Авром

Естественные границы Государства Израиль - Границы Эрец Исраель (Земли Израиля), Земли Обетованной

Естественные границы Государства Израиль - Границы Эрец Исраель (Земли Израиля), Земли Обетованной





Эрец Исраель, Земля Израиля. Земля обетованная - полные границы




Герб Международного Гиперсионистского Движения "Беад Арцейну" ("За Родину!")


Границы от Нила до Евфрата – это естественные границы. Они являются природными границами региона и соответствуют законам геополитики, поскольку здоровые, устойчивые, естественные границы всегда проходят по природным рубежам. Границы Земли Израиля идут по Таврским горам (это и сегодня граница между Сирией и Турцией), побережью Средиземного Моря, восточному рукаву дельты Нила – западному краю Синайской пустыни, по северному краю Аравийской пустыни (одной из самых непроходимых пустынь мира) и по реке Евфрат.

Достигнуть этих границ – предписывающая заповедь Торы. Согласно перечню Рамбана это: "Четвертая заповедь. Заповедано нам владеть землей, которую Б-г дал нашим праотцам - Аврааму, Ицхаку и Яакову, и не оставлять ее в руках иноплеменников, или совсем незаселенной. Как сказано: “И овладейте землею и поселитесь на ней, ибо вам дал Я эту землю, вступить во владение ею”. “И наследуйте землю, о которой Я клялся отцам вашим”. Земля эта внутри ее границ только наша, и специально указал Он ее границы: “И идите к горе эмори и ко всем соседям его на равнине, на горе и в низине, и на юге и на побережье морском” - сообщить, что нельзя отрывать от нее ни пяди".


То, что народ Израиля будет владеть всей территорией Земли Израиля, существование еврейского государства именно в этих граница – есть обещание Создателя:


Берейшит(15: 18): В тот день заключил Господь с Аврамом завет, говоря: Твоему потомству дал я эту землю от реки Мицраима до великой реки, реки Прат.


Дварим (1:7-8): Обратитесь и отправляйтесь в путь, и идите к горе эмори и ко всем соседям его на равнине, на горе и в низине, и на юге и на побережье морском, на землю кенаани и к Леванону до потока великого, потока Прат. Смотри, Я дал пред вами землю. Идите и владейте землей, о которой клялся Господь вашим отцам Аврааму, Ицхаку и Йаакову, дать (ее) им и потомству их после них.


Дварим (11:22-25): Ибо если строго соблюдать будете всю эту заповедь, которую заповедую вам исполнить, любить Господа, Б-га вашего, ходить всеми путями Его и держаться Его; То изгонит Господь все эти племена от лица вашего, и овладеете вы племенами, которые больше и сильнее вас. Всякое место, куда ступит ваша нога, вам будет оно, от пустыни и Леванона, от потока, потока Прат, и до моря крайнего будет предел ваш. Не устоит никто пред вами; страх и ужас пред вами наведет Господь, Б-г ваш, на всю землю, на которую ступите, как говорил Он вам.


Йеошуа (1:1-4): И было, после смерти Моше, раба Г-сподня, сказал Г-сподь Йеошуе, сыну Нуна, служителю Моше, говоря: Моше, раб Мой, умер; встань же теперь, перейди через Ярдэн этот, ты и весь народ этот, в землю, которую Я даю им, сынам Исраэля. Всякое место, на которое ступит стопа ноги вашей, даю Я вам, как говорил Я Моше. От пустыни и Леванона этого до реки великой, реки Прата, – всю землю хэтийцев, – и до Великого моря к заходу солнца будут пределы ваши.


Йешайа, (27:12-13): И будет в тот день: обивать будет Г-сподь (плоды Свои) от потока реки (Прат) до реки Египетской, и вы собраны будете по одному, сыны Исраэйля. И будет в тот день: вострубят в великий шофар, и придут пропавшие в земле Ашшурской и заброшенные в землю Египетскую, и будут они поклоняться Г-споду на горе святой в Йерушалаиме.


Стратегической целью развития государства Израиль должен быть выход к этим, обещанным нам Б-гом, границам. Только контроль над всей территорией Земли Израиля обеспечит нам прочный мир. До тех пор, пока мы не поставим перед собой эту цель, будем согласны с тем, что чужие оккупируют хотя бы часть нашей исторической Родины – нас будут преследовать бесконечные войны, в которых нам так и не удастся добиться решающей победы.



Авром

Исламская властная вертикаль современного Ирана. Система «исламской теократической демократии».

Исламская властная вертикаль современного Ирана. Система «исламской теократической демократии».

Авраам Шмулевич

Кризис мировой системы управления

На сегодняшний момент наибольших успехов достигли те страны, в которых существует парламентско-представительная (обычно ее именуют “демократической”) форма правления. Однако - это важно уточнить, - далеко не все государства, принявшие у себя эту политическую форму, добились равных успехов. В некоторых странах она оказалась явно неэффективной, т.е. не привела к ожидаемому процветанию и стабильности, в некоторых - не прижилась вообще. Кроме того, в 19-м и 20-м веках сама демократическая система претерпела существенные изменения. В любом случае, политические формы, в которые отлита жизнь общества, постоянно изменяются в пространстве и во времени. Сейчас - это становится всё более очевидным - мир стоит на пороге нового кардинального политического переформатирования. Постепенно накапливавшиеся системные недостатки “имеющихся в наличии” форм правления, в том числе и парламентской, сейчас таковы, что можно говорить о приближающемся всемирном кризисе управления.

Одним из основных недостатков парламентско-представительной системы является невозможность проведения мобилизационной политики, как и вообще долгосрочной стратегической линии. Непропорционально большую власть также приобретает капитал: используя современные технологии управления массовым поведением (политтехнологии, наработки в области маркетинга, СМИ), он получает возможность манипуляции широкими массами. Когда же к контролю над информационным полем и финансовой системой страны допускается капитал иностранный, открываются также пути влияния на политику государства зарубежных центров, и, если ресурсы этих центров достаточно велики, сопоставимы с ресурсами самого государства, его национальная независимость может легко оказаться фикцией.

Все это заставляет с удвоенным вниманием присмотреться к альтернативным, незападным моделям политического управления, действующим в современном мире.

Одной из самых интересных и перспективных тут является иранская политическая модель.

Исламская власть в западной системе координат

В западных, израильских и российских публикациях политическую систему современного Ирана - детище хомейнистской исламской революции - чаще всего именуют авторитарной или даже тоталитарной. Однако такое прямое соотнесение с западными политическими практиками является неверным упрощением. Созданная в результате исламской революции политическая система, безусловно, является теократией, то есть властью исламского духовенства, формой правления, выстроенной на основе исламских (шиитских) правовых норм. Но при этом в нее были введены элементы западной парламентско-демократической системы. По сравнению с классическими (средневековыми) вариантами исламской теократии результат получился сильно модифицированным и модернизированным.

Система исламской теократической демократии

Правильнее всего существующую в современной Исламской Республике Иран политическую систему было бы назвать: система «представительной теократии» или даже «исламской теократической демократии». Она позволяет осуществить принцип “велаят-е факих” - абсолютного верховенства мулл в управлении государством (в том числе и вооруженными силами), при этом, до определенной степени, обеспечивая и обратные связи - возможность влияния широких масс и представителей бизнеса на принимаемые решения.

Созданная в Иране политическая система далека от идеала. Однако, совмещая элементы авторитарной и выборной систем, она позволяет избежать ряда недостатков, присущих другим авторитарным формам правления. Что и заставляет присмотреться к иранской модели внимательнее.

Примечательно, что, наряду с иранской, в 70-е годы произошли еще, как минимум, семь национальных революций, заявивших об “отказе следовать западному пути”. Это Ангола, Эфиопия, Мозамбик, Гренада, Никарагуа, Афганистан и Южный Йемен. За исключением Ирана, все они ориентировались на поддержку СССР, строили свои режимы по существующим авторитарным моделям, и к настоящему моменту прекратили существование.

Ирану же удалось до сих пор эффективно противостоять режиму санкций и давления со стороны крупнейшей мировой державы, что свидетельствует об определённой эффективности иранской политической системы как минимум в экономической и политической областях.

Правящим классом в Иране является шиитское духовенство - улемы.

Четвертая статья Конституции Исламской Республики Иран гласит: “Все гражданские, уголовные, финансовые, экономические, культурные, военные политические и другие законы и установления должны быть основаны на исламских нормах”.

Что касается военной области, то в основу исламской внешнеполитической военной доктрины положен, так сказать, “исламский интернационализм” и экспорт исламской революции. Согласно Конституции Ирана: “Основой и принципом деятельности оборонительных вооруженных сил страны являются вера и исламское учение. Поэтому не только охрана границ, но и исламская миссия, то есть джихад во имя Аллаха, а также борьба во имя торжества Закона Аллаха в мире лежит на их плечах”. А “Закон о вооруженных силах” гласит: “Вооруженные силы предназначены для защиты независимости, территориальной целостности и государственного строя Исламской Республики Иран, национальных интересов в территориальных водах Каспийского моря, Персидского и Оманского заливов, на пограничных реках, а также для оказания военной помощи исламским нациям либо обездоленным народам независимо от их принадлежности к исламу с целью защиты их территории от нападения или захвата войсками агрессора по просьбе вышеуказанных наций”.

Уровни исламской вертикали

Аятоллы выстроили четкую вертикальную структуру власти, состоящую из четырех уровней власти.

Первый уровень:

Во главе всей пирамиды стоит Вождь (по персидски “Рахбар”, на русский этот термин можно перевести и как «Верховный лидер»). Именно он, а не Президент Ирана, является реальным верховным руководителем страны. Власть его распространяется как на духовные, так и на светские вопросы, правит он пожизненно, хотя теоретически может быть смещен Советом мудрецов. Практически это власть монарха, только Вождь назначается на свой пост, а не наследует его. Кроме того, Вождь обязательно должен иметь титул аятоллы (дословно “Отражение Аллаха”) - верховного исламского законоведа.

Согласно учению Хомейни, до появления Махди (исламского мессии) власть в шиитском государстве должна принадлежать именно и только знатокам шариата. Поэтому Власть Вождя проистекает из того, что он является верховным муджтахидом (толкователем шариата), только обладающий этим титулом может претендовать на верховный пост. По конституции Ирана Вождь избирается Советом мудрецов, при этом он признается «марджа-ат-таклид» (“образец для подражания”), то есть руководствующимся в своих поступках исключительно волей Аллаха. Вождь назначает главу судебной власти, членов различных советов, руководство телевидения и радиовещания, определяет, кому следует руководить пятничными молитвами. Без одобрения Верховного лидера не могут быть признаны состоявшимися президентские выборы, он утверждает назначение и отставку президента. Рахбар является и главнокомандующим, имеет право объявлять войну, мир, всеобщую мобилизацию, назначать руководителей силовых структур, контролирует аппарат политработников-мулл в этих структурах, ему подчиняется Высший Совет национальной безопасности, он фактически руководит работой правительства в стратегических вопросах.

Сейчас эту должность занимает Великий аятолла (аятолла аль-озма) Сайед Али Хаменаи. Родился он в 1939 г., в 1981 и 1985 годах избирался президентом Ирана, а 4 июня 1989 г., после смерти первого Рахбара аятоллы Хомейни, был назначен его преемником.

В первый уровень властной вертикали входят также:

Совет мудрецов, который состоит из 96 муджтахидов (шариатских законоведов). Число их может меняться. Члены Совета мудрецов выбираются прямым всеобщим голосованием каждые восемь лет. Совет мудрецов, теоретически, “в случае отхода от исламского пути”, может сместить Рахбара, имеет право изменять конституцию. Собирается Совет мудрецов дважды в год.

Совет хранителей Конституции - это самый влиятельный орган власти. В него входят двенадцать богословов, половину назначает Вождь, а шесть других отбирает глава судебной власти, и одобряют члены Парламента.

Совет хранителей Конституции имеет право вето на любые решения представительной власти, проверяет все новые законы на соответствие конституции и нормам ислама, может отстранять от участия в избирательной кампании кандидатов на выборах всех уровней, в том числе местных, президентских, парламентских и в Совет мудрецов, а также накладывать вето на результаты этих выборов.

Рахбар, Совет мудрецов и Совет хранителей Конституции составляют первый уровень властной вертикали.

Второй уровень

Его образуют следующие организации:

Высший совет национальной безопасности. Занимается он вопросами использования и строительства всего силового блока. В состав Совета национальной безопасности входят: Президент, Спикер парламента, главы: МИД, Генштаба, Министерства Информации и Безопасности (т.е. Госбезопасности), МВД и планово-бюджетных организаций.

Совет по особым операциям. Именно он ответственен за “джихад во имя торжества Закона Аллаха в мире”. Совет состоит из президента, представителя рахбара, начальника Генштаба, в его состав также входят министры: иностранных дел, информации и безопасности, командующий Корпусом Стражей Исламской Революции.

Кроме того, во второй уровень властной вертикали входят: Совет по политике реконструкции и Совет по культурной революции, в их работе участвуют руководители профильных организаций по ключевым отраслям экономики, просвещению и здравоохранению, а также представителя рахбара. Интересна роль Совета по полезности для строя, формально он должен улаживать конфликты между Советом хранителей конституции и Парламентом. Он состоит из представителя Рахбара и глав основных властных структур. На практике роль Совета хранителей конституции состоит в утверждении решений парламента, выгодных экономически, но не соответствующих шариату и конституции. Все члены Совета по полезности для строя, постоянные и временные, назначаются Рахбаром.

Третий уровень

Третий уровень образуют квази-европейские государственные институты, а так же контролирующие и согласовательные органы. Высшим административным и хозяйственным руководителем государства является Президент, избираемый общенациональным голосованием на четыре года (но не более чем на два срока). Эта должность выпячивается во внешней пропаганде, институт Президента позволяет замаскировать теократический характер режима, говорить о следовании нормам западного парламентаризма и о демократизации.

Парламент, его полное точное наименование: Исламский консультативный совет (Меджлис шоури-э мелли), избирается каждые четыре года прямым голосованием на всеобщих выборах и не может быть распущен ни при каких обстоятельствах. Выборы в Меджлис проходили даже в разгар ирано-иракской войны. В настоящий момент в Парламенте 290 мест. Число мест увеличивается в зависимости от роста населения через каждые 10 лет (в 2000-м году было 272 места). Они распределяются пропорционально населению городов и провинций (останов).

Парламент принимает законы, в том числе о налогах и об иностранных инвестициях любого размера, выражает доверие/недоверие правительству.

Глава судебной власти, контролирует вертикаль шариатских судов. Его назначает Рахбар. В свою очередь, Глава судебной власти, выдвигает кандидатуры шестерых из 12 членов Совета хранителей конституции, выбирающего Рахбара. Также к структурам этого, третьего, уровня относится Совет по наблюдению за конституционными правами, коллективный аналог омбудсмена (защитника прав граждан).

Четвертый уровень

Его образуют различные министерства и организации, которые приводит в жизнь решения вышестоящих, и осуществляют текущее руководство.

Организации отличаются от министерств тем, что главы организаций утверждаются лично Президентом или специальным советом, состоящим из Президента, Спикера Парламента и Главы судебной власти, а министры утверждаются Парламентом, который может отправить их в отставку.

Кабинет министров.

Во главе Кабинета министров стоит или президент, или Вице-президент.

Но и на этом, нижнем, уровне властной вертикали, реальный верховный руководитель государства Рахбар (Вождь) принимает активное участие в решении вопросов обороны безопасности и международных вопросов, и министры часто отчитываются перед ним лично.

(Схема иранской властной вертикали впервые предложена в статье: А. Крымин, Е. Энгельгардт. Системная уязвимость политико-военной структуры Исламской Республики Иран. Журнал “Экспорт вооружений”, январь-февраль 2001 г.).

Промежуточные итоги

Оценивая эту “властную вертикаль”, необходимо признать, что шиитским муллам удалось создать уникальную в современном мире систему правления, сочетающую элементы выборной демократии и теократии. Причем строили её прямо в процессе революционных преобразований, к тому же в условиях тяжелой войны - но система получилась довольно эффективная, проблемы индустриализации, военного строительства и прочие до сего дня решались ею более-менее успешно.

Неисправимым недостатком авторитарной формы правления являются слабые обратные связи между правящим аппаратом, с одной стороны, населением и экономическими процессами, с другой. Иранская система позволяет преодолеть этот изъян лишь до определённой степени.

На уровне стратегических вопросов линия развития страны определяется узкой группой исламского духовенства во главе с Рахбаром. К участию в управлении на этом уровне могут быть допущены лишь те, кто получил исчерпывающее исламское образование и прошел долгий путь отбора в рядах шиитской духовной иерархии - что и обеспечивает “верность нормам Ислама”.

На стратегическом уровне управления обратные связи с широким обществом осуществляется лишь ограниченным и опосредованным образом: Совет мудрецов, теоретически высший орган исламской власти, выбирается прямым всеобщим голосованием. Хотя сама его власть носит довольно формальный характер, а кандидатами на место в Совет мудрецов могут быть лишь шиитские улемы, причем прошедшие предварительный отбор, выборность тут имеет большое психологическое значение: народ чувствует причастность к власти на ее самом высоком уровне. Кроме того, половина из членов Совета хранителей Конституции, реально высшего органа власти, чтобы занять эту должность, должны получить одобрение выбираемого народом парламента.

Однако на уровне тактического воплощения “исламского курса” (Третий уровень исламской вертикали) влияние населения на принятие решений более велико. Именно выборный Парламент (Меджлис шоури-э мели) решает вопросы налогообложения и вообще основные вопросы экономической политики. При этом, начиная с 1998 года, в Иране действует многопартийная система (до этого существовали “политические фракции”). Контроль мулл имеется и тут, но на предварительном этапе. Кандидаты, верность которых заветам ислама (в интерпретации последователей Хомейни) вызывает сомнения, могут быть отстранены от участия в выборах. Дополнительно, без одобрения Рахбара, который является и верховным муджахидом (толкователем шариата), не могут быть признаны состоявшимися президентские выборы. Рахбар (Вождь) утверждает назначение и отставку Президента.

Но Рахбар, в свою очередь, избирается Советом мудрецов. А Советом мудрецов состоит из шариатских законоведов, которые выбираются прямым всеобщим голосованием каждые восемь лет. То есть и тут происходит совмещение теократических и парламентстко-демократических принципов управления.

Экономическая система

Говоря об экономике, надо отметить, что ст.46 и 47 Конституции Ирана закрепляет право каждого на частную и личную собственность, а ст. 43 запрещает превращение государства в “крупного и единственного предпринимателя”.

Бизнес-сообщество может оказывать влияние на принятие решений в первую очередь благодаря тому, что крупнейшие торговые кланы связаны семейными узами с основными группировками внутри исламского духовенства. Скажем, политические соперники бывший Президент Хатами и его предшественник, тоже бывший Президент Рафсанджани, происходят из двух соперничающих торгово-промышленных кланов. Причем эти кланы вовлечены именно в экспортно-ориентированную часть экономики, и не случайно, что оба лидера являются проводниками курса сближения с Западом.

Важным органом влияния являются также цеха-“синфы”, в которые организован мелкий бизнес.

Перспективы

Выстроенную в Иране систему необходимо и интересно пристально изучить, многие элементы её могут быть использованы и в других странах Запада и Востока - ввиду все более очевидного несоответствия реалий парламентско-представительной системы изменяющемуся времени.

Однако идеальное решение получено не было, и проблемы, стоящие перед Ираном, накапливаются, как снежный ком. Создав оригинальную и в целом эффективную систему госуправления, режим практически потерпел поражение на идеологическо-культурном направлении. На это накладываются и экономические проблемы. Экономический прорыв, так и не был достигнут. Иран устоял против режима санкций, однако его экономика все еще развивается недостаточными темпами. При этом около половины населения страны составляет молодежь, большей частью младше 16 лет, годовой прирост населения превышает 2%. Однако высшие управленческие посты занимают те, кому старше 50-ти. Увеличивается миграция сельской молодежи в города, где она пополняет армию безработных. А ведь именно эти процессы послужили социальной опорой антишахской революции! Муллам есть о чем крепко задуматься. Мусульманское духовенство - “руханият”, став правящим слоем, быстро усвоило себе и многие пороки шахской бюрократии. В стране растет социальное расслоение, причем муллы обогащаются быстро и открыто. Населению же силой навязываются исламские нормы поведения, причем в довольно жёстком их варианте.

Многие из этих “норм”, например касательно одежды женщин, по мнению ряда мусульманских богословских авторитетов не являются обязательными с точки зрения ислама. В некоторых вопросах муллы вынуждены были искать пути для уступок в рамках действующей идеологии, но выбранные решения оказались неудачными. Так, из-за большого числа оставшихся после иранао-ираксой войны вдов, была легализована имеющаяся в исламском законодательстве, но обычно не используемая правовая норма “брак на час”. Перед лицом мусульманского судьи пара заключает “брачный союз”, а по прошествии нескольких часов развод. При этом внебрачные отношения в стране запрещены. Подобные ухищрения, выставляя исламскую идеологию на посмешище, вызывают у молодежи желание вообще избавиться от ее пут. В стране широко передаются имена высших мулл, использующих свое положение для принуждения вдов погибших на войне “шахидов” к сожительству. Конечно, проверить эти слухи невозможно но, независимо от их истинности, все это не способствует популярности идей исламского правления.

За прошедшие после революции десятилетия муллы не смогли ни навязать большинству населения свой вариант исламского поведения, ни создать исламскую массовую культуру. Среди молодежи все большей популярностью пользуются западные формы досуга, массового искусства и западные “кумиры”. Так, даже ученики медресе в г. Куме, центре шиитского богословия, в массовом порядке покупают записи исполнителей типа Майкла Джексона. Картина невозможная и невиданная, например, в израильских ешивах, где для этого не требуется никаких запретов.

Тем не менее, созданная в Иране политическая система теократической демократии имеет шансы пережить необходимую для своего выживания эволюцию и сохраниться и в 21-м веке. Если, конечно, режим не падёт в результате американского или израильского удара, если он выдержит противостояние с Саудовской Аравией, не будет свергнут в ходе «бархатной революции» или кровавых межнациональных конфликтов.

Но, даже если это и произойдёт - место иранской политической системе в учебниках политологии обеспечено.
Авром

В возможной войне США с Ираном больше заинтересованы Россия, Китай и Турция, - Авраам Шмулевич

В возможной войне США с Ираном больше заинтересованы Россия, Китай и Турция, - Авраам Шмулевич

Известный востоковед, президент Института Восточного партнерства (Израиль), раввин Авраам Шмулевич назвал тех, кому была бы нужна "горячая" война между Соединенными Штатами и Исламской Республикой Иран
Об этом он заявил в эфире программы "Студия Запад" с Антоном Борковским, что 11 января 2020 г. вышла в эфире телеканала Еспресо.TV.

"Понятно, что Россия была бы заинтересована в таком конфликте. Собственно, Россия заинтересована в любом конфликте между кем-либо и США. Это и поднимает цены на нефть, и наносит ущерб их геополитическом противнику. Кроме того, Путин получает прекрасную возможность выступить в качестве медиатора, посредника, как он это любит. Он же, вы знаете, полетел сразу же в Дамаск. То есть если начнется война - Путин спускается на парашюте и всех мирит. это для России был бы, конечно, идеальный вариант ", - пояснил политолог.

К тому же РФ является основным поставщиком оружия для ИРИ, добавил он.

Второй силой, которая не меньше, чем Россия заинтересована в прямом противостоянии Америки с Ираном, по мнению Шмулевича, является Китай.

"Очень интересно, в какой момент произошло все это обострение... Буквально за месяц, чуть большее, до этих событий (нападение на американское посольство в Багдаде и последующее убийство Сулеймани, - ред.) американцы заявили, что они меняют военную доктрину. Сейчас центром американских интересов становится не Ближний Восток, а Дальний Восток, Юго-Восточная Азия. Конкретно было сказано о противостоянии с Китаем. Американские силы будут переводиться с Ближнего Востока до китайской границы, в Юго-Восточную Азию. И здесь "бац!" - возникает кризис - захват посольства, некуда пойти с Ближнего Востока нельзя ", - отметил аналитик.

Третьим интересантом Шмулевич назвал Турцию.

"У них (с Ираном, - ред.) достаточно сложные отношения. Но буквально за несколько дней до этого кризиса состоялся исторический визит, который, правда, не был широко замечен, только специалистами. В Анкаре состоялись переговоры министра по делам религий Турции и его коллеги из Ирана. Они подписали пакт о сотрудничестве в религиозных вопросах
(пропаганда, религиозная деятельность). Иран и Турция становятся союзниками. Причем союзниками именно в религиозных вопросах. На Ближнем Востоке это имеет первостепенное значение", - добавил эксперт.
https://ru.espreso.tv/news/2020/01/12/v_vozmozhnoy_voyne_ssha_s_yranom_bolshe_zaynteresovany_rossyya_kytay_y_turcyya_avraam_shmulevych
Авром

Иран – США: куда ведет ракетный кризис? Интервью Радио Свобода.

Иран – США: куда ведет ракетный кризис? Интервью Радио Свобода.

Авраам Шмулевич: Точно так же, как Кремль – это не одна сущность, а несколько башен, которые часто ведут борьбу друг с другом, точно так же и Иран не является чем-то единым. Из Ирана в последнее время идут совершенно противоположные месседжи. Во-первых, как Андрей правильно сказал, министр иностранных дел Ирана выпустил очень прогрессивное заявление. Надо сказать, кстати, кто такой министр иностранных дел Ирана, чей он родственник: его сын женат на дочке бывшего Госсекретаря США Керри. Дети вместе учились в Гарварде. То есть он представляет круги, которые ориентированы, так или иначе, на Запад. Мировая элита оказывается здесь очень тесно связана. Он заявил действительно, что все уже хорошо, мы отомстили. Так же примерно выступило государственное иранское телевидение: страшная месть, мы удовлетворены.

Одновременно руководитель Стражей исламской революции сказал прямо противоположное, что это не была месть, что мы только готовимся, американцы еще получат страшный удар. Сегодня один из руководителей Корпуса стражей выступил с таким же заявлением, что главная месть США еще предстоит. Известно, что в Иране есть две партии, есть партия, которую возглавляет верховный вождь Ирана аятолла Хомейни.

Часто не понимают, что Ираном правит не президент, президент Ирана – это даже не вторая, а третья властная вертикаль, третий уровень власти. Правит всем верховный вождь аятолла Хомейни, который, как известно, является сторонником очень жесткой линии, мессианский шиизм, борьба с Америкой, с Израилем, как борьба за приход Мессии, который нужно политическими средствами приблизить. Его главной рукой являлся генерал Сулеймани, он официально был командующим внешними силами Корпуса, но известно, что люди Сулеймани принимали самое активное участие в подавлении народных волнений в Иране. 1500 иранцев, которые были убиты в ходе подавления, это на его совести, кровь на его руках. Теперь эта фигура убрана. Во внутренней политике Хомейни не очень понятно, на кого опирается, но, тем не менее, Корпус существует.

Корпус стражей исламской революции состоит из двух частей, есть кадровая армия, несколько сот тысяч человек, есть народное ополчение, 10–11 миллионов человек, которых можно поставить под ружье. Это люди, конечно, достаточно плохо подготовленные, против армии они воевать не смогут, но подавить какие-то внутренние волнения вполне могут. Плюс есть достаточно много наемников или добровольцев из других шиитских стран, из Пакистана, из Ливана, из Афганистана, которые тоже находились под командованием Корпуса стражей, которых тоже можно использовать во внутренней политике. Борьба между двумя этими партиями в Иране сейчас идет.

Партия, которая ориентирована если не на сотрудничество с США, в принципе они понимают, что любое серьезное сохранение с Америкой окончится для иранского режима крахом, и партия войны, которая, наоборот, считает, что для Ирана хорошо воевать. Надо еще понимать, что Корпус стражей исламской революции контролирует 50% иранской экономики, причем той части иранской экономики, которая возникла из-за санкций, то, что называется импортозамещение, местные производства, которые призваны заменить отсутствующие товары, и огромный трафик контрабанды всего, чего угодно, начиная от технологий и компьютерных материалов, кончая наркотиками, за счет которых Иран тоже держится, это все в руках КСИР. Соответственно, если будет достигнуто какое-то примирение с США и санкции будут сняты, для страны это будет, конечно, хорошо, но очень многие люди в Корпусе потеряют основной источник доходов. Поэтому я думаю, та борьба, которая идет сейчас в Иране, – это борьба нешуточная, ее результат совершенно еще неясен. Из Ирана идут прямо противоположные заявления. Мы можем ожидать вспышки военных действий, каких-то терактов против США, нападений и так далее.

Михаил Соколов:  Мне хочется услышать ясный ответ: даст ли Израиль аятоллам получить свою атомную бомбу или нет?

Авраам Шмулевич: Я думаю, что нет. Это было неоднократно заявлено буквально на всех уровнях, руководителями правительства, руководителями армии, разведки и так далее. Я думаю, большая часть населения Израиля здесь солидарна, что дать атомную бомбу стране, которая открыто говорит, что она хочет уничтожить еврейское государство, евреи на это не пойдут. Израиль сделает, я надеюсь, все. Я как гражданин надеюсь на правительство, я думаю, правительство будет соответствовать моим ожиданиям. Израиль сделает все, чтобы не дать Ирану получить атомную бомбу. Это вопрос выживания государства Израиль, вопрос выживания еврейского народа. Это будет сделано политическими или военными методами, но это будет сделано. Израиль сделает все, чтобы Иран не получил атомную бомбу, он ее не получит.

Михаил Соколов: Как расценивается российская активность сейчас в регионе, в Сирии и так далее, рядом с границами Израиля? Тем более предстоит визит Путина в Израиль, как я помню.

Авраам Шмулевич: Израиль совершенно не рад тому, что появилась Россия. С другой стороны это не значит, что если Россия уйдет, то сразу же в регионе возникнет тишь и благодать и благолепие. Поэтому Израиль относится к появлению России настороженно, но как к данности. Израильско-российские отношения с момента ввода войск пережили несколько моментов, несколько стадий. Были даже практически прямые угрозы со стороны Израиля, то есть это был слив в ведущих израильских СМИ со ссылкой на источники в разведке, в руководстве армии, что Израиль готов нанести удары по российским частям в Сирии, если будут перейдены некоторые красные линии. У нас есть, как считается, самая совершенная в мире система противовоздушной обороны, с этих позиций Израиль разговаривает с Россией. Мы готовы уважать российские интересы, терпеть российское присутствие в Сирии, если не будут перейдены некоторые красные линии, а именно не будет иранских частей «Хезболлы» у наших границ, не будет вооружения Ирана или других сил с современным ракетным или другим оружием. Идет такое перетягивание каната. Израиль относится совершенно без восторга к этому присутствию России, но готов с ним мириться, если Россия будет играть по нашим правилам, во всяком случае в том, что касается израильской безопасности. Мы готовы дать России возможность в том, что касается ее интересов, если эти интересы не пересекаются с Израилем, дать возможность России делать то, что она хочет.
  Михаил Соколов: Авраам, что вы ждете от визита в Израиль путинского?  
Авраам Шмулевич:
Я думаю, что наше руководство ждет, во-первых, подтверждения тех красных линий, которые Израиль прочертил, то есть подтверждений Путина, что он не будет нарушать израильские интересы, хотя бы получить его разъяснения по поводу того, какие дальнейшие шаги, что, собственно, Россия хочет получить в Сирии, зачем она туда ввязалась. У меня такое впечатление, что Путин действует в излюбленной своей манере гопника, который гонит, что называется, понты. Потому что вести самостоятельную политику в Сирии, серьезную войну в Сирии Россия не может. Россия балансирует среди интересов Ирана, который несет основную тяжесть поддержки Асада. Там находится порядка ста тысяч прокси - иранских сил, которые воюют на стороне Асада. Между интересами Турции, Саудовской Аравии и так далее.

Сейчас Россия, можно сказать, подписала капитуляцию в Ливии. Я напомню, что до этого произошли прямые столкновения между российскими силами и турецкими. Несколько недель назад было сообщено, что погибли 35 бойцов частных военных компаний, вы понимаете, что они никакие не частные. Они были убиты беспилотниками, которые официально принадлежат правительству Триполи, но это турецкие беспилотники. Это такая же модель, которая была со знаменитыми «помидорами не отделаетесь». Путин пытался пересечь некоторую границу, получил встречный удар, сбитый самолет и отступил. То же самое было с американцами.

Авром

Иран – США: куда ведет ракетный кризис?

Иран – США: куда ведет ракетный кризис?
Ждет ли мир новая война на Ближнем Востоке? Можно ли принудить Иран к новой "ядерной сделке? Обсуждают востоковед Александр Шумилин, политологи Андрей Пионтковский (США), Авраам Шмулевич (Израиль).
Ведет передачу Михаил Соколов.  
https://youtu.be/JrbZwS9kfOo
Авром

Нетаньяху, скорее всего, будет свергнут

Нетаньяху, скорее всего, будет свергнут

Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху решил просить парламент страны предоставить ему иммунитет от уголовного преследования по делу о коррупции. Почему израильский премьер-министр пошел на этот шаг? По какому сценарию будут развиваться события в политической среде Израиля?

На эти и прочие вопросы СТМЭГИ ответил израильский политолог, президент Института Восточного партнерства (Иерусалим) Авраам Шмулевич.

По его словам, Нетаньяху попросил об иммунитете потому, что не доверяет судебной системе: «Он неоднократно об этом говорил. В обращении своем он говорил, что считает, что прокуратура "шьет" ему дело, что это расследование необъективно, что оно притянуто за уши. И так считает довольно большая часть граждан Израиля. Это определенно политическое дело. Мы столкнулись в Израиле с обратной стороной независимости судебной системы. Все говорят, что судебная система должна быть независимой. Это действительно так. Но когда она становится полностью независимой от политической системы, от давления кого бы то ни было, то превращается в касту в себе. Если никто не может повлиять на судей и прокуроров, то они могут превратиться, как я сказал, в касту в себе, они могут уже сами диктовать повестку обществу. Поскольку их никто не контролирует. В Америке, например, эту опасность понимают. Президенты там все время борются с судебной системой. Назначаются, правда, судьи пожизненно, но те, которых не может снять потом другой президент, и те, которые поддерживают повестку дня назначившего их президента. В Израиле баланс не соблюден и поэтому судебная система, прокуратура превратились в орган, который берет на себя также политические решения. Неоднократно были случаи, когда каких-то политиков, предлагавших реформировать судебную систему привлекали к ответственности по каким-то возбужденным против них делам. Эти люди оказывались скомпрометированными и вне политической жизни. Поэтому Нетаньяху заявляет, что судебная система хочет совершить государственный переворот. Премьера, которого выбрала большая часть населения, хотят отстранить по надуманным предлогам», — отметил А.Шмулевич.

Израильский эксперт сомневается, что у Нетаньяху есть шансы остаться у власти: «Он, конечно, очень опытный политик, я бы даже сказал, один из опытных политиков в мировом масштабе. Но он допустил одну очень серьезную ошибку: долго откладывал политическую реформу судебной системы. Хотя было очень много политиков, которые об этом говорили. Он торпедировал ее реформу. В результате он пожинает плоды своего нежелания браться за это дело. Юридический советник правительства — израильский эквивалент генпрокурора был назначен лично Нетаньяху. Сейчас юридический советник является одним из главных моторов в этой операции по свержению Нетаньяху путем возбуждения против него уголовного дела. Были люди, которые говорили ему, что это неподходящая кандидатура, что он сам замешан в каких-то коррупционных делах. Но Нетаньяху не слышал, откладывал дела в долгий ящик, что теперь ударило по нему. Если у него нет какой-то козырной карты в рукаве, то, я думаю, он проиграет. Скорее всего, произойдет государственный переворот. Все коррупционные дела, которые против него возбуждают, на грани фола. Любой закон можно извратить. Поскольку судьи и прокуроры, которые за это ответственны, никому не подчиняются. Я не думаю, что там речь идет о настоящей коррупции. Те материалы, которые мы видели, «сшиты» по отношению как к нему, так и к его жене Саре. Использование денег за бутылки не по назначению, или скажем дело сигар. У отца Нетаньяху есть друг-бизнесмен, который десятилетиями дарил ему сигары. Дела, совершенно высосанные из пальца, о чем говорит и сам Нетаньяху. Но, невзирая на это, он, скорее всего, будет свергнут», — заявил наш собеседник.

Шмулевич считает, что у Нетаньяху очень много сторонников.  

«Будут демонстрации в его поддержку. Многие считают, что это дело совершенно политическое. Есть у него также и противники. Часть из них считает, что суд абсолютно прав, часть считает, что суд и не прав, но в то же время — это прекрасная возможность отстранить Нетаньяху. Но подавляющее большинство населения Израиля находится на стороне Нетаньяху. Они не верят этим обвинениям. Общество в этом отношении расколото, но большая его часть на стороне премьера.

Если Нетаньяху уйдет в отставку, то это сильно ударит по партии "Ликуд". Им придется искать нового лидера. Что называется, менять коней на переправе. Возможно, будут отложены выборы. Если Нетаньяху предстанет перед судом, независимо от приговора, израильская политическая система переживет очень серьезные потрясения. Все больше голосов раздается в пользу смены политической системы. Необходимы реформы также и судебной системы, исполнительной власти, партийной системы. Реформы будут произведены, и израильская политическая система изменится. Израильская политическая система и так работает очень хорошо в тех условиях, в которых находится страна. Но действительно накопились проблемы. Я лично желаю Нетаньяху выйти из этого дела. Хотя у меня к нему тоже имеются претензии. Повторюсь, Нетаньяху пожинает плоды своего бездействия. Он, понимая, что изменения необходимы, откладывал их в долгий ящик. Это и сыграло против него»,- резюмировал израильский эксперт.

Авром

Мое интервью по ликвидации генерала Сулеймани и перспективам американо-иранской войны. А также амери

Мое интервью по ликвидации генерала Сулеймани и перспективам американо-иранской войны. А также американо-китайской и американо-российской.
https://youtu.be/6D9fYc--vTo