал, теперь, в числе прочего, в ее распоряжении находятся советские наплечные ракеты (ПЗРК) SA-18 (Игла 9К39) класса земля-воздух. Они считаеются весьма эффективными, имеют дальность поражения до 5,2 км, и эти ракеты тоже перебрасываются в Ирак
Меняется и позиция шиитских духовных лидеров: самый автритетный из них аятолла Али Систан выпустил фетву, в котрой поддерживает выступление Садра поротив американцев, правда призывая при этом искать мирное решение конфликта.

Активный нейтралитет Ирана

Америка с самого начала опасалась вмешательства Ирана. Еще до начала вторжения в Ирак министр обороны США Дональд Рамсфелд предупредил Иран о том, что если силы "Верховного совета Исламской революции в Ираке" – шиитской оппозиционной группировки, базирующейся в Иране, начнут стрелять в американцев, это будет рассматриваться Вашингтоном как враждебные действия со стороны самого Ирана. 28 апреля 2003 он повторил это предупреждение, добавив, что поддерживаемые Ираном шиитские силы, в частности, сотни бойцов Верховного Совета, уже находятся в Ираке и "создают угрозу". А специальный представитель Белого дома по связям с иракской оппозицией Залмай Халилзад обратился к иранским представителям в Женеве с просьбой о помощи в случае непредвиденного приземления самолетов на территории Ирана. Халилзад добивался также заверений, что иранские вооруженные силы не начнут на каком-либо этапе войны собственных военных действий. По сообщениям иранских источников Тегеран дал согласие по обоим вопросам, заявив, что будет занимать позицию «активного нейтралитета, а там, где это будет возможно, – помогать Соединенным Штатам, защищая собственные законные интересы в постсаддамовском Ираке».
Восточные речи сладки как халва, но плоды этой "помощи" Вашингтон уже начинает чувствовать.
В марте 2004 года итальянская разведка представила парламенту Италии отчет, где говорилось, что Иран тратит 70 миллионов долларов в месяц на поддержку иракских сил, ведущих борьбу с американцами.
Нейтралитет оказался действительно активным, но при этом Иран тщательно старался не давать США никаких конкретных поводов к обвинениям.
Тем не мненее, во второй половине апреля 2004 американцы высали из Багдада иранского поверенного в делах Хассана Каземи Коми. Он был обвинен в том, что возглавлял иранскую разведывательную сеть в Ираке, а 20 апреля в Багдаде был застрелен неизвестными иранский дипломат, после чего 21 апреля 2004 г., министр иностранных дел Ирана Камаль Харази заявил, что "в настоящий момент политический диалог с США прекращен. Он ни к чему не ведет, американцы дают обещания, но не выполняют их".
Однако игнорировать влияние Ирана американцы не могут. 20 апреля 2004 года, за день до заявления министра, и в день убийства иранского дипломата, страну посетила (естественно, такой визит невозможен без разрешения американцев) иранская правительственная делегация во главе с сотрудником иранского МИДа Хуссейном Садехи. По сообщению агентства ИРНА, она встречались с шиитскими духовными лидерами и членами Иракского Государственного Совета.
Даже сейчас, при всей неустойчивости ситуации в Ираке, от четырнадцати до пятнадцати тысяч иранских паломников пересекают КАЖДЫЙ ДЕНЬ ирано-иракскую границу, что бы посетить святые шиитские места. Контролирующая блокпосты иракская полиция имеет приказ не пропускать "агентов спецслужб, потенциальных террористов, бойцов Корпуса Стражей Исламской Революции", но нереальность этой инструкции понятна всем.

В течение 23 лет в Иране базируется «Верховный Совет исламской Революции в Ираке», чьи вооруженные формирования, Корпус Бадра, обучаются Корпусом Стражей Исламской Революции. Кроме того, иранцы организовали вооруженные формирования из иракских шиитов, взятых в плен в ходе войны с Ираком. Сейчас они насчитывают сорок тысяч бойцов.

Для того, что бы создать американцам неразрешимые проблемы нет никакой надобности задействовать иранскую армию - достаточно перебросить туда все эти шиитские милиции. Пока американцы имеют дело лишь с Армией Махди Ас-Садра, которая насчитывает около трех тысяч человек. Если же все эти силы окажутся на территории Ирака, ситуация для американцев обостриться на порядок. Проникнуть через границу одетым в обычную одежду бойцам шиитских милиций нетрудно. Некоторая проблема лишь пронести вооружение, но в этом и нет острой необходимости - ехать в современный Ирак со своим оружием - все равно, что в старое время в Тулу со своим самоваром.

Рассчитывать на созданные ими иракские вооруженные силы американцы не смогут. Уже сейчас, как заявил 22 апреля 2004 телекомпании NBC командир американской Первой Бронетанковой дивизии генерал-майор Мартин Демпси, 40% личного состава иракских сил безопасности уклоняются от действий против повстанцев. А по сообщению другого "высокопоставленного военного представителя" (имя его NBC не привела) во время боев в Фалудже и Наджафе 10% иракских сил безопасности "действовало против американцев".
Кроме всего прочего, эти факты делают невозможным выполнения обещания администрации о том, что в ближайшее время американские войска будут выведены из городов и власть там будет передана иракцам.

Перейдет ли Ирак под иранский контроль?

Пока в Ираке находятся американцы, ввод туда иранских сил представялется абсолютно нереальным. Иранская армия не способна пртивостоять американской, попытка вторжения быстро приведет к разгрому всего Ирана.
Другое дело, если америкнцы уйдут…
Однако и Буш и демократы неоднократно заявляли, что не собираются выводить оттуда войска. Контроль США над Ираком вообще, над нефтяными местрождениями и путями ее транспортировки в особенности, жизненно важен для национальной безопаности Америки – именно так видит это дело весь крупный американский бизнес и политики двух ведущих партий.
Но хотеть мало, надо еше и мочь. Тем более, что в последнее время Чейни, желая подхлестнуть дальнейшее падение рейтинга Буша, начал говорить о необходимости вывода войск.

Надо сказать, что деятельность США в Ираке привела к поразительным результатам: такое впечатление, что они сознательно расчищают дорогу для иранской экспансии и для превращения страны в плацдарм шиитской исламской революции.
Сначала США убрали Саддама Хусейна, неремиримого врага Ирана, который топил в крови малейшие проявления исламского радикализма.
Затем проглядели становление у себя под носом проиранских вооруженных формирований. Ведь позиция ас-Садра и его связь с Ираном не были секретом – и, тем не менее, США не препятсвовали его людям захватить саддамовские оружейные склады в Саддам-Сити. Это еще можно списать на хаос первых дней после свержение Саддама – как и то, что американские спецслужбы не смогли воспрепятствовать людям ас-Садра (то есть иранским агентам) ликвидировать своего главного союзника и противника Ирана аятоллу аль-Хои.
Но вот почему Садру дали спокойно создавать свои вооруженные отряды? Еще в июле 2003 года его милиция напала в на антииранских шиитов, силой пытаясь захватить контроль над главными шиитскими святынями в Наджафе и Кербеле. В последнем городе произощли и столкновения с американскими морскими пехотинцами.в ходе которго были убиты 9 шиитов.
А в августе 2003-го ас-Садр организовал беспорядки уже по всему Ираку – в Самарре, Басре и Багдаде, и публично объявил о формировании своих боевых отрядов, «Армии Махди» - которую американцы и не подумали разоружить. А ведь за месяц до начала восстания Садр побывал в Иране. Более того, как уже было сказано, в марте 2004 г. иракский суд выдал ордер на его арест по обвинению в убийстве Аль-Хои. Разве трудно было предположить, что Садр предпочтет не приятное общество американских тюремщиц, но использовать имеющиеся у него вооруженные силы для своей защиты. Однако никаких превентивных мер американцы не предприняли. Наконец сам ход вооруженной борьбы тоже вызывает недоумение. В конце концов, в распоряжении ас-Садра всего три (по самым щедрым подсчетам пять) вооруженных легким стрелковым оружием плохо обученных бойцов – и их в течение месяца не может разгромить трехсоттысячный американский корпус ?! Что же произойдет, если в Ираке начнут действовать десятки тысяч стоящих в Иране шиитских вооруженных формирований? Плюс сеть Хизбаллы и Исламского Джихада?

Несколько вероятных сценариев амекриканского ухода из Ирака:

1.Буш обещал, что в ближайшее время американские войска будут выведены из городов и власть там будет передана иракцам. О том, что иракская армия ненадежна, что в ходе боев в Наджафе 10% ираксих «правителтьственных» сил воевали против американцев, мы говорили выше. Однако вполне возможно, что Буш посчитает для себя невозможным в преддверии выборов отказаться от этого плана – тогда после выборов власть плавно перейдет прямо в руки поддерживаемых Ираном шиитов.

2. Пока администация Буша демонстрирует нечувствительность к потерям живой силы – каждодневные сообщения о новых погибших не вызвали серьезного общественого давления. Однако, если произойдет мега-терракт, с десятками или сотнями жертв, да еще в предверии выборов - Буш, вполне возможно, будет вынуждены вывести войска. Вспомним, что именно таким образом американцы были выдавлены из Ливана во время гражданской войны там.

3. Возможно возникновение ситуации, при которой американцы будут вынуждены срочно вмешаться в события в других регионах. Так, только в последние несколько лет произошли слобытия, каждое из которых могло превратитьс в крупный конфликт, угрожающий жизненным интересам США:
Мятеж исламских сепаратистов на острове Суматра в 2001 году привел к временной остановке предприятий, снабжающих Японию природным газом. В 2003 году производство нефти было прервано в Венесуэле, где фактически разразилась гражданская война между президентом Уго Чавесом и его противниками, а также в Нигерии – в результате межэтнической напряженности и региональных конфликтов. События в этом направлении продолжают развиваться - стоит вспомнить и вспыхнувшее в само начале мая 2004 г. мусульманское восстание в Таиланде. Горячих точек в мире хватает. О существовании многих из них мы узнаем лишь в тот момент, когда "внезапно" вспыхнет тлеющее, иногда веками, пламя. Пусть в каждом отдельном месте возможность этого и не велика - но в совокупности возгорание где-то на планете в ближайшие годы «мирвового пожаора» более чем вероятно.

В этих условиях американцы будут вынуждены эвакуировать Ирак. Сохранить за собой контроль над нефтяными вышками и терминалами они при этом будут жизненно заинтересованы - и вполне вероятным представляется договоренность с шиитами (то есть стоящим за ними Ираном) о том, что те не будут препятствовать американцам их контролировать, а американцы, в свою очередь, предоставят иранцам свободу действий на остальной территории Ирака. Нельзя исключить и варианта, при котором Иран сам организует конфликт в какой-либо удаленной точке - что бы побудить американцев уйти. Иранская разведка вполне доказала свой профессионализм и умение эффективно работать в различных, самых удаленных, уголках планеты. То, что американцы не смогли избежать классической ошибки - войны на два фронта, - должно звучать очень обнадеживающее для иранских стратегов.
Американцы могут также уйти из Ирака в том случае, если в ближайшие пять-десять лет понизится роль иракской нефти, в случае перехода на газ или новые источники энергии.
Если и не в этом году, то в течение, скажем, пяти лет переход Ирака под иранский контроль, очень вероятно, станет фактом.

Шиитский пояс

Надо учесть еще, что во многих странах региона – Кувейте, Бахрейне, Йемене, Пакистане, Сирии имеется значительное шиитское меньшинство – везде обездоленное и эксплуатируемое суннитами.
Особенно показательна ситуация в Бахрейне и Саудии.
В Бахрейне шииты составляют большинство населения, но практически порабощены городским ваххабитским меньшинством.
Ужасно и положение шиитов Саудовского королевства, где они подвергаются средневековой дискриминации. При этом шииты Саудии населяют нефтяносные районы (именно в шиитских землях почему то находится значительная часть нефти). Во всех этих странах началось в последние годы шиитское пробуждение. Так, совсем недавно сотни саудовских шиитских деятелей направили королю петицию с требованием улучшения своего положения – подобную «наглость» они никогда ранее себе не позволяли.

Во всем регионе, не только в Ираке, идет сейчас стремительная иранизация и те, кто занимаются планированием политики Израиля, обязаны принимать во внимание высокую вероятность образования «шиитского пояса» под контролем Ирана.

Освобождение Иерусалима –
вот лейтмотив иранской пропаганды с начала исламской революции, маршрут Ирак – Израиль давно проложен в голове любого иранского танкиста. Если иранские войска войдут на пути в «Аль-Кудс» в Иорданию, будет трудно прогнозировать, против кого станет воевать королевская армия, против иранцев или в союзе с ними против Израиля, ведь военной компании наверняка будет предшествовать и пропагандиска обработка. В любом случае, терять иранцам особо нечего – существующая израильская военная доктрина и отсутствие во власти сил, ставящих реальной политической задачей восстановление Израиля в обетованных границах от Нила до Евфрата дает Ирану уверенность, что Израиль в случае неудачи иранского вторжения не перейдет в контрнаступление и не будет угрожать вторжением ни в Иран ни в Ирак. И в случае поражения иранская армия просто оставит Иорданию и уйдет обратно залечивать раны. В случае же победы – приз велик. А своих убитых аятоллы все равно не считают. Тем более, что для сохранения режима аятоллы как воздух заинтересованы в войне, даже не самой победоносной.

Итак, подведем итоги:

Юг Ливана уже превращен в иранский анклав, Хизбалла по сути часть иранской армии. В случае ухода из Газы Иран неминуемо физически появится там, а также закрепится в Иудее и Самарии, в какой-то степени и в Галилее, Хайфе, Лоде и Негеве. Вероятность того, что он возмет под контроль Ирак и вплотную приблизиться к нашим границам – имеется, и довольно велика. Если в начале ирако-американского противостояния добровольное присоединение иракских шиитов к Ирану и распространерние контроля Ирана на Ирак просто не могло рассматриваться как реальный вариант, то в настояшее время это почти единственно возможный путь развития событий. Самый вероятный уж точно. Желая того или нет, американцы расчистили поле для прямого ирано-израильского взаимодействия.

Так что столкновения в секторе Газа можно воспринимать как бои на южном ирано-израильском фронте. Пока - как бои местного значения.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments