?
?

Log in

No account? Create an account
Авром

Участвую сейчас в: Международная научно-практическая конференция «Южный Кавказ: политико-правовые ас

Участвую сейчас в: Международная научно-практическая конференция «Южный Кавказ: политико-правовые аспекты постконфликтной ситуации», посвященная 1-й годовщине Победы в 44-дневной Отечественной войне Азербайджанского народа (Баку, 20 октября 2021 года)

Академия Государственного Управления при Президенте Азербайджанской Республики
Институт Права и Прав Человека НАНА

Программа
Международной научно-практической конференции «Южный Кавказ: политико-правовые аспекты постконфликтной ситуации», посвященная 1-й годовщине Победы в 44-дневной Отечественной войне Азербайджанского народа (Баку, 20 октября 2021 года)

Открытие конференции
Вступительное слово:
Урхан Алекперов, ректор Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики, академик
Айтен Мустафазаде, директор Института права и прав человека НАНА, доктор юридических наук, профессор
Выступления:
Намик Алиев (Азербайджан). Некоторые политико-правовые аспекты азербайджано-армянских отношений в процессе их восстановления
Зураб Хонелидзе (Грузия). Южный Кавказ: Новый формат регионального сотрудничества
Татьяна Полоскова (Россия). Современные возможности разрешения абхазо-грузинского конфликта в свете Карабахской войны 2020 года
Хатира Гусейнова (Азербайджан). Восстановление освобожденных территорий Карабаха и расширение экономических возможностей
Гурам Мархулия (Грузия). США в геополитике реанимации т.н. «армянского вопроса»
Лешек Сыкульски (Польша). Восстановление Азербайджаном территориальной целостности в 2020 году на фоне геополитических процессов
Эмин Гаджинский (Азербайджан). Минская группа ОБСЕ и её позиция в отношении армяно-азербайджанского конфликта
Юрий Бочаров (Израиль). Израиль – Азербайджан: партнерство во имя территориальной целостности
Руслан Шевченко (Молдова). Перспективы разрешения Приднестровского конфликта в свете восстановления Азербайджаном своей территориальной целостности
Тофик Аббасов (Азербайджан). Минирование дороги мира равносильно самоубийству
Эсен Усубалиев (Кыргызстан). Сотрудничество между странами Центральной Азии и Южного Кавказа после второй карабахской войны: «армянский фактор» и перспективы формирования новых форм взаимодействия

Гинтарас Висоцкас (Литва). О чем умолчала датская разведка
Ильгар Велизаде (Азербайджан). Геоэкономические перспективы восстановления Карабаха

Авраам Шмулевич (Израиль). Зангезурский транзитный коридор и вопрос геноцида азербайджанцев. Возможность исторического прорыва

Карлыгаш Нугманова (Казахстан). Контуры геостратегического разделения в региональной геополитике Южного Кавказа и Центральной Азии
Шелале Гасанова (Азербайджан). Проблемные векторы напряженности после второй карабахской отечественной войны
Завершение конференции
Авром

(no subject)

Авраам Шмулевич. Причем тут Израиль. Последние события на Южном Кавказе

Гость программы Откровенный разговор - Причем тут Израиль. Последние события на Южном Кавказе, директор Института Восточного партнерства Авраам Шмулевич

00:00 почему Иран не любит Израиль и Азербайджан
07:00 и все-таки причем тут Израиль?
14:30 на чем строится расчет Ирана
17:00 отношения Турции с Израилем. Национальные интересы совпадают, но…
22:00 пошел ли Эрдоган за своим избирателем. Перспективы восстановления союза Израиля с Турцией
30:00 партнеры и союзники Азербайджана - совместить несовместимое
31:40 Грузия и Израиль - уроки военного сотрудничества
37:00 чем на самом деле обеспокоен Иран
https://youtu.be/O-CAqog_XDE
Авром

Аркадий Бабченко вспомнил о геноциде черкесов

Аркадий Бабченко вспомнил о геноциде черкесов

Афганская война. По соотношениям сил сторон различаются два вида войн — симметричная, и асимметричная. Симметричная — это когда силы сторон примерно равны. Ну, скажем, война на Тихом океане, США — Япония. Или война Британия — Третий Рейх в начале Второй мировой. Когда у сторон есть примерно более-менее соотносимые армии, экономики, ресурсы, населения.

Асимметричная война — это война в Ираке. Когда у сторон совершенно несопоставимые армия и ресурсы. Или та же война коалиции в Афганистане.
За почти десять лет войны потери Ирака составили примерно 100 тысяч. Наиболее разумная оценка называет 116 тысяч. Это очень много. Очень. Но это при том, что у Ирака была армия, танки, авиация, государство, структура, нефть, и пр. и пр.
За двадцать лет войны Коалиции в Афганистане погибло от 15 до 30 тысяч некомбатантов. За двадцать лет. Силами всей коалиции. Самых мощных держав мира. США — или, как мы выяснили, их правильно называть ОГА — Великобритании (Объединенного Королевства), Германии, и кто там еще.

За десять лет советского вторжения в Афганистан было убито МИЛЛИОН афганцев. Миллион. Это по минимальным подсчетам. Сейчас называются цифры и полтора миллиона, и даже два.
При том, что мощнейшей армии одного из самых крупных государств мира противостояли обычные крестьяне с берданками столетней давности. У моджахедов не было ни армии, ни танков, вообще ничего, что было у того же Ирака.

Это называется уже не войной. Это уже даже не асимметричная война.
Это обычный неприкрытый ублюдочный геноцид.
Как у них и всегда было.

Как у них было, скажем, с черкесами. Которых они выгнали и вырезали практически под ноль. Просто черкесы закончились на этой цифре — полтора миллиона — а афганцы еще остались. А так бы и пуштунов с таджиками, белуджами и узбеками на территории Афганистана вырезали бы тоже под ноль.

А теперь у них на землях черкесов Сочи и Красная Поляна.
Но почему она «Красная» — они даже не задумываются.
А Красная она не потому, что красивая, а потому, что в этой долине жила черкесская народность, которой больше нет. Ни одного человека. Даже названия его нет. Языка его больше нет.
А долина эта была залита кровью.
Потому и Красная.
Авром

Почему Талибан оказался таким живучим?

Авраам Шмулевич


Почему Талибан оказался таким живучим?



- США не успели выйти из Афганистана, а талибы берут власть. Почему организация, которую давили 20 лет берет власть, а конструкция американцев в Афганистане рушиться как карточный домик? Чем объяснить живучесть Талибана?

- Я отвечу не в традиции газетного жанра, где эксперт отвечает на все мировые проблемы. Так как я исследователь, занимаюсь темой политического ислама, то ответа у меня нет. Это вопрос, на который нет ответа.

Во-первых, Талибан пережил полный военный разгром американцами. Весь Запад сделал многое для того, чтобы уничтожить эту организацию. 20 лет американцы находились в Афганистане, в страну было вложено около 2 трлн долларов, а все развалилось быстро. Сейчас Талибан диктует условия, Байден хотел перенести эвакуацию американских граждан дальше 31 августа. Талибан отказывается продлить этот срок.

Во-вторых, Талибан воевал не только с американцами. Талибан воевал с другими исламистскими течениями. Он в 2001 году одержал победу над Союзом моджахедов, которые до этого выкинули Советы. В ходе гражданской войны Талибан взял власть в Афганистане. Также Талибан воевал с ИГИЛ, которое одно время угрожал его первенству в Афганистане. ИГИЛ был разбит, они полностью потеряли контроль над какой-либо территорией, часть даже поодчинятися Талибану. Но с теории революции ИГИЛ должен быть бы победить Талибан.



- Почему?

- Игиловцы более модернистский проект. Скажем, у них более интересный и современный способ ведения боевых действий, один из примеров - они первыми в мире использовали беспилотники, причем самодельные, на взводном уровне. Это были переделанные беспилотники для игры в гольф, которые ищут шары. Кроме того, идеи у ИГИЛ были более новыми, а Талибан очень консервативное движение, но именно они в Афганистане победили.

Поэтому ответа на вопрос живучести Талибана у меня нет. Это характерно для исламистских движений. Например, есть книга французского исследователя Жиль Кепель “Джихад”, изданная в Париже в 2000 году. В предисловии Жиль Кепель пишет, что мы переживаем последние дни исламистского проекта, джихадизма больше не будет. Книга написана 21 год тому назад. Я выложил в своем блоге обложку журнала Тайм 2000 года с заголовком, который редакция вынесла на обложку: “Последние дни Талибана”. Это 2000 год, а он до сих пор жив!



- Но почему?

- У меня нет аналитики, нет исследовательских текстов, которые об этом говорили. Это феномен. Организации, которая не имела шансов не только победить американцев, но и занять первое место на рынке джихадизма, оказалось очень живучей.



- Тогда, наверное, простой вопрос: что такое Афганистан, какая там экономика, какие там национальные группы?

- Вы сказали, что это “простой вопрос”, но когда Политбюро ЦК КПСС принимало решение о вторжении СССР в Афганистан, они ответа на этот вопрос не знали. Уже много чего опубликовано и я общался с разными людьми, мы можем сказать, что даже такой опытный дипломат, министр иностранных дел СССР Андрей Громыко не понимал, куда же они влезают.

Афганистан - это интересное общество, но про него часто пишут глупости и предрассудки. Одна из глупостей, которая ходит по Сети, это выражение: Афганистан - это кладбище империй! Это не так. Афганистан никакие империи не разваливал. Никаких причин его завоевывать не было, особенно это делать это так, как это сделал СССР.

Вторая глупость связана с фотографиями, которые сейчас ходят в Сети: молодые афганки ходят в миниюбках в 1960-х годах. И люди делают выводы о том, “каким был Афганистан”. Это полнейшая глупость, делать какие-то выводы по этим фотографиям, так как афганок в таких юбках на весь Афганистан было столько, сколько их было на этом фото. Только в 1936 году был основан Университет. Во времена, когда были сделаны эти фото, полностью неграмотных женщин в Афганистане было процентов 98-99. Большая часть Афганистана жила в традиционном обществе, жили в условиях фактически полного феодального строя. Женского образования никогда не было, примитивная экономика, натуральное хозяйство, пуштуны, а это основной народ, делились на племена. Плюс там были другие этнические группы.

Афганистан никому не нужен. Да, там есть литий, но раньше это никому не было нужно (сейчас литий является важным металлом для производства электрических аккумуляторов, в том числе для производства батарей электромобилей, - ред). Ископаемые, которые там есть – очень трудно добывать, требуются для начала миллиардные инвестиции. Страна бедная, горная, денег там мало.

Афганистан существовал в XIX веке в качестве буфера между Британской и Российском имериями. Англичане не собирались его завоевывать полностью. Они совершали туда карательные экспедиции, один экспедиционный корпус был полностью истреблен. Но это эпизоды. Там было правительство, подконтрольное англичанам.

Потом началась революция в Российской империи. Советский Союз смог оккупировать большую часть Центральной Азии, в том числе Бухарское и Хивинское ханства, которые были до 1921 года независимы. СССР смог настоять на том, чтобы так называемые басмачи, а это партизанские отряды законного правительства Бухарского и Хивинского ханств, которые были вытеснены на территорию Афганистана, не могли вести боевые действия против СССР. Словом, Афганистан был сателлитом СССР.

При этом племенное деление сохранялось там до 1973 года. Англичане, когда они оставили Индию, то им уже и не нужен был буфер. Страна была полностью под контролем СССР. Военная элита Афганистана получала образование в советских военных заведениях, там была небольшая компартия, строящая классический коммунизм в феодальной стране.

В конце концов один из родственников короля Мухаммеда Захир-шах, его двоюродный брат Мухаммед Дауд, в 1973 году возглавил переворот. Король оказался в изгнании в Италии, а Мухамед Дауд объявил, что он строит социализм. Потом его тоже скинули в 1978 году. Пришли к власти коммунисты.

Я читал протоколы заседания Советского Политбюро, нет просто печатных слов насколько они некомпетентны. Эксперты им говорят, что это феодальная страна, вести военные действия там сложно, а они отвечают: там к власти пришли коммунисты, мы должны им помочь.



- А что там за коммунисты были?

- А коммунисты Афганистана тоже были полные идиоты. Это были марксистские фанатики, запретившие религиозные организации. Делали все то, что в СССР было в 1920-1930-х годах. Пытались запретить религию в стране, которая живет по феодальными нормам. Советы зашли, началась партизанская война против советского присутствия.

Кстати, американцы не сразу поддержали афганцев в этой войне. Но потом поддержали. Картера убедили ведущие западные исследователи ислама. Дальше Советы ушли, несколько лет продержалось правительству Наджибуллы, которое воевало с моджахедами, но было скинуто в 1992 году. А в 1996 году уже пришел к власти Талибан.





- И каким был период первого прихода талибов к власти в Афганистане?

- Талибан установил шариат в том виде, в котором он его понимал. Было запрещены любые инновации, запрещалось все, что можно запретить: женщина не могла учиться, нельзя было выходить на улицу без мужчин, мусульманский дресс-код по хард-корд варианту, запрет музыки и шахмат и так далее. Но поскольку они приютили у себя Усаму бен Ладена, который вел свою борьбу с США с территории Афганистана, то американцы туда и зашли. Они за несколько месяцев заняли всю территорию Афганистана, свергли правительство талибов. В результате перед американцам был вопрос: что делать дальше?



- Какие были варианты еще тогда?

- В США было две точки зрения. Первая: мы свое дело решили, нужно уходить, а дальше афганцы пусть сами решают свою судьбу. Вторую точку зрения представляла Кондолиза Райс, советник по национальной безопасности, она была человеком компетентным, но считала, что американцам нужно остаться и принести цивилизацию в Афганистан. Как пишут, ее афроамериканское происхождение сыграло роль, мол, белые европейцы эксплуатировали Афганистан, а мы, американцы, построим там современное демократическое общество. Американцы остались.



- Что США принесли Афганистану, кроме оккупации?

- 2 трлн были вложены не только в военное дело, хоть и в этом тоже, но американцы построили порядка 12 тыс школ. Уровень грамотности вырос в 2 раза, продолжительность жизни выросла на 9 лет, детская смертность снизилась на 90%. Впервые в мусульманской истории Афганистана было введено образования для девочек. Сейчас уровень грамотности девочек и женщин составляет от 15 до 29%, мужчин - 55%.

Если во время советской оккупации Афганистан потерял 20% населения, было убито 1 млн человек, то во время американской оккупации почти на 50% прирост населения, поскольку почти полностью ликвидирована детская смертность. Более 90 % населения Афганистана получили доступ к водопроводу.



- Чем является экономика Афганистана?

- Экономики в современном смысле там мало. Афганистан багатая страна, запасы полезных ископаемые оценивают в трилионы долларов. Есть золото, драгоценные камни, есть крупнейшее в Европе месторождение меди, лития, есть нефть и газ. При этом значительная часть добычи, например, драгоценных камней идет вне государства. Это племена и кланы, которые их добывают, а продают в Пакистан или Китай.

Порядка половины населения официально безработные. Огромная роль выращивания опиумного мака. А это, повторюсь, незаконно с точки зрения ислама. Но это там есть. И все отрицают, что они занимаются наркотиками: американцы отрицали, бывшее центральное правительство отрицало, талибы отрицают. Никто не занимается, но трафик идет, есть данные ООН.



- Экономики нет, но есть помощь США, но почему-то она не сильно работает в социальном плане...

- А феодализм никуда не делся. Афганистан это общество, которое живет со средневековыми понятиями. Кстати, похожая проблема и в Украине, которая при всем богатстве страны живет плохо. Это богатая страна бедных людей. Украинцы хотят жить как в Европе, но не готовы вести себя как европейцы. Проблема взяточничества, клановость, коррупция, которая даже не воспринимается как коррупция.

Например, бакшиш. Даже в афганской армии при американцах был бакшиш. Это ставка на ордена. Это когда человек получил орден за реальные заслуги, но должен за это заплатить. То есть, когда за функции и услуги государства нужно платить не налогами, а взятками. Поэтому дома военных начальников, маршалов, министров при американцев - это дворцы, которым позавидовали бы Лувр и Эрмитаж. Страшная коррупция, которая является нормой жизни. При этом племенная структура, клановое мышление.

И если в Украине большинство граждан все таки хочет жить как в Европе, есть понятие об этом, то в Афганистане у людей клановое и племенное мышление, они по другому мыслят.



- А ислам?

- Нужно понимать, что в Афганистане представление об исламе достаточно специфическое. Внешни они все мусульмане, все молятся. Но паралельно развита детская проституцая, особенно мужская. Как это? Или другой пример, у приверженцев хардкорной версии ислама получать современные знания - это харам, запрещено. Но наркотики выращивать - это почему-то не харам. При том, что наркобизнес для мусульманина запрещен. То есть, там своя психология, свое понимание ислама, а американские реформы не прижились.





Авраам ШМУЛЕВИЧ, 53 роки, рабин, президент Інституту східного партнерства, спеціалізується на політичному ісламі. Радник черкеських громадських організацій.

Народився в Мурманську, в сім’ї журналістів. Навчався на біологічному факультеті Ленінградського державного університету. Виключений з третьогу курсу за антирадянську діяльність.

Подорожував Кавказом і Центральною Азією, вивчав суфійський іслам. Наприкінці 1980-х очолював ленінградське представництво ”Союз Сіону”. 1991 року емігрував до Ізраїлю, де отримав рабинську освіту.

Найголовнішим досягненням вважає створення ідеології гіперсіонізму й руху ”Беад Арцейну” – ”За батьківщину”. Метою ідеології та руху є Ізраїль від Нілу по Євфрат. Володіє івритом, англійською та російською мовами. Живе в ізраїльському місті Хеврон.

Веде стріми в соціальних мережах, які присвячені актуальним проблемам Кавказу, Близького Сходу та Центральної Азії.







Одружений? ДА Діти? 6, 4 сына, две дочки. Еще есть одна собака. Был хорек, но он умер.

Хобі? - Виски.

Улюблена страва (Любимое блюдо) – Хинкали.

Над чим зараз працюєте? - Несколько исследовательских проектов: Новый мировой передел границ и вероятность новой глобальной войны; Пишу книгу по истории Кавказской (Русско-черкесской) войны, Курс Политический ислам.



Интервью журналу «Країна» (Київ) № 587 31.08.2021
Авром

Сейчас Талибан - это порядка дюжины практически независимых друг от друга шур.

Сейчас Талибан - это порядка дюжины практически независимых друг от друга шур.
Из них три наиболее сильных
- шура Кветты под рук. маулави Хибатуллы Ахунзада, формально верховного руководителя Талибана; шура Хаккани младшего;
шура муллы Мухаммада Якуба, сына муллы Омара;
и еще с десяток.
Проблема еще в том, что действующий верховный руководитель Талибана и рук. шуры Кветты Азунзада был убит года два назад.
Так что на вопрос, что из себя будет представлять Талибан 2.0 - ответить сейчас невозможно.
#Афганистан
Авром

Израильско-арабский конфликт исчерпан

 

 Авраам Шмулевич
Израильско-арабский конфликт исчерпан


 
Израильско-арабский конфликт исчерпан

МИД Израиля впервые назначил посла в Объединенных Арабских Эмиратах: должность занял Амир Хайек. Как мы видим, новое правительство Израиля во главе с Нафтали Беннетом продолжает курс на нормализацию отношений с арабскими и мусульманскими странами, заложенный предыдущей администрацией, которую возглавлял Биньямин Нетаньяху.

Примерно месяц назад был назначен посол ОАЭ в Израиле. До этого в Эмиратах находился исполняющий обязанности посла, что было связано со сменой израильского правительства. Правительство назначает на ключевые должности своих людей. Эти подвижки в отношениях с арабскими странами начались не при нынешнем, а при предыдущем правительстве, при Нетаньяху. Одна из бесспорных достижений Нетаньяху, что признают и его противники, — это установление очень хороших отношений с целым рядом арабских и мусульманских стран.

Правительство и руководство Израиля работали в этом направлении довольно давно. Сейчас правительство Беннета продолжает ту линию, которая проводилась Нетаньяху. Некоторые комментаторы высказывали сомнения насчет того, сможет ли Беннет продолжить эту линию, не будет ли прогресс, достигнутый при Нетаньяху в отношениях Израиля и арабских стран, частично сведен на нет (учитывая, что и в США поменялось руководство). Известно, что Трамп также играл большую роль в качестве посредника в установлении отношений с Эмиратами. Но сейчас мы видим, что эти опасения оказались необоснованными.

Существовали также сомнения относительно того, не изменит ли американская администрация резко свою политику в этом вопросе, а арабские страны (видя, что Трамп уже не во власти) не изменят свою позицию. Мы видели, что и этоь опасение не имело под собой оснований. Администрация Байдена в области отношений с Изаилем, продолжает достаточно дружественную политику, никаких резких откатов назад не произошло.

Что касается отношений Израиля и Саудовской Аравии, в самом начале после ухода Трампа велись разговоры о том, что эти страны сами установят между собой дипломатические отношения. После ухода Трампа этот процесс чуть-чуть замедлился. Но, тем не менее, он продолжается. Сейчас можно говорить о том, что произошло историческое событие. Израильско-арабский конфликт исчерпан. Его не существует. С большей частью арабских стран у Израиля установлены дипломатические отношения.

Что касается Саудовской Аравии, то сейчас можно говорить даже о существовании военного союза между Иерусалимом и Эр-Риядом, который возник уже давно. Где-то полтора года назад в прессе появились сообщения о том, что Израиль продал Саудовской Аравии оружия на полмиллиарда долларов. В основном это были системы противовоздушной обороны, по производству которых Израиль занимает ведущее место. До этого были сообщения о том, что Израиль продает оружие Алжиру. Вещи, которые еще 10 лет назад показались бы совершенно невозможными, сейчас стали реальностью. С ключевыми арабскими странами у Израиля не только установлены дипотношения, но достигнуты постоянные военные и экономические союзы. Об этом говорит также личность нового посла Израиля в Эмиратах. Это не карьерный дипломат. Он был генеральным директором Министерства торговли и промышленности. Это человек, который больше, чем кто-либо другой, разбирается в экономике, торговле. То, что он назначен послом в Эмиратах, означает, что Израиль придает огромное значение экономическим связям со странами Персидского залива.

В самих Эмиратах придают огромное значение торговым отношениям с Израилем: они хотят инвестировать в нашу экономику и сами намерены привлечь израильские инвестиции. Они понимают, что союз с Израилем является гарантией экономического развития страны. На втором месте военный союз. Арабские страны, страны Залива опасаются агрессивного Ирана. Они видят, что Иран делает в Сирии. Он хочет взять под контроль все страны, которые населены шиитами. В целом Иран хочет занять ведущую позицию во всем мусульманском мире. Арабские страны этого не хотят, видя в союзе с Израилем гарантию своей независимости.

Что касается палестинского конфликта, то он фактически списан с повестки дня. Арабские страны понимают, что Израиль не преследует палестинцев, в их отношении нет абсолютно никакой дискриминации. Мы говорим, что палестинский вопрос в свое время был придуман в КГБ СССР, в советской разведке, чтобы дестабилизировать Ближний Восток. Арабы в Израиле пользуются полными гражданскими и религиозными свободами. Ради мифического палестинского вопроса никто не собирается в арабских монархиях ставить под угрозу свою безопасность. Они понимают, что их главные враги — Иран, террористические псевдомусульманские организации, которые выступают не только против Запада, против Израиля, но и против мусульманских стран, где стабильное правительство. Это ИГИЛ, «Аль-Каида», которые хотят натравить мусульманские страны друг на друга. Общественность арабских стран понимает, куда ведет такой джихадизм: к разрушению, террору, уничтожению экономики. Эти стабильные страны заинтересованы в помощи Израиля в борьбе с этой общей проблемой.

https://stmegi.com/opinions/posts/90734/izrailsko-arabskiy-konflikt-ischerpan/?fbclid=IwAR1bQSKX_7G6984G6n4JsT-07r0ZQYmVcMsp7_8WsipmYB7B9aKq0r73CN4

Авром

«Режим Асада остается у власти только благодаря Москве и Тегерану»

«Режим Асада остается у власти только благодаря Москве и Тегерану»

Президент Сирии Башар Асад принес присягу в Дамаске в качестве главы государства на четвертый семилетний срок. Торжественная церемония инаугурации состоялась в субботу во дворце Каср аш-Шааб на горе Касьюн, сообщает SANA.
Во время присяги присутствовали члены Народного совета арабской республики, члены правительства, представители военной элиты, лидеры религиозных конфессий, культурные и общественные деятели.
«Клянусь всемогущим Господом, что буду уважать конституцию страны, ее законы и республиканский строй, блюсти интересы народа и уважать его свободы. Клянусь охранять суверенитет родины, ее независимость, свободу и защищать ее территориальную целостность. Буду добиваться социальной справедливости и единства арабской нации», — сказал президент.
Но какие территории реально контролирует Башар Асад, сколько процентов от всей Сирии? И насколько хорошо это для страны, что он вновь остается формальным главой всего государства? Это способствует или, напротив, препятствует дальнейшему раздиранию Сирии на разновекторные политические кусочки? Дает или закрывает надежду на то, что когда-нибудь эта страна сможет вернуться к мирному существованию в прежних границах?
На эти вопросы # отвечают известные эксперты.
Авраам Шмулевич, политолог, специалист по Кавказу, исламскому миру и Ближнему Востоку, председатель Института Восточного Партнерства:
— Всем понятно, что эти выборы являются чистой фикцией, такой же, как в СССР. Не говоря уже о том, что Асад не контролирует значительную часть страны. Там идет практически гражданская война против него.
И революция против его режима давно победила бы, если бы не началась интервенция из Ирана.
Затем из Ирака зашла другая сила — ИГИЛ, до этого действовавшая в Ираке. Зашла под предлогом защиты суннитского населения.
После этого начала интервенцию еще и Россия, в основном авиацией.
И попытка выстроить в Сирии оппозицию режиму на основе западных демократических лозунгов в условиях того хаоса, который начался в стране после внешней интервенции Ирана и ИГИЛ, не выдержала конкуренции.
Примерно то же сейчас происходит в Афганистане.
Сейчас в Сирии существуют еще остатки оппозиции и вооруженные подразделения, которые формально считаются частью Свободной Сирийской Армии. Есть еще различные исламистские группировки. Существует тот же самый ИГИЛ, который до сих пор не уничтожен. О нем просто меньше пишут, потому что он оставил свою идеологию противостояния Западу. Они изменили риторику, но продолжают действовать и в Сирии, и в Ираке.
Таким образом, в Сирии сейчас есть правительственные силы, которые поддерживаются войсками Ирана и России, контролирующие определенную часть территории страны. Какую часть, сказать сложно. Потому что там немало каких-то племенных объединений, местных ополчений, которые формально подчиняются Дамаску, получая от него оружие и какие-то деньги. За это они вывешивают флаг Асада, не действуют против его войск и не пропускают на свои территории другие силы. Но что-то приказать им Асад не может, они в принципе автономны.
Да и сама сирийская армия не вся подчиняется Асаду. Там есть и фактические полевые командиры, чьи подразделения называют частями официальной армии, но их подчинение центральному командованию тоже достаточно условно. Они больше завязаны кто на Россию, кто на Иран. То же наблюдается и в руководящих структурах, внутри режима.
Кроме того, в Сирии есть различные нацменьшинства. В первую очередь это курды и туркоманы (те же турки фактически, они говорят на одном из диалектов турецкого языка). У них есть свои воинские формирования и даже свои представительские органы. Курды сейчас пошли на союз с Дамаском, вывесили у себя флаги Асада, но это тоже совершенно автономный регион, который не собирается полностью подчиняться столице.
То есть власть Асада остается устойчивой, поскольку там находятся войска Ирана и РФ. Если они уйдут, оппозиция, скорее всего, сбросит режим. Потому что начиналось всё как война за избавление от тоталитарного режима семьи Асадов. И тоталитарный характер этого режима никуда не делся. Никаких свобод не появилось, никуда не делась коррупция, и государственный террор существует как и раньше.
С другой стороны, что будет со страной, если уйдет Асад? Появится ли там свободное демократическое правительство? Опыт всех послевоенных исламских стран говорит о том, что шансы на это не очень велики. Как правило, на мусульманском Востоке, когда уходит один диктатор, приходит другой, часто еще хуже.
Война в Сирии в той или иной степени будет продолжаться до тех пор, пока режим Асада остается у власти. Остается он благодаря Москве и Тегерану, а они из Дамаска уходить не собираются.
Rauf Orucov Рауф Оруджев

Авром

Дай Бог, чтобы последний

Дай Бог, чтобы последний
Обращение Международного Гиперсионистского Движения "Беад Арцейну" ("За Родину!") к 9 Ава.

В этот день 9-го ава евреи вспоминают разрушение Храма, и читают кинот - плачи, посвящённые этому событию.
Часть плачей посвящена разрушению Первого, а часть - Второго Храмов, раввины последующих поколений добавили ещё много плачей, посвящённых бедствиям галута, вплоть до Катастрофы.
Все это напоминает нам о скорбной реальности. Каждый раз при новых бедствиях евреи надеялись, что это уже "окончательный вариант", эти бедствия уже последние и за ними придёт Избавление - и каждый раз эти надежды оказывались тщетными.
В нашу эпоху, когда евреи вполне могли бы отстроить Храм, они продолжают утешать себя глупыми сказками, что Храм-де спустится с неба. Оттуда же придут к нам Машиах и Великий Израиль.
Сказки эти столь же глупы, сколь и беспочвенны, они противоречат сказанному в Торе.
Есть только один способ восстановить Храм и приблизить Избавление – согласно словам рабби Нахмана из Брацлава, превратить «кинот» (плачи) в «тикун» (исправление). То есть, своими руками отстоять свою свободу, отстроить Храм, освободить всю Землю Израиля и таким путём добиться окончательного Избавления.

Рав Авраам Шмулевич, Председатель Международного Гиперсионистского Движения "Беад Арцейну" ("За Родину!")
Секретариат Движения

Авром

«С точки зрения Израиля, палестинский вопрос – это искусственная проблема, которая была создана в ла

«С точки зрения Израиля, палестинский вопрос – это искусственная проблема, которая была создана в лабораториях КГБ»

Объединенные Арабские Эмираты 14 июля первыми из государств Персидского залива открыли посольство в Израиле. Посол ОАЭ Мохаммед аль-Хаджа на церемонии открытия напомнил о том, что между двумя странами подписаны соглашения в сфере экономики, технологий, авиасообщения и культуры. В свою очередь, президент Израиля Ицхак Герцог назвал открытие посольства ОАЭ «важным шагом на пути в будущее к миру, благосостоянию и безопасности». По его словам, еще год назад могло показаться мечтой представление о том, что флаг Эмиратов будет развиваться в Тель-Авиве. Израиль в июне открыл свое посольство в Абу-Даби и консульство в Дубае.

Израиль и ОАЭ год назад договорились о нормализации отношений при посредничестве президента США Дональда Трампа. Обе страны объединяет то, что в них испытывают глубокое недоверие по отношению к Ирану, сообщает DW. Вслед за ОАЭ решение об открытии своих дипломатических представительств в Израиле приняли Бахрейн, Марокко и Судан. До этого Египет и Иордания были единственными арабскими странами, поддерживающими дипломатические отношения с Израилем.

Интересно, как оценивают это событие в вашей стране. Что это дает Израилю? Как это меняет конфигурацию взаимоотношений арабского мира с Израилем? На эти вопросы # согласились ответить известные израильские эксперты.

Авраам Шмулевич, политолог, специалист по Кавказу, исламскому миру и Ближнему Востоку, председатель Института Восточного Партнерства:

— Открытие посольства – это, конечно, историческое событие. И обозначает оно по сути прекращение арабо-израильского конфликта. В течение многих лет стержнем этого конфликта был так называемый палестинский вопрос. С точки зрения Израиля, палестинский вопрос – это совершенно искусственная проблема, которая была создана в лабораториях КГБ (это давно и хорошо известно), и использовалась некоторыми режимами арабских стран для своих внутренних нужд, и для оправдания своих конфликтов с Израилем.

Но ведущие арабские страны пришли к выводу, что конфликт с Израилем только тормозит их развитие, и служит тем инструментом, с помощью которого некоторые внерегиональные страны пытаются влезть сюда и влиять на происходящее в своих интересах. В последние годы тон освещения происходящего вокруг Израиля в прессе ОАЭ и всех устойчивых режимов арабских стран от Марокко до Саудовской Аравии изменился в достаточно объективную сторону. Они пишут, что в Израиле нет никакого геноцида и притеснения палестинцев, и сама палестинская проблема является выдуманной, и она не является центральным вопросом для арабских стран. А центральным является вопрос устойчивого развития, проблемы внутренней безопасности, предотвращение терроризма, и противодействие различным агрессивным силам, которые находятся вне региона. В частности, речь об Иране. ОАЭ находятся в 70 км от этой страны. Иран выдвигает к ним территориальные претензии, и сотрудничество с Израилем в области безопасности видится в Эмиратах как очень важное направление. У меня есть друг, американо-израильский бизнесмен, который открыл в ОАЭ фирму, купил квартиру и часто там бывает, поэтому я очень хорошо знаю эту ситуацию. У него бывают там встречи на высоком уровне, и он говорит, что в Эмиратах очень заинтересованы в израильских инвестициях, в том, чтобы Израиль поделился своими технологиями, в сотрудничестве в военной области – и всё это стремительно развивается.

Вслед за ними пошли и другие арабские страны. Саудовская Аравия фактически находится в союзнических отношениях с Израилем. Хотя до открытия посольства дело не дошло, но где-то еще год назад было сообщение о том, что Израиль продал туда оружие, системы ПВО на полмиллиарда долларов. Еще вчера такое могло показаться фантастикой. То есть, можно говорить, арабо-израильский конфликт сошел на нет, наступила эра сотрудничества. Это, конечно, не касается некоторых стран и террористических организаций, исламских радикалов, то есть маргиналов.

На место противодействия пришел союз, и он будет направлен против нескольких сил. Во-первых, это деструктивные джихадистские организации, начиная от Хамас и кончая Исламским государством, которые представляют угрозу как для стабильных режимов арабских стран, особенно монархий, так и для Израиля. Во-вторых, это Иран, который не скрывает таких своих целей, как уничтожение Израиля, так и взятие под контроль всего Персидского залива, в том числе территорий ОАЭ. Практически между Ираном и Саудовской Аравией уже ведется война – и в Ираке, и в Йемене. Так что этот союз будет направлен на сдерживание Ирана.

Касается он и Турции – Эрдоган последние несколько лет пытался разыграть карту арабо-израильских противоречий для того, чтобы добиться положения главы исламского мира. Эрдоган делал достаточно много антиизраильских заявлений, поддерживал Хамас и т.д. Но в последнее время он, похоже, понял свою ошибку. Потому что если даже арабские страны списывают палестинский вопрос, то Турция будет выглядеть странно, если продолжит раздувать эту тему. Турция оказалась в некоторой дипломатической изоляции. Та программа реставрации Османской империи, о которой говорил Эрдоган, вызывает достаточно большое беспокойство и у тех арабских стран, которые были когда-то частью этой империи. Похоже, Эрдоган осознал всё это. И несколько дней назад он позвонил новоизбранному президенту Израиля, они беседовали около 40 минут, и было опубликовано согласованное между офисами двух руководителей заявление, в котором было сказано, что необходимо развивать сотрудничество, и т.д. То есть, похоже, что Турция рассчитывает на восстановление отношений с Израилем, которые на протяжении всего послевоенного периода были очень хорошими, за исключением последних десяти лет. Это также является следствием сближения между арабскими странами и Израилем, и это конечно положительный момент, потому что слишком жесткая политика Турции могла бы принести вред региону и ей самой. В общем, контакты Израиля с арабским миром будут только усиливаться, мы действительно находимся на пороге нового этапа развития Большого Ближнего Востока.