рав Авром Шмулевич (avrom) wrote,
рав Авром Шмулевич
avrom

Categories:

Кавказская война – это ловушка, в которую угодила Российская империя.

Кавказская война – это ловушка, в которую угодила Российская империя.

Авраам Шмулевич

Кавказская война была не нужна России.
России был нужен выход к морю. Это была цель политики России после того, как она перестала быть частью Золотой Орды (в связи с экономическим кризисом и распадом последней).
Имелось два возможных пути наступления: по направлению к Чёрному и по направлению к Балтийскому морям.
(Хотя нужно отметить, что в России т  уже имелся один выход к морю – к  Белому морю через Архангельск. А также другие посты порты: Мангазея и прочее, но в основном Архангельск. Через него несколько месяцев году шла торговля с заграницей, заходили туда британские, голландские шведские корабли. Благодаря этому шло «своение Сибири,» то есть, завоевания и торговая экспансия. Но построив Петербург, Пётр Первый запретил торговлю с заграницей через Архангельск. Что бы загрузить петербургский порт. Петербург находился в крайне неудачном положении для превращения его в «торговые ворота»  - вдали от дорог, в регионе. в котором не было ни промышленного, ни сельскохозяйственного производства. Эта мера – запрещение торговли через Архангельск – привела к опустошению Сибири, к тому, что многочисленные русские города и порты на побережье Ледовитого океана - Мангазея и другие -  были покинуты. Вобщем, это была катастрофа. 
Но мы отвлеклись.
Итак, начиная с Ивана Грозного, Россия пыталась обеспечить выход к морям. Причём наступление шло сразу и по направлению к Балтийскому и по направлению к Черному морям.
Эту задачу попытался решить Иван Грозный. Он построил Тарки - первое укрепление на тёрке на реке Терек, заключил союз с Кабардой и т.д. Одновременно  пытался пробиться и к Балтике,  начал Ливонскую войну.  До этого взял под контроль Волжский бассейн,  волжский торговый путь к Каспию,  и взятием Астрахани обеспечу выход в Каспийское море. Но Иран как торговый партнёр когда уже утрачу серьезное значение.
И кончилось все тем, что  Российское государство надорвалась, решая эту задачу.
Наступил период смуты, распада, и снова  экспансию Россия   смогла возобновить уже при Петре.
После восшествия на престол Петра I Российская империя ставит основной государственной задачей выход к морям, как к северным, так и к южным — Черному и Каспийскому.
Летом 1722 года Петр I в последний раз возглавил свою армию и флот. Император двинулся на Каспий – он мечтал об открытии нового пути в Индию; его манили шелк, пряности и другие богатства Востока, которые бы пошли на рынки Европы через Россию. Русские войска заняли Дербент, Баку и иранскую провинцию Гилян; по договору 1723 года эти земли были уступлены Ираном России.
Именно Персия и Индия, а также контроль над проливами – Босфор и Дарданеллы – считались главной  целью завоевательной политики и реально являлись необходимыми Империи.
Но наступление и тут окончилось неудачей. Петр вынужден был отсупить.
Лишь выход к Балтийскому мор был «прорублен». Но, как я уже сказал выше, с экономической точки зрения это было не особо полезным. А выход на юг «пробить» не удалось. Наступление Пётр вёл по двум направлениям. Одно на Чёрное море – Прутский поход. Второе – сторону  Персии.
Тут не планировалось   увязать на Кавказе, про  завоевание кавказских гор никто не думал.
Пётр хотел взять под контроль побережье   Каспийского моря, – Дербент, что обеспечить себе выход в Гелан (то есть провинции Персии,  лежащие у Каспийского моря). Далее открывался путь на юг любых в направлениях: в Индию, саму Персию и так далее Россия становилось соперником европейских колониальных держав. Но, как известно, этот поход Петра провалился. Экспансию на юг возобновилось снова  меньше чем через 100 лет, при Екатерине. В конце концов, Россия овладела Крымом и Черноморским побережьем современной Украины – Хаджибей (Одесса).
Но Россия обнаружила, что она оказалась в «турецком озере». Необходимо было для развития безопасной беспрепятственной торговли и политической и военной экспансии взять под контроль выход из Чёрного в Средиземное море - Босфор. (Ещё в последней трети 19-го века слухи о политических осложнениях в отношениях с Турцией, которые могли привести к возможному  закрытию Турцией проливов, вызывали обвал цен на зерновой бирже на юге России (Владимир Жаботинский,  «Пятеро»).  То есть, нужно было или непосредственно  взять под контроль Стамбул, или посадить там свое зависимо от России правителя, сделать Османской империи зависимой от России.
Теоретически у России имелась три возможных пути наступления – как явствует из географической карты.  .Прямо как в архетипической русской сказке по три пути и камень, их указываешь указывающий.
Первый-  прямой десант, прямая атака на Стамбул. Понятно, что эта задача была что физически невыполнима, она оказалась не под силу даже британской армии в первую мировую войну.
 Далее – два возможно сухопутных маршрута наступления: направо и налево.
Или через Дунайские княжества, Балканы, Греция Румыния, то есть через равнинные земли, населённые христианскими народами.  потенциально союзными   России и в и враждебными туркам. Напомню, что Бессарабия стала частью российской империи уже в начале 19-го века, Греция независимой в 20-х гг. 19-го века, после  греческая восстание в двадцатых годах, и так далее.
Второй путь - через Южный Кавказ,  современная Грузия, Азербайджан. Карс, т.е часть географического  Кавказа, принадлежащая ныне Турции,   далее горы центральный Анатолии,  весь Анатолийский полуостров - и Константинополь, наконец. Этот путь пролегал по трудной местности, необходимо было бы преодолеть сопротивление курдов и турецких племён центральной Анатолия, он был бы долог и, я думаю  нереален. И занял бы ту же сотню лет, которую шла Кавказская война, или даже более.

При этом, даже при осуществлении данного сценария, Северный Кавказ совершенно не обязательно было завоевывать, его можно было спокойно оставить в тылу, никаких попыток завоевать, так сказать, Россию   северокавказские народу  - ни черкесы, ни чеченцы, ни прочие - предпринимать бы не стали. Тем более, напомню, что Кабарда была на протяжении уже пары столетий союзником России. Нужно было следовать плану Петра - лишь взять под контроль береговую линию Каспийского моря, а далее Грузию и азербайджанские ханства, причем их можно было даже и не завоевывать, не  делать административной частью империи. Наоборот. Сделать союзниками России, в том числе ив наступлении на Турцию. . 
Но этот путь, повторяю, был малый очень сложен и нереален. И если бы Россия пошла по нему, то она завязывал бы в центральной Анатолий на те же 100 лет.
Лучше всего было бы действовать на западном направлении - через Румынию, Болгарию, Грецию, не трогая даже Грузию, не лишая независимости. Договор с Грузией. собственно, это и предусматривал,  Россия его просто нарушила.
При этом легко было бы добиться положения, при  котором и Северо-Кавказский народы, и Грузия, и азербайджанские ханства были бы противниками Порты, воевали бы с ней на границе, сковывая какую-то часть войск.
Вместо этого Россия полезла именно на Северный Кавказ,  ликвидировав сначала после долгой войны своего союзника Кабарду, и затем увязнув на десятки лет в горах Чечни и Дагестана и Черкесии. Только после окончательного покорение Кавказа Россия смогла возобновить экспансию, и на западном направлении  начать наступление на Турцию, но было уже поздно. Имелось еще направление,  на котором она тоже могла бы начать наступление,  если бы не завязла на Северном Кавказе и не  опоздала  - экспансия в сторону Индии, Персии, и так далее. В этом направлении Россия смогла на несколько месяцев прорваться лишь в ходе Первой мировой, выйдя к Евфрату, и затем еще через десятилетия – рывок в Афганистан.
Успешная экспансия на Восток, в сторону Центральной Азии и далее Ирана и Индии началась лишь после «покорения Кавказа», 1864-1868, война с Кокандским ханством и Бухарским эмиратом.
Лишь 1898-м году Россия вышла на современную  таджико-афганскую границе, к Кушке, то есть подошла к владениям Британской империи. Которые уже прочно  утвердилась в Индии. Если бы Россия начала наступление в начале 19-го века, то она могла бы выйти на то, что сейчас   называется Северная Индия и Пакистан, к Британской Индии конца 19 века и к Персидскому  Заливу - раньше Британии.   Собственно, план такой имелся: разработанные Наполеоном в союзе  с Павлом Первым, (то есть, это  план, разработанный именно  рукой Наполеона, им лично) - поход в Индию французских и русских войск. Были уже приготовления, и военные, и логистика, например, организации Букеевской орды, и так далее. Но Павел был убит англ. разведкой, и все было отменено. Но это уже другая немножко история.
Итак. Завоевание Северного Кавказа было абсолютно не нужно России с точки зрения имперской экспансии и экономического развития. Оно задержала её экспансию на 100 лет. Война на Кавказе затормозила и военное развитие России. Поскольку кавказский театр военных действий был совершенно уникальным, и все навыки, которые российская армия   приобретала в ходе этих военных действий, нигде более применить она не могла. Это была война  в горно-пересечённой местности с противником, действующим мобильными небольшими отрядами, при этом у противника не имелось ни артиллерии, ни современных технологий строительства  укреплений. Соответственно, не развивалась ни российская артиллерия, ни   военно-тактическое искусство,  которые  могли пригодится для войны против современных армии. Я напомню что год окончания Кавказской войны - это год,  когда впервые были применены в боевой обстановке пулемёты и подводной лодки.
Остановилось даже развитие стрелкового оружия, стрелковое оружие русской армии стало уступать по качеству оружию горцев.
«Кавказ покорили нарезные ружья, введенные в тамошние войска только после Севастопольского урока. В сороковых же годах наше оружие было ужасно плохо. Это были гладко-ствольные кремневые ружья, которыми стрелять далее чем на сто шагов было бесполезно: между тем горцы были вооружены винтовками, бившими более чем вдвое дальше. Позднее нам дали по нескольку штуцеров на батальон, тогда как надо было все войска вооружить штуцерами, и тогда кавказская война была бы окончена. Жалко было смотреть на кавказских солдат; – лучшее в мире войско, и вооруженное неизмеримо хуже, чем те дикари, с которыми велась война»!  [Бельгард В.А. Автобиографические воспоминания Валериана Александровича Бельгарда. -  // Русская старина. Томъ XCVII. 1899. Выпуски 2. Февраль. С. 413.].
Тормозилось развития флота. В течении десятилетий Черноморскому флоту противостояние примитивные суда Черкесов, в начале войны они  ещё пытались даже атаковать русские суда, конечно, безуспешно. В дальнейшем задачей флота была лишь блокада побережья против маленьких мобильных судов и огневая поддержка   десанта и его высадка    при этом противник   не имел даже артиллерии. То есть флот не имел стимула к развитию. И когда на последнем этапе Кавказской войны Черноморский флот, который на протяжении десятилетий был самым активным в боевом отношении флотом России, столкнулся с современным флотом (в Крымскую войну), оказалось что российские корабли годны в противостоянии с ним только на то, чтобы их затопить.
Великой военной державой можно стать, только имея противником – реальным или потенциальным - сильную и современную армию. До уровня которого надо подтягивать свою армию, и стараться его превзойти. Такое положение было, например,  при становлении Российской Империи, во время Северной Войны. Петр называл шведов своими учителями, потому, что шведская королевская профессиональная армия действительно была хорошим образцом для подражания, вплоть до того, что в первое десятилетие XVIII века, чтобы научить солдат сражаться, русские командиры вызывали пленных шведов и приказывали им учить  солдат. [ Курукин Игорь. Северная война. – ПостНаука, 20 марта 2016. // https://postnauka.ru/video/61508].

Еще надо отметить цену кавказской войны для экономики.  Эскалация Кавказской войны (Ермоловым) началась на фоне чудовищного экономического положения, вызванного войной с Наполеоном 1812 г.
Cтолетняя кавказская война стоила России очень дорого.
«В последние годы войны на Кавказе мы должны были держать громадные силы: пехоты 172 батальона регулярных, 13 батальонов и 7 сотен иррегулярных; конницы 20 эскадронов драгун, 52 полка, 5 эскадронов и 13 сотен иррегулярных, 242 полевых орудиях. Общий годовой расход на содержание этих войск достигал 30 млн. рублей» —  вспоминал Дмитрий Алексеевич Милютин, в ту пору уже граф и военный министр. В конце войны российская армия на Кавказе насчитывала 300 тыс. человек, ежегодные потери составляли по 30 тыс. человек. На войну уходила шестая часть всего государственного дохода. [Милютин Д. А.. Воспоминания. 1856—1860. М., 2004. С. 198.].
Кавказ и после его окончательной оккупации оставался тяжелым бременем для экономики империи. Сразу по окончании Кавказской войны государство выделяло на нужды этого региона 44 560 000 рублей, при этом получая в виде доходов всего лишь 15 400 000 рублей. [Фадеев Р. А. Кавказская война. - М., 2003.]. Кавказ оставался убыточным до самого конца империи.


Во многом Россия увязла на Кавказе из-за генерала Ермолова, именно он был инициатором окончательного разворота экспансии в глубь Кавказских гор и. фактическоюго свертыванию ее в других направлениях.
О нём с большим пафосом Александр Сергеевич Пушкин пишет и своему брату: «Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением. Дикие черкесы напуганы, древняя дерзость их исчезает. Дороги становятся час от часу безопаснее, многочисленные конвои излишними. Должно надеяться, что эта завоёванная сторона, до сих пор не приносившая никакой существенной пользы России, скоро сблизит нас с персиянами безопасною торговлею, не будет нам преград в будущих войнах – и, может быть, сбудется для нас химерический план Наполеона в рассуждении завоевания Индии». [Из письма А.С. Пушкина брату Л.С. Пушкину. 24 сентября 1820 г.]. ..  Излишне говорить, что конвои «стали излишними» только через пятьдесят лет, война длилась еще почти полвека.
Политика Ермолова привела к прямо противоположному результату. Российская Империя завязла на Северном Кавказе на пол-века, и безнадежно отстала как в имперской гонке вообще, так и в военном развитии.

Отрывок из готовящейся книги: Авраам Шмулевич. "Кровь Красной Поляны. История геноцида черкесов Российской Империей".

Tags: Кавказская война, Кровь Красной Поляны Материалы для книги, Мои тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments