avrom

avrom's Journal

Name:
рав Авром Шмулевич
Birthdate:
10 November 1968
Location:
Hevron, Israel
Website:
http://www.zarodinu.org/
External Services:
Interests: (150)
"Беад Арцейну", geopolitics, hebrew, israel, judaism, middle east, yiddish, Аккад, Беад Арцейну, Большая Игра, Газа, Дан, Двойная Пещера, Иерусалимский Храм, Израиль, Израиль_от_Нила_до_Евфрата, Иудейские горы, Иудея, Йерихо, КМПВ, Кемет, Меарат-ха-Махпела, Родина и Жратва, Санхедрин, Тора, Третий Храм, Ты, Хеврон, Храмовая гора, Шимшон, Шинар, Шомрон, Шулхан Арух, Шумер, Шхем, Элиягу га-нави, Элияху-ха-нави, Эрец Исраэль, астрология, брюква, верх, верховая езда, власть, вода, воздух, война, вооруженное восстание, восток, время, галаха, галька на берегу, геополитика, гиперсионизм, горизонт, деньги, джихад, длинные юбки, дождь, евреи, еврейки, жизнь, запад, здравый смысл, зеленый чай, зелёный чай, земля, знание, идеология, идиш, иерархия, ильм, империя, истории, история, иудаизм, иудейская пустыня, карликовые березы, килька, коленки, ласка, легализация оружия, лежать в траве, лес, любовь, любовь - это власть, маленькие водопады, машиах, мессианский империализм, метель, мировое господство, мозг, монархия, море, нефть, низ, огонь, партизанская война, пасущиеся верблюды, поезда, полигамия, политология, постиндустриальность, прекрасный новый мир, приход к власти, пропорции, пророчество, пустыня, рабби Нахман, раби Нахман из Брацлава, разжигание межнациональной розни, революция, ручьи, самоуправление, свинец, свобода, свобода или смерть, север, селедка, сионизм, следы на снегу, снег, солнце мертвых, сосульки, социология, строительство Храма, субботники, сумерки, тонкие руки, тундра, укус змеи, умные и красивые женщины, утренняя заря, учить Талмуд, хиромантия, царь Давид, царь Шауль, центр, чай с лимоном, честь, шум ракушек, экономика, этнография, этнопсихология, юг, ארץ ישראל, יידיש, ישראל, עם ישראל, עפרת, שנער
Bio
Мой кавказский ЖЖ: http://avrom-caucasus.livejournal.com/

http://www.greatestjournal.com/userinfo.bml?user=avrom
http://npj.ru/avrom/profile
http://lj.rossia.org/users/avrom/
----

Жил некогда один царь, и была у него во дворце служанка, которая прислуживала царице; и был у этой женщины, не в пример какой-нибудь простой кухарке, доступ в царские покои. Ожидала царица ребенка и вот-вот должна была родить, в то же самое время должна была разродиться и служанка.
Произвели они обе на свет сыновей. Интересно стало тут повивальной бабке, что произойдет, если она поменяет младенцев. Взяла она царевича и положила подле служанки, а ее сына отнесла к царице. Время шло, и мальчики подрастали. Ребенок, который рос в царских покоях, учился и развивался,
достигая все больших и больших успехов, и вырос толковым и ловким парнем.
Подрос между тем и настоящий царевич, который воспитывался у служанки. Оба
юноши учились в одной школе. У того, которого все считали сыном служанки,
была поистине царская натура: он тянулся ко всему возвышенному, хоть и рос в
доме невольников. А настоящий сын служанки, которого люди считали царевичем,
обладал наклонностями, чуждыми истинным царям; но так как воспитывался он во
дворце монарха, то вынужден был вести себя соответственно своему положению,
как его тому обучали.
А повитуха однажды из-за бабьего своего легкомыслия распустила язык и
проболталась одному из своих знакомых о том, что натворила. А ведь известно,
что у каждого человека есть друг, а у того - свой приятель; так, от одного к
другому, тайна вышла наружу, как обычно в нашем мире и случается. Стали
поговаривать в народе, что царевича подменили, однако люди шептали это друг
другу на ухо, чтобы слух не дошел до царя. Считали все, что знать ему об
этом не следует: сможет ли он исправить случившееся? То, что произошло,
непоправимо. Царь, конечно, никому не поверит, да и вообще вся история может
оказаться вымыслом. И так как все понимали, что изменить все равно ничего
нельзя, то было решено, что рассказывать об этом царю не следует. Тем не
менее, люди не переставали судачить о подмене.
И все же нашелся человек, заявившийся в один прекрасный день к
царевичу, который был на самом деле сыном служанки, и рассказавший о слухах,
которые ходят в народе.
- Говорят, - сказал он, - что ты не царский сын, что когда вы родились,
того подменили тобою. Начать дознаваться, есть ли в этих слухах правда, ты
не можешь: это было бы ниже твоего достоинства. Да и можно ли вообще в таком
деле узнать правду? А рассказал я тебе об этом для того, чтобы ты был готов
к возможным неприятностям: если вдруг люди поднимут бунт против царя, то
немалую силу обретут они, если провозгласят настоящим царевичем того парня,
который живет в доме служанки. Поэтому тебе стоило бы подумать, как от него
избавиться.
Начал тут царевич преследовать мужа служанки, не думая о том, что
вредит своему собственному отцу; постоянно причинял он зло этому человеку,
устраивал ему одну неприятность за другой, чтобы заставить того покинуть
страну, взяв с собою сына. Пока жив был сам царь, царевич не обладал большой
властью, и все же ущерб, причиненный им этим людям, был достаточно велик.
Когда же царь состарился и умер, царевич, вступив на престол, стал
преследовать их еще более жестоко, однако действовал при этом исподтишка,
чтобы его самого никто не смог заподозрить: понимал молодой царь, что в
глазах людей это будет выглядеть некрасиво.
Увидел муж служанки, что царь намерен погубить его, и понял, что
причиной тому были слухи, которые ходили в народе. Позвал он своего сына,
сообщил ему о происходящем и сказал:
- В любом случае мне очень жаль тебя. Если ты мое дитя, то понятно,
почему я тебя жалею. Если же ты не мой ребенок, а и вправду царский сын, то
ты еще больше достоин жалости: ведь молодой правитель хочет совсем сжить
тебя со света, не приведи Г-сподь! Необходимо тебе покинуть страну.
Больно и горько было юноше выслушать такой совет, но выхода у него не
было: царь не прекращал преследовать их. Решил он оставить родные края;
щедро наделил отец его деньгами на дорогу, и юноша отправился в путь.
Очень был он огорчен, что его, ни в чем не провинившегося, заставили
покинуть отчий дом, и размышлял: "За какой проступок меня наказали
изгнанием? Если я и вправду царский сын, то за что же прогонять меня? А если
я не сын царя, то почему из-за этого должен бежать из страны, ни в чем не
будучи виноватым? В чем мой грех, в чем мое преступление?!"
Такая досада взяла юношу, что стал он пить горькую, ходить в дом
терпимости и, оскорбленный незаслуженным изгнанием, намеревался провести так
всю свою жизнь - в пьянстве и разгуле, следуя прихотям собственного сердца.
Тем временем молодой царь правил крепкой рукой. Когда, бывало, доносили
ему, что люди продолжают судачить о том, что он не настоящий царь,
приказывал он ловить распространителей слухов и жестоко наказывал их.
Властно и решительно руководил страной новый правитель.
В один прекрасный день отправился царь со своими министрами на охоту.
Очутились они в живописном месте и решили сделать короткий привал на берегу
речки.
Прилег царь ненадолго отдохнуть, и пришла ему вдруг в голову мысль:
"Что же я наделал? За что прогнал того человека, за какую вину? Ведь в любом
случае наказывать его было не за что: если он и впрямь сын царя, то разве
подмена сама по себе не была для него незаслуженным наказанием? А его,
бедного, еще и из страны выгнали! А если он не царский сын, то в чем же он
провинился, чтобы услать его на чужбину?.." Долго размышлял об этом царь,
раскаиваясь в своем грехе и сожалея о великой несправедливости, которую
сотворил. Думал-думал царь, как ему теперь поступить, но так ничего и не
решил, а за советом в таком деле он ни к кому не мог обратиться...
Расстроился царь, помрачнел и велел своим министрам собираться в обратный
путь. Тревожно было у него на душе, и о продолжении охоты уже не могло быть
и речи.
Вернувшись во дворец, погрузился царь в обычные свои дела и заботы - а
их было множество - и забыл о неприятных минутах, которые пережил, думая о
своей вине...
А изгнанник между тем вел тот образ жизни, который избрал, пока не
растратил все свои деньги.
Однажды во время прогулки прилег он на траве и стал размышлять над тем,
что с ним произошло: "Господи, что Ты сделал со мною! Если я и впрямь сын
царя, за что же было меня наказывать? А если я не царский сын, то разве из
этого следует, что нужно было вынудить меня стать бродягой, изгнанником?..
Но если была воля Г-спода, благословенно Имя Его, - вдруг пришла ему в
голову мысль, - на то, чтобы царевича подменили, и если все, что случилось
со мною, было задумано самим Всевышним, то правильный ли образ жизни я для
себя избрал? Подобает ли мне такое поведение?"
Стал он тут горевать и раскаиваться в тех дурных поступках, которые
совершил за последнее время; однако, вернувшись с прогулки домой, вновь
принялся за выпивку. И все же, испытав однажды досаду на самого себя, он уже
не мог отмахнуться от покаянных мыслей, которые тревожили его и смущали.
Как-то раз приснилось ему, что в определенном месте в такой-то день
должна открыться ярмарка. Было сказано во сне изгнаннику, что ему следует
туда пойти и что там он должен немедленно согласиться на первую же работу,
которая ему подвернется, даже если она будет ниже его достоинства.
Проснувшись, вспомнил изгнанник свой сон, и тот уже не выходил у него
из головы. Люди, как правило, быстро забывают о том, что им приснилось, но
это сновидение крепко врезалось юноше в память Однако требование, которое он
услышал во сне, показалось ему трудновыполнимым, и продолжал он пить
горькую, как и прежде.
Увидел изгнанник сон этот еще несколько раз и лишился из-за него покоя.
В одну из ночей ему было сказано: "Если жалеешь ты самого себя - исполни то,
что от тебя потребовали!"
Делать нечего - решил юноша поступить так, как ему велят; собрался он в
дорогу, отдал свои последние деньги хозяину постоялого двора, где жил,
оставил ему свое богатое платье, взяв взамен одежду, какую носят простые
торговцы, и отправился в путь. Приехав в то место, переночевал изгнанник, а
рано поутру отправился на ярмарку. По дороге встретил он купца, который
обратился к нему:
- Хочешь заработать?
- Хочу, - ответил юноша.
- Мне нужно перегнать отсюда скот, нанимайся ко мне на службу.
Не было у изгнанника времени на размышление ведь во сне потребовали от
него согласиться на первую же подвернувшуюся работу, - и он сразу же принял
предложение купца. Как только договорились они, стал торговец обращаться с
юношей, как господин со своим слугой, и только тогда тот спохватился: "Что я
натворил! Подходит ли мне такая работа?" - ведь был он человеком тонким и
изнеженным, а теперь должен будет стать погонщиком скота и совершать пешие
переходы вместе со стадом.
Однако сожалеть о случившемся было уже поздно. Хозяин продолжал
распоряжаться им как своей собственностью.
- Справлюсь ли я со стадом в одиночку? - спросил юноша торговца.
- У меня есть еще погонщики, - ответил тот, - вы пойдете вместе.
Передал он юноше несколько коров и быков, и тот вывел их из города,
направляясь к месту встречи всех погонщиков. Когда все собрались, то погнали
они стадо дальше; все шли пешком, а хозяин гарцевал на коне рядом со стадом.
Оказался купец человеком жестоким: своего скакуна он не щадил, а к юноше
относился еще хуже, и тот стал бояться хозяина. Опасался погонщик, что купец
может ударить его палкой: ведь таким хрупким был юноша, что даже один удар
мог лишить его жизни.
Долго шли они и, наконец, решили остановиться, чтобы отдохнуть.
Развязал тут хозяин мешок, в котором был хлеб для погонщиков, и разделил еду
между ними. Получил свою долю и юноша. Пообедав, отправились они дальше.
Когда стадо оказалось поблизости от дремучего леса, две коровы забрели
в самую чащу. Раскричался тут купец на юношу, и пришлось тому отправиться
вслед за животными, чтобы поймать их и вернуть в стадо.
Коровы между тем забирались все дальше и дальше в чащобу; юноша
преследовал их и, сойдя с дороги и сразу же оказавшись в дремучих зарослях,
потерял из виду своих спутников, как и они его. Никак не удавалось ему
догнать беглянок; те забирались все глубже и глубже в лес, увлекая и его за
собою.
"Теперь я в любом случае погиб: если вернусь без животных - купец убьет
меня, а если останусь здесь, то растерзают меня лесные звери! Нет, не стану
я возвращаться к купцу, тем более - с пустыми руками!" - решил юноша, на
которого нагнал страху его хозяин.
Вновь устремился он вслед за коровами, но те не подпускали его к себе и
продолжали бежать дальше.
Тем временем стемнело. Никогда еще не приходилось юноше ночевать одному
в таком дремучем лесу. Услышал он рычание хищников, вышедших на ночную
охоту, и решил взобраться на дерево. Там он и провел ночь, прислушиваясь к
доносившимся со всех сторон голосам диких зверей.
Когда рассвело, посмотрел юноша вниз и увидел, что животные, за
которыми он гнался, пасутся поблизости. Спустился он с дерева и бросился к
ним, а те - от него. Все повторилось, как и накануне: юноша преследовал
коров, а те забирались все дальше и дальше в лес, не давая ему подойти к
ним. Иногда они останавливались, чтобы пощипать травы, но как только он
приближался - убегали.
Так продолжалось до тех пор, пока не очутились они в такой глуши, где
не ступала еще нога человека; далеко находилось это место от ближайших
поселений, и обитавшие в нем звери не испытывали никакого страха перед
людьми.
Снова наступила ночь. Вновь услышал юноша рычание хищников и задрожал
от страха. Увидел он тут огромное дерево и взобрался на него; оказавшись
наверху, обнаружил там человека, расположившегося среди ветвей, и сначала
перепугался, а потом обрадовался: теперь он не один в лесу!
- Кто ты такой? - спросил юноша незнакомца.
- Человек, - ответил тот.
- А ты кто?
- И я - человек.
- Как ты попал в эти места?
Не хотелось изгнаннику рассказывать всю свою историю, и ответил он
просто:
- От стада, которое я пас, отбились две коровы и забрели сюда. Погнался
я за ними и так оказался здесь. А ты как тут очутился?
- Из-за коня своего. Скакал я верхом, а потом решил отдохнуть. Пока я
отдыхал, конь мой забрел в лес; пошел я за ним и попал в это место.
Решили оба держаться вместе и договорились не расставаться даже в том
случае, если выйдут к человеческому жилью.
Провели они ночь на дереве, прислушиваясь к реву и рычанию хищных
зверей.
На рассвете услышал юноша громовой хохот, потрясший весь лес; дерево,
на котором они сидели, задрожало от раскатов этого смеха. Перепугался он, но
незнакомец сказал:
- Я уже перестал бояться. Так было каждую ночь из тех, что я провел
здесь. На рассвете всегда раздается этот хохот, сотрясающий лес.
Похоже, что мы попали в место, где живет нечистая сила! - сказал
испуганно юноша. - Поблизости от человеческого жилья никогда не услышишь
такой жуткий смех, который сотрясает весь мир!
Когда хохот прекратился, стало совсем светло. Посмотрели оба вниз и,
увидев своих животных, пасущихся неподалеку, спустились с дерева и бросились
их ловить: один - своих коров, другой - своего коня. Бежал юноша за
коровами, а незнакомец - за конем, и потеряли друг друга из виду, и вновь
разошлись их пути.
Нашел юноша по дороге мешок с хлебом; в таком безлюдном месте находка
эта была ему, конечно, хорошей поддержкой; взвалил он мешок на плечи и снова
пошел вслед за своими коровами.
Увидев внезапно на тропе человека, поначалу испугался путник, а потом
обрадовался: он снова не один в этом лесу!
Спросил его тот:
- Как ты попал сюда?
- А ты как очутился здесь? - ответил юноша вопросом на вопрос.
- Я как очутился здесь?! - изумленно воскликнул тот. - И мои родители
выросли тут, и деды жили в этом месте. Но вот как ты оказался в этом лесу,
где еще не бывал никто из людей?
Ужаснулся юноша, поняв, что собеседник его - не человек. Ведь если он
сказал, что родители его выросли здесь, а потом добавил, что никому из людей
в этом лесу не приходилось бывать, то, выходит, сам он никак не может быть
человеком!
Так или иначе, лесной житель не сделал изгнаннику ничего плохого,
подошел к нему и заговорил с ним приветливо. Снова спросил он:
- Так что ты здесь делаешь?
- Гонюсь за животными, которые отбились от стада.
- Прекрати гнаться за ними! - воскликнул тот. Никакие это не животные,
это грехи твои, которые водят тебя по кругу. Довольно с тебя, свое наказание
ты уже получил. Прекращай-ка свою погоню и пойдем со мною, и ты добьешься
того, что тебе предназначено в жизни.
Пошел юноша с ним и все время молчал, ибо боялся заговорить с лесным
жителем: "А ну как спрошу я его о чем-нибудь, а он возьмет да и съест меня
живьем!"
Шел он вслед за спутником и вдруг увидел своего товарища, которого
потерял из виду после того, как тот погнался за конем. Как только он заметил
его, сразу же указал ему на лесного жителя, объяснив знаками, что спутник
его - не человек и к нему не следует обращаться с разговорами. Подойдя к
товарищу, юноша шепотом поделился с ним своей догадкой.
Увидел тот мешок с хлебом у него на плечах и стал просить:
- Братец, у меня столько дней крошки во рту не было! Дай мне хлеба!
Ответил ему юноша: - Он мне нужен самому. Я обязан думать прежде о
своей собственной жизни: в этой глуши ничто, кроме хлеба, не имеет значения.
- Я отдам тебе все, что у меня есть, - взмолился тот.
- Чем ты можешь расплатиться со мной за хлеб в этом безлюдном месте?
- Самим собою! Я стану рабом твоим за хлеб!
Обдумал юноша это предложение, и решил, что стоит расплатиться хлебом,
чтобы приобрести себе раба, и согласился. Стал тот его рабом на веки вечные,
и поклялся ему, что останется его слугою даже в том случае, если выйдут они
к человеческому жилью. Взамен юноша обязался делиться со своим рабом хлебом,
пока они не съедят все до последней крошки.
Отправились они вдвоем вслед за провожатым: юноша шел впереди, а раб
следовал за ним. Легче стало теперь в пути изгнаннику: большая часть путевых
тягот легла на плечи его раба, который выполнял различные поручения своего
хозяина.
Шли они за лесным жителем, и тот привел их в место, кишевшее змеями и
скорпионами. Ужаснулся юноша, и страх вынудил его обратиться к провожатому с
вопросом:
- Как же мы пройдем здесь?
- Это не труднее, чем подняться в мое жилье, сказал лесной житель и
указал на дом, висящий в воздухе.
Пошли они вслед за своим провожатым, и тот благополучно переправил их к себе домой. Там он накормил их и напоил, а сам ушел куда-то.
Юноша между тем отдавал своему рабу распоряжения, связанные с
устройством на новом месте, и подумал раздосадованный слуга: "Что я
натворил! Продал себя в рабство из-за куска хлеба, а если бы потерпел
какой-нибудь час, было бы у меня и так еды вдоволь! Теперь же в обмен за
один лишь час сытости я должен быть вечным рабом!"
- До чего я дошел! Стал рабом навеки! - произнес он, тяжело вздохнув.
- Каким таким вельможей ты был раньше, что теперь так сокрушаешься? -
спросил у него хозяин.
Поведал ему тот свою историю: о том, что был царем; о слухах, которые
ходили в народе; о том, как он заставил своего товарища детских лет уйти в
изгнание; о своем раскаянии за совершенную несправедливость... Рассказал он
юноше о том, что сожаление о содеянном не покидало его, и о том, как однажды
во сне ему было сказано, что во искупление своего греха он должен отказаться
от царства и уйти из своей страны куда глаза глядят: только так он исправит
зло, причиненное товарищу.
- Поначалу, - рассказывал раб, - мне не хотелось следовать этому
совету, но сон возвращался снова и снова и беспокоил меня, пока я не пришел
к мысли, что должен поступить именно так. Отказался я от царства и
отправился куда глаза глядят, пока не попал сюда. А теперь я дошел до того,
что стал рабом...
Молча выслушал этот рассказ хозяин раба и подумал: "Теперь я знаю, как
с тобой обращаться".
Вечером лесной житель вернулся домой, вновь накормил и напоил своих
гостей, и легли они спать. На рассвете услышали все громовой хохот, от
которого задрожали все деревья в лесу.
Обратился раб к юноше:
- Спроси у лесного жителя, кто это так хохочет.
- Почему каждый раз на рассвете раздается этот громовой хохот? -
спросил тот хозяина дома.
- Это день смеется над ночью, - ответил лесной житель. - Ночь каждый
раз спрашивает у дня: "Почему, когда ты приходишь, я становлюсь безымянной?"
Тут начинает день хохотать, и становится светло. Этот-то смех и слышен на
рассвете.
Изумился юноша, услышав об этом чуде, но больше вопросов хозяину дома
не задавал.
Утром лесной житель снова ушел, оставив своим гостям еду и питье, а
вечером вернулся. Поужинали юноша и его раб и легли спать, прислушиваясь к
раздававшимся в ночи голосам диких зверей, пронзительным крикам и вою. Они
слышали львиный рык и рычание леопарда, различали голоса других животных,
населявших лес; до их ушей доносился птичий щебет. Дрожа от страха,
вслушивались они в этот многоголосый жуткий хор, а когда успокоились
немного, то не поверили своим ушам: все лесные голоса слились в одну
приятную мелодию. Можно ли было представить себе такое чудо? Удовольствие,
которое вдруг доставили им эти волшебные звуки, было неописуемым - все радости мира не шли ни в какое сравнение с этой необычайной мелодией.
Стали тут советоваться юноша и его раб: а не остаться ли им здесь? Еды и питья тут достаточно, а главное - где еще на свете получат они такое великое наслаждение, перед которым любые другие удовольствия - ничто!
Обратился раб к своему хозяину:
- Спроси у лесного жителя, что это была за музыка.
В ответ на свой вопрос услышал юноша:
- Солнце нарядило луну в одежды из света. А все звери лесные испытывают
к луне благодарность за ту услугу, которую она им оказывает, освещая мир по
ночам. Ведь лишь тогда сильны они, когда при свете ее пробираются к жилью
человеческому; днем такой силы нет у них, только ночью. И договорились
однажды все звери сложить в честь луны красивую мелодию. Ее-то вы сейчас и
слышите.
Когда узнали юноша и его слуга, что за мелодия звучит в лесу,
прислушались еще внимательнее и решили, что ничего сладостней этой чудесной
музыки нет на свете.
- Чему вы так удивляетесь? - спросил их хозяин дома. - У меня есть
особенный музыкальный инструмент, который достался мне от отца и матери, а
те получили его в наследство от своих дедов. Создатель инструмента раскрасил
его особым образом, расписав его листьями, и так устроил его, что если
прикоснуться этим инструментом к любому зверю или птице, он тут же начинает
играть мелодию, которую вы сейчас слышите.
Решил тут юноша поискать этот чудесный инструмент; обшарил он всю
комнату, в которой они находились, но ничего не обнаружил, а заходить в
другие помещения дома ему было страшно.
Между тем захотелось обоим - и ему, и рабу его вновь вернуться к людям,
но обратиться к лесному жителю с просьбой помочь им в этом они боялись.
Вскоре хозяин дома вернулся и сам предложил отвести их к человеческому
жилью. Довел он их до населенного людьми места и протянул юноше, настоящему
сыну царя, инструмент, о котором им рассказывал:
- Возьми это в подарок. А о том, как тебе следует обращаться с рабом
твоим, ты и сам догадаешься.
- Куда же нам теперь идти? - спросили они его.
Ответил он им:
- Спрашивайте у всех, где находится Глупая Страна с Умным Царем.
- В какой стороне нам следует начать поиски?
- Вон в той, - протянул он руку, указав направление, и сказал царскому
сыну:
- Ступай в эту страну, там ты достигнешь предназначенного тебе величия.
Направились они в указанную лесным жителем сторону, осматриваясь по
пути - не попадется ли им какой-нибудь зверь или домашнее животное, чтобы
проверить на нем музыкальный инструмент. Однако дорога была пустынна, и лишь
поблизости от человеческого жилья увидели они корову. Как только
прикоснулись они к ней этим инструментом, заиграл он знакомую им мелодию.
Продолжили они свой путь и рано ли, поздно ли дошли до какой-то страны, которая была окружена крепостной стеной. Войти в эту страну можно было только через ворота, которые находились за много миль от этого места. Когда же они, обогнув стену, дошли до ворот, стража отказалась их впустить.
Объяснили им, что царь этой страны умер, оставив после себя сына. Написал
царь в своем завещании следующее: "До сих пор страну мою именовали Глупой
Страной с Умным Царем, теперь же она будет называться наоборот: Умная Страна
с Глупым Царем. И тот, кому удастся вернуть ей первоначальное название,
станет царствовать в этой стране". Поэтому-то никого и не впускают в ворота,
кроме тех, кто обещает попытаться вернуть стране ее утраченное имя.
- Можешь ли ты это сделать? - спросили юношу.
Понятно, что тот не был готов к этому.
Увидел раб, что войти в страну им не удается, и стал уговаривать своего
хозяина вернуться отсюда в родные места. Но не хотел тот возвращаться, ибо
лесной житель направил его в эту страну и обещал, что в ней он достигнет
своего истинного величия.
Тем временем у ворот спешился какой-то всадник и попытался пройти
внутрь, но его тоже не пустили. Подошел царский сын к коню, на котором тот
прискакал, и прикоснулся к нему инструментом. Раздалась тут прекрасная
мелодия, услышав которую, незнакомец стал упрашивать юношу продать
инструмент.
- Чем ты можешь заплатить мне за такое сокровище? - спросил его царский
сын.
- А тебе оно к чему? Устраивать представления и собирать золотые
монеты? У меня есть кое-что получше твоего инструмента, - сказал незнакомец.
- Мне известен один секрет, который я получил по наследству от своих дедов:
как проникать в тайную суть вещей. Услышав слово, сказанное любым человеком,
я могу понять его скрытый смысл с помощью секрета, которым владею. Этой
тайной никто в мире кроме меня не обладает. Отдай мне инструмент, а я взамен
передам тебе свое умение.
Обдумал царский сын это предложение и решил, что будет поистине
замечательно, если он научится проникать в тайную суть вещей. Отдал он
незнакомцу свой музыкальный инструмент, а тот взамен открыл юноше свою
тайну.
Обогащенный новой мудростью, подошел царский сын к воротам и сообразил,
что теперь он может попытаться вернуть этой стране ее прежнее имя: ведь он
умеет теперь распознавать сокровенный смысл вещей. Юноша еще не представлял
себе, как именно он будет действовать, но чувствовал, что с помощью нового
знания добьется успеха.
Подумал он, что терять ему нечего, и, набравшись решимости, подошел к
страже и попросил пропустить его внутрь:
- Я попытаюсь вернуть стране ее первоначальное название.
Впустили его стражники и сообщили царским министрам, что нашелся
человек, который хочет предпринять такую попытку. Предстал юноша перед
министрами, и те сказали ему:
- Да будет тебе известно, что мы и сами, слава Б-гу, не глупцы. Но
покойный царь наш был таким великим мудрецом, что рядом с ним мы все
выглядели дураками. Потому-то наша страна и называлась Глупой Страной с
Умным Царем. Оставил царь после себя сына; царевич наш тоже весьма умен,
однако ум его уступает даже нашей мудрости. Потому-то страна наша теперь называется наоборот: Умная Страна с Глупым Царем. В завещании своем наказал покойный царь: если найдется мудрец, которому удастся вернуть стране ее прежнее название, его следует сделать царем. А сыну своему повелел он уступить свой трон человеку, который окажется настолько мудрым, что по сравнению с ним мы все будем выглядеть глупцами, - ибо возвратит такой человек нашей стране ее первоначальное имя. Так что ты должен ясно
представлять себе, за какое дело берешься. А тот ли ты мудрец, о котором
говорится в завещании, - продолжили министры, - мы проверим так: при дворце
нашего покойного царя, великого мудреца, есть необыкновенный сад: растут в
нем железные, серебряные и золотые сосуды; другого такого чуда в мире больше
нет. Но углубиться в этот сад никому не дано: стоит человеку войти в ворота,
как он начинает чувствовать, что кто-то его преследует. Начинает тут человек
кричать; никого не видит он поблизости и не понимает, кто это за ним
гонится. Бросается он в панике к выходу и выбегает из сада. Так мы проверим
и тебя: настолько ли ты мудр, чтобы сад впустил тебя в свои владения.
- Не рискует ли человек, входящий в сад, быть избитым? - спросил юноша
министров.
- Нет. Его лишь преследуют, и он, не зная, кто именно гонится за ним, в
ужасе убегает оттуда. Об этом мы знаем от всех, кто побывал в этом саду.
Отправился туда царский сын и увидел распахнутые настежь ворота в
стене, которая тянулась вокруг сада; у ворот этих не было никакой охраны,
ибо никому еще не удавалось войти внутрь, не выскочив сразу в панике наружу.
Прогуливаясь у ворот, увидел юноша щит с изображенным на нем человеком.
Подошел он поближе и увидел над портретом табличку, на которой было
написано, что этот человек, живший несколько столетий назад, был царем, и во
время его правления, после многолетних войн, которые вели его
предшественники, наступил, наконец, мир, и лишь после смерти этого царя
снова начались раздоры.
Понял тут царский сын, научившийся постигать суть вещей, что в человеке
этом - ключ к разгадке всех тайн. Стало ясно ему, что тот, кто входит в сад
и чувствует за собой погоню, не должен поддаваться панике: ему достаточно
вернуться к щиту, на котором изображен царь, чтобы оказаться в безопасности;
более того - если взять щит и поставить его в саду, то он пошлет мир любому
входящему.
Вошел тут юноша в сад и как только почувствовал, что его преследуют,
спокойно вышел из ворот и встал рядом с портретом царя, благодаря которому, в отличие от своих предшественников, не поддался панике; и сад не причинил ему никакого вреда.
Поражены были министры, увидев юношу, возвращающегося с миром, а тот велел им внести щит внутрь. Выполнив его распоряжение, прошли министры через весь сад и благополучно вернулись.
Обратились тут они к юноше:
- Несмотря на то, что ты выполнил это задание, мы еще не можем передать
тебе царство. Следует испытать тебя вторично. В царских владениях стоит
трон, на котором восседал наш владыка-мудрец. Престол этот очень высок, и у
подножья его - вырезанные из дерева всякие звери и птицы. Перед троном -
ложе, рядом с ложем стоит стол, а на столе - светильник. Отходят от подножья
трона протоптанные дороги, и каждая из них с обеих сторон ограждена стенами.
Ведут эти дороги во все стороны света, а какая связь между троном и дорогами
- никому не известно. На каждой из дорог, поодаль от престола, стоит
металлический зверь. На одной из них - золотой лев, на другой - железный
леопард, на третьей - еще какой-нибудь хищник... Стоит путнику приблизиться
к такому зверю, как тот раскрывает пасть и проглатывает человека живьем.
Тянутся дороги эти через всю страну, и никто из людей не знает, для чего они
проложены. В этом и будет твое второе испытание: ты должен раскрыть секрет
этого трона и этих дорог.
Подвели юношу к высокому престолу; подошел он к трону вплотную,
взглянул на него и сразу понял: сделан тот из того же дерева, что и
музыкальный инструмент, полученный им в подарок от лесного жителя. Посмотрел
он внимательнее и заметил, что на самом верху престола не хватает вырезанной
из дерева розы, которая должна была украшать трон. Открылось юноше, что если
возвратить розу на место, престол обретет силу того самого чудесного
инструмента.
Осмотрелся царский сын и обнаружил эту розу: лежала она под самым
троном. Следовало поднять ее и установить наверху, чтобы вернуть престолу ту
же силу, которой был наделен и музыкальный инструмент. Покойный царь устроил
все так хитроумно, передвинув все предметы, среди которых стоял сейчас
юноша, что никому из людей не дано было разгадать его замысел, только
величайший из мудрецов мог решить эту загадку, снова расположив все вещи в
нужной последовательности.
Понял царский сын, что и ложе, и стол, и светильник следует немного
передвинуть и что нужно расставить заново в особом порядке всех птиц и
зверей и все остальные предметы вокруг, дабы осуществить замысел мудрого
владыки.
Велел юноша министрам переставить на нужные места и золотого льва, и
все другое, приказал поднять розу и укрепить ее на троне, и, как только это
было исполнено, заиграло все вокруг ту самую чудесную мелодию, которую царский сын услышал впервые в лесу. И все они: и люди, и звери, и вещи - стали исполнять то, ради чего были созданы.
Объявили тут юношу царем, и воскликнул он, обращаясь к своему рабу:
- Теперь-то мне ясно, что я - настоящий сын царя, а ты - сын служанки!


Friends:
Communities: